Москва 24

Общество

24 ноября 2015, 18:30

Темная сторона силы: как устроена подпольная торговля стероидами

Иллюстрация: Аля Хафизова

Недавний доклад Всемирного антидопингового агентства WADA вскрыл проблемы российского спорта: наших легкоатлетов обвинили в поголовном использовании стимулирующих препаратов. Колумнист m24.ru Эдуард Каневский в опубликованной ранее статье "Химия бьет рекорды: почему в допинговых скандалах виноваты зрители" высказал мнение, что использование препаратов происходит из-за желания угодить зрителям: публика хочет увидеть новые рекорды, а спортсмены эти рекорды ставят. А корреспондент m24.ru Игорь Залюбовин взглянул на проблему с другой стороны: он отправился в спортзал, чтобы выяснить, зачем запрещенные препараты нужны обычным спортсменам-любителям.

Три ингредиента – курс

На экране монитора – ролик с YouTube-канала, популярного среди подростков. Драматичный закадровый голос сообщает:

"Андреас Мюнцер – легенда культуризма по прозвищу Человек без кожи. Известен крайне малым содержанием жира в организме. Принимал стероиды. Умер в 31 год. При вскрытии обнаружилось, что сердце атлета в два раза больше нормы, а печень имеет многочисленные повреждения…"

На экране суперрельефный Мюнцер, словно пропущенный через камеру высокой четкости. Голос продолжает:

"Еще одна история: Гордон Кимброу. Убил свою невесту Кристи Рэмсрей. Полиция застала его за попыткой ввести в шею смертельный яд. В демона Кимброу превратили искусственные гормоны..."
Видео называется "Пять бодибилдеров, зашедших слишком далеко". Более миллиона просмотров.

Иллюстрация: Аля Хафизова

Такой экстремальный культуризм пользуется интересом как у тех, кто не знает об этом спорте ничего, так и у тех, кто активно раскачивается. Если первые верят, что один укол превращает человека в монстра, а вторые уверены в абсолютной пользе препаратов, то правда, как обычно, где-то посередине.

Что покупают

В небольшом кафе в одном из офисных зданий на Ленинском проспекте я записываю под диктовку названия препаратов и показания к применению:
"Сустанон", "Пропионат", "Ципионат", "Энантад". Это анаболические стероиды, разные виды тестостерона – первый ингредиент. Они ускоряют обмен веществ и позволяют быстро нарастить мышечную массу.

"Нандролон", он же дека. В ветеринарии он называется "Лауроболин" и применяется для ускорения роста свиней. Есть аналоги – "Болденон" и "Тремболон" – также ветеринарного профиля.
Третий ингредиент: метан, он же "Метандиенон", он же "Метандростенолон".

Знающие люди называют его не иначе как "хлеб" или "завтрак чемпиона". Препарат, резко форсирующий производство главного строительного материала в организме – белка.
Три ингредиента – это курс. Этот один из самых классических в бодибилдинге. Он длится 6–10 недель и позволяет набрать 8–10 кг. Противопоказаний и побочных эффектов немало: от безобидных вроде акне (прыщей) и облысения до кровавой рвоты и холестатического гепатита.

Это если купить качественный препарат. Впрочем, сделать это не слишком просто. Все эти (и многие другие) стероиды в России запрещены 234 статьей Уголовного кодекса.

Кто покупает

Миша Пшеничный говорит уверенно и ровно. Будто жмет штангу:

– Только за распространение. За употребление ничего. Мы идем по американскому пути, за употребление пока не трогают. Хотя я слышал такие истории: ребята на почту пришли купить для себя. Потом бегают, судятся. Кого-то сажают. На год-два. Смотря какие объемы. Друг рассказывал: один такой барыга был – у него товара было на несколько миллионов, ему дали года четыре или пять.

Мы учились в параллельных классах, и, когда виделись в последний раз, он был в два раза меньше. А может, и в три.

Миша не скрывает, что сам принимал стероиды. Хотя, уверяет он, в небольшом количестве.

– Гормоны завышают твой естественный тестостерон в разы. С их помощью ты становишься фриком, мутантом. Без них ты не сможешь ставить рекорды. И тогда появляется психологическая зависимость. Когда ты слезаешь с этих гормонов, ты превращаешься в обычного человека. Теряешь результат, половину или больше, потому что по природе этого тебе не дано. Становишься, как это сказать... Обычным человеком. А люди уже привыкают к другому.

Второй мой собеседник – Вова Захаров. Мастер спорта по рукопашному бою, неоднократный чемпион России и международных турниров по разным версиям рукопашного боя. Боями уже не занимается. Ходит в качалку, для себя.

Говорит, что проходил курс "метан-соло". Соло – это когда препарат принимается не в связке с другими.

– Я употреблял метан. Это был эксперимент над собственным телом. Уже после того, как занимался боями. Я делал это для увеличения силовых показателей в течение пяти недель. Потом закончил курс, после прошел курсовую терапию и почувствовал, как уходит то, что я набрал. Хотя если составлять правильный курс, возможно удержать массу и процент силовых.

Принимают почти все, говорит он:

– Ну вот возьмем десять человек. Двое-трое не скрывают. Еще двое или трое принимают, но молчат. Человека четыре, которые не употребляют, из них двое задумываются. Люди, кто задержались в зале на год-два, то есть получается восемь из десяти, хоть раз, но попробуют.

Иллюстрация: Аля Хафизова

Вове 24 года. В этом возрасте принимать анаболики, как говорят, уже допустимо: воздействовать на гормональный фон не рекомендуется до 21 года. Но потребители анаболиков становятся все моложе:

– Сейчас в возрасте едва ли не 14–15 лет это стало популярным, – говорит он. – В первую очередь благодаря социальным сетям. Например, основатель одного из самых больших спортивных пабликов "ВКонтакте", в общем-то, стал популярным примерно так: парень ставил себе стероиды и показывал, что происходит с его телом.

Если еще года три-четыре назад купить анаболики было почти нереально, то теперь те же паблики делают рекламу. А заказать нужный препарат – дело техники.

Кто продает

Иллюстрация: Аля Хафизова

Есть два типа запрещенных препаратов: настоящие и андеграунд. На сленге культуристов, андеграунд – те, которые произведены подпольно, то есть в кустарных условиях. Настоящие же везут из стран Ближнего Востока и восточной Европы: Ирана, Турции, Египта, Молдавии, Белоруссии.

Самый надежный вариант – купить рецепт. Тот же "Сустанон", например, существует в аптечном варианте под маркой "Омнадрен". Выдается только по рецептам, но, говорят мои собеседники, достать его не составляет труда: чуть ли не сами врачи предлагают помощь "ВКонтакте", "Инстаграме", "Вайбере". Остается лишь вписать дату.

Я звоню по первому попавшемуся номеру телефона, предлагающему весь спектр таких "медуслуг". Девушка на том конце, даже не успев дослушать, быстрым голосом объявляет:
– Полторы за один заполненный бланк. За ту же сумму можно приобрести у нас три незаполненных, без печати.

***

Второй вариант куда проще, но менее надежен.

Контакт Дениса (имя изменено – m24.ru) мне дает Вова. Денис немного продает на районе. Об этом знают те, кто, что называется, в теме. Мы беседуем по телефону.

Денис объясняет, что начал заниматься продажами препаратов, когда стал связующим звеном между знакомыми-перекупщиками и теми знакомыми, которые по тем или иным причинам не могли купить сами, поэтому обращались к нему. По его словам, бизнесом его деятельность назвать нельзя: "исключительно на добрых началах".

– Все-таки не такой большой круг – от 20 до 40 человек.

Он продает знакомым, но старается не передавать товар на руки, чтобы избежать рисков. Сам он получает товар из-за рубежа, от проверенных источников. Заказывает небольшими партиями, товар идет как обычная посылка.

Иллюстрация: Аля Хафизова

"При заказе зарубежной продукции с нее снимаются все этикетки и штампы, и все отправляется двумя разными посылками", – говорит Денис.
Связь с поставщиками – через "ВКонтакте", оплата – электронными деньгами. Грязных, некачественных препаратов много, поэтому препараты лучше всего хотя бы в первый раз отдавать в лабораторию, предостерегает он.

Король анаболиков

Дмитрий Коломойцев – человек широко известный в узких кругах. Это сейчас у него свой магазин по продаже легального спортивного питания и одежды, расположенный в приличном бизнес-центре. А еще пять лет назад он торговал анаболиками: он начал заниматься этим еще до того, как они были запрещены. Семь лет успел проработать в теневом режиме, пока журналисты и Госнаркоконтроль не сделали его самым известным наркобароном от культуризма.

Сам он убежден, что ничем дурным не занимался. Он и впечатление производит человека приятного и приличного.

– Назвали меня так люди из ГНК. Я даже в тюрьме посидел полгода. И был этот репортаж известный, в прайм-тайм вечером. Там так и прозвали – Король анаболиков. Ну и закрепилось. А в этой теме я уже лет семнадцать, наверно. Понимаете, раньше все это в аптеках лежало, никому это было не надо.

Иллюстрация: Аля Хафизова

С точки зрения закона некоторое время анаболики были в серой зоне, рассказывает Коломойцев: списки сильнодействующих и ядовитых веществ, в которые Постоянный комитет по контролю наркотиков внес анаболики, до 2008 года не публиковались в "Российской газете" (официальный орган для публикации законов), но при этом на них ориентировался созданный в 2003 году Госнаркоконтроль. Коломойцев считает, что это привело к большому количеству незаконных арестов.

Сам Коломойцев сел в 2010 году. Задерживали так:

– Это было 6 июля 2010 года. Сижу в мерседесе с водителем, никого не трогаю. Тут спецназ, ДПС – всего более ста человек принимало участие в задержании. Два дня продержали в ГНК, а потом на полгода отправили в 5-й изолятор на "Водном стадионе". Полгода просидел на 51-й статье, ничего не говорил. Потом пришлось формально признать, что участвовал. Дали три года условно. Озвучили какие-то миллионы долларов. Вилла Короля анаболиков, шикарный автопарк... По телевизору раздули, конечно.

Дмитрий говорит, что работал только с аптечной сертифицированной продукцией. Но тут же сетует на засилье контрафакта:

– Делать все довольно просто. Канистра с маслом, флакончики, крышечки, закаточки и таблет-пресс.

Он указывает широкой рукой на пространство подсобки в 15–20 квадратных метров, где мы находимся и говорит, что в этой комнате можно наладить производство на всю Россию. Но сам он этого делать не собирается.

– Наркоконтроль работает неплохо. Я на себе это познал, в общем-то. И оборудование сейчас интересное: может там машина стоит и прослушивает нашу беседу. Человек развивается-развивается, а потом его закрывают. А есть кого не закрывают – информаторов, которые мотают на ус. Ну в общем, это такой нехороший бизнес. Поэтому я ушел.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать