06 августа, 2014

Джазовый гитарист Ли Райтнаур: "Pink Floyd все продумывали до мелочей"

Поделиться в социальных сетях:

В начале августа в джаз-клубе Игоря Бутмана на Таганке выступил американский джазовый гитарист и композитор, а также один из самых востребованных студийных музыкантов 1970-1980-х годов Ли Райтнаур. Он приехал в столицу в рамках совместного тура со своим другом, обладателем "Оскара" пианистом Дэйвом Грузином.

В день концерта корреспондент M24.ru встретился с Ли, который рассказал нам о своей работе с Pink Floyd, вдохновении и песнях, которые "приходят свыше".

Ли Райтнаур. Фото: facebook.com/LeeRitenourMusic

- Ли, вы в Москве второй раз, если я не ошибаюсь. Вам здесь нравится?

- Очень. Кремль, Красная площадь… здесь столько истории. Публика тоже замечательная. И, конечно, женщины красивые. (смеется)

- В этот раз вы приехали с пианистом Дэйвом Грузином. У вас очень длительный творческий союз – еще с 1980-х годов. Сотрудничество непрерывное?

- Вместе мы работаем много, но не постоянно. Хотя Дэйв сейчас работает в основном только со мной. В этом году ему исполнилось 80 лет, но он очень легко воспринимает свой возраст - он успешен, сделал отличную карьеру. Мы очень близки, Дэйв мне как брат.

- Значит, вы с ним лучшие друзья?

- Определенно - несмотря на то, что Дэйв на 18 лет меня старше.

Мы познакомились через Сержио Мендеса (бразильский пианист и композитор – примечание редактора). Мне было 19 лет, и я начал у него работать. Дэйв был достаточно близок к Сиржио, делал аранжировки для большинства его хитов, например, Mas Que Nada.

Потом Дэйв предложил мне работу у себя (ведь я был сначала студийным музыкантом). Мы начали вместе играть в джаз-клубе Baked Potato, очень известном месте, которое и сейчас, спустя 40 лет, еще работает. Поднимались на сцену каждый вторник на протяжении пяти лет. Группа была отличная – Харви Мэйсон, Патрис Рашен, Эрни Джэксон. Потом все эти музыканты стали очень популярны.

- Дэйв, кстати, написал много музыки для кино и сериалов. А вы пробовали себя в таком виде деятельности?

- Я писал саундтреки для пары фильмов в 1980-х. Всегда жалею, что не делал этого чаще! Безусловно, очень захватывающий вид творчества.

- Работа совсем другого характера.

- Конечно, и этот характер чрезвычайно интересен. Индустрия кино впечатляет. Я видел, как Дэйв в ней "варится", и мне нравилось. Но чтобы писать музыку для кино, ты, как правило, должен сделать осознанный выбор в его пользу - особенно если речь идет о Голливуде в наши дни. Тебе нужно стать исключительно кинокомпозитором. Тяжело совмещать эту работу с творчеством.

Ли Райтнаур (слева), Дэйв Грузин (в центре). Фото: facebook.com/LeeRitenourMusic

- Потому что над вами стоит человек, который говорит, что делать и что сочинять?

- Ты никогда не пишешь музыку для себя, ты пишешь ее для фильма. Тебе нужно постоянно оглядываться на настроение картины, а также на ее продюсеров и режиссеров. Они – боссы.

- А вам, наверное, нравится самому быть себе боссом.

- Да, мне всегда этого хотелось. Будучи студийным музыкантом, я принимал участие во многих записях, играл с разными исполнителями. Когда у тебя подобная работа, ты – лишь кусочек паззла. Но когда ты становишься самостоятельным артистом, продюсируешь собственные пластинки, выстраиваешь карьеру, ты становишься целым паззлом. Ты независим.

- Кстати, вы в качестве студийного музыканта принимали участие в записи одного из альбомов Pink Floyd. Что больше всего запомнилось из тех времен?

- Я принимал участие в записи всего одного альбома, The Wall. Великая пластинка. Pink Floyd - потрясающие музыканты.

Они тратили очень много времени на запись композиций. Все продумывали и отрабатывали до мелочей, принимали во внимание огромное количество деталей. Например, запись одной небольшой гитарной партии могла занять два дня.

Помню, Дэвид Гилмор играл соло, и они все не могли придумать, как его следует закончить. Говорили мне: "Ли, что ты думаешь? Как считаешь, нам нужно еще поработать над концовкой? Нам она не нравится…".

Pink Floyd даже попросили меня высказать свои идеи, поинтересовались, как бы я сам сыграл это соло. Они были очень "включенные" в процесс, всегда старались идти вперед и глубоко копать. Очень интересные музыканты.

- Вы сами тоже долго работаете над одним альбомом? Или у вас процесс идет быстрее? У вас ведь очень много пластинок – более 40.

- Я тоже стараюсь тщательно прорабатывать альбомы, обычно создание одного занимает около полугода.

Я люблю работать и всегда занят. (смеется)

Ли Райтнаур. Фото: facebook.com/LeeRitenourMusic

- Пишете материал ежедневно?

- В последнее время немного сбавил обороты. Раньше старался выпускать по пластинке в год. Не то чтобы теперь я стал менее энергичным… просто больше путешествую. Стал чаще ездить по миру, чем раньше, даю больше концертов в разных странах. Все это отнимает и время, и энергию.

В дороге я не пишу – отдыхаю перед выступлениями. А будучи дома – не в туре – сосредотачиваюсь на сочинении песен, аранжировках. Думаю о концепции будущего альбома.

Первая часть пластинки, кстати, всегда самая сложная. Ты находишься, так сказать, на дне, и смотришь вверх, выбирая, куда тебе предстоит двигаться. И каждый раз все начинается с самого начала – будто раньше никаких других альбомов в твоей жизни и не было. Это потрясающее чувство. Все как с написанием книги: ты начинаешь снова и снова, пишешь и отвергаешь написанное, но не бросаешь дело, и тогда в какой-то момент у тебя наконец получается лучше, чем раньше.

Впрочем, минует пара недель с музыкантами в студии, записываются несколько треков - и все, я спокоен. Остальная часть альбома уже идет как по маслу.

- Потому что вы уже знаете, куда двигаетесь?

- Куда двигаюсь, что мне делать, как закончить альбом.

- Я от многих музыкантов слышала, что они не любят писать в дороге. С чем это связано?

- Я уверен, что дорога легко может вдохновлять на создание нового материала. Но для этого у тебя должно быть достаточно свободного времени. Когда ты каждый день переезжаешь, выступаешь, "перескакиваешь" с одного автобуса на другой, найти время на творчество тяжело.

Ли Райтнаур. Фото: facebook.com/LeeRitenourMusic

- Когда вернетесь из тура, приступите к работе над новым альбомом?

- Да, моя прошлая пластинка вышла в 2012 году, так что сейчас – самое время делать новую. Собираюсь начать сочинять музыку для нее в сентябре.

Кстати, большая часть работы над альбомом происходит не когда у тебя в руках инструмент, а намного раньше. Она идет в голове. Я размышляю, чего жду от пластинки, что хочу на ней видеть, какая у нее должна быть концепция. Потом уже я сажусь за гитару и подбираю аккорды.

Частенько я слышу игру других музыкантов и думаю – о, а вот это здорово, нечто подобное можно применить и в моем альбоме. Я катаюсь на велосипеде, слушаю плеер, вдохновляюсь.

- То есть, на написание музыки вас вдохновляет сама музыка?

- Зачастую – да. Вообще, нет какой-то одной вещи, которая вдохновляет. Вдохновение – это сам дух, который ты ощущаешь, сочиняя музыку. Опять же, все как с писателями. Ты пишешь и выбрасываешь в помойку, пишешь и выбрасываешь, пишешь и выбрасываешь. А потом, мало-помалу, композиция начинает прорисовываться, и у тебя наконец выходит нечто особенное.

Правда, бывает, что я работаю над одной песней в течение недели или даже двух – изменяю, оттачиваю, "добиваю" ее. А иногда целая композиция рождается всего за десять минут. Тогда думаешь – вау. Откуда это пришло, почему так не случается каждый раз? (смеется) Все выходит просто, легко, без напряжения. Такие песни всегда самые особенные.

- У вас есть какая-нибудь особенная гитара, на которой вы сочиняете музыку?

- Те три гитары, которые я привез на концерт в Москву, мне очень дороги. Это Gibson L-5, еще один Gibson и моя Les Paul. С последней связана история, которая много для меня значит.

Фото: leeritenour.com

Я готовился записывать альбом 6 String Theory, на котором – я знал – будет много блюза. Так что мне нужно попрактиковаться немного в этом жанре. Обычно я играю на Gibson, но мне захотелось взять в руки более подходящую для блюза гитару, Les Paul.

Гитару привезли в мою студию в Лос-Анджелес ровно в тот день, когда Лес Пол скончался. (это случилось в августе 2009 году, Полу было больше 90 лет – примечание редактора)

Вообще, у меня много разных гитар, но действительно важных всего 5-7.

- У вас есть прозвище – Капитан Пальцы (Captain Fingers). А еще как-нибудь вас звали? В школе, университете, еще где-то?

- Многие друзья зовут меня Рит. Это первые буквы моей фамилии. Еще некоторые зовут Лили.

- Вы перепробовали много разных стилей – от фанка до латинской поп-музыки. В обычной жизни тоже любите эксперименты?

- Пожалуй, да! Думаю, в целом у меня достаточно обычная жизнь, тем не менее, я достаточно эклектичен. Если бы мы с вами были знакомы немного ближе, я рассказал немного о своих безумствах... (смеется)

- Я прочла в одном из ваших интервью, что первым концертом, который вы посетили, было выступление Джими Хендрикса…

- Нет, я никогда не слышал его вживую. Одним из первых музыкантов, на концерт которого я сходил, стал джазовый гитарист Уэс Монтгомери.

Ли Райтнаур. Фото: leeritenour.com

- А что насчет молодых гитаристов – сейчас в мире много талантливых начинающих музыкантов? Я слышала, вы хвалили Энди МакКи.

- Да, Энди МакКи талантливый парень. Вообще интересных ребят-гитаристов много. Я организую конкурс для молодых исполнителей, в этом году мы получили более 500 заявок. Там 64 категории, так что есть джазовые, блюзовые, рок- и разные другие музыканты.

Называется конкурс 6 Strings Theory, он проводится уже четвертый год подряд. Мы только что закончили подведение итогов. Инвестируем в победителей, предоставляем им возможность выступать на крупнейших джазовых фестивалях мира. Несколько недель назад, в июле, лучшие гитаристы этого года открывали мое шоу на фестивале в Монреале. Кроме того, они получили денежные призы и возможность пойти учиться в престижные музыкальные учебные заведения.

Я не все видео отсматривал лично, у меня есть команда, но то, что видел, мне очень понравилось. В мире огромное количество молодых талантливых гитаристов. И это приятно осознавать.

Ли Райтнаур играет самую разную музыку - от джаза и фанка до бибопа и латинского попа, а альбомов у него за плечами уже более 40. В 1986 году Райтнаур получил "Грэмми" за пластинку Harlequin, записанную вместе с Грузином. Ли играл с такими музыкантами, как Би Би Кинг, Джо Бонамасса, Слэша (Сол Хадсон) из Guns N'Roses.


Анна Теплицкая

Сюжеты: Музыкальная жизнь столицы: рецензии, фотографии, интервью , Интервью с людьми искусства , Персоны

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика