Москва 24

Вещи

05 декабря 2016, 13:17

Теплые, но не колючие: кто вяжет в Москве настоящие сибирские свитеры

Братья Алексей и Александр Минеевы открыли в Москве производство вещей собственного бренда Deerz. На их небольшой семейной фабрике вяжут свитеры с оленями, в которых не страшно оказаться на улице в Сибири. В интервью сетевому изданию m24.ru Алексей Минеев рассказал, кто их с братом научил вязать свитеры и почему теплые вещи не должны быть колючими.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

– Алексей, как я понимаю, изначально никакого полноценного производства свитеров у вас с братом не было?

– Интерес к этому делу у нас с братом появился еще в детстве. Дело в том, что в 1980-е годы наши родители сами шили одежду на старых ручных машинках. Это, конечно, нельзя назвать производственным методом, хотя делали они небольшие партии каких-то вещей – для себя, знакомых и друзей. Кроме того, у нашего дедушки большое хозяйство в Чувашской области. Когда стригли овец, мама собирала эту шерсть, из которой на небольших чесальных производствах и делали пряжу. Из нее отвязывали какие-то вещи. Но пряжа эта была не самого лучшего качества, поскольку овцы у дедушки не специализированные, их не сравнить с австралийским мериносом. И мы с братом на все это смотрели, помогали, но занимались этим больше как хобби.

Австралийский меринос – это порода тонкорунных овец, специально выведенная в Австралии. По сравнению с другими породами, шерсть мериносов отличается очень высоким качеством.

В советское время с помощью скрещивания с австралийским мериносом была выведена грозненская порода овец.


В 1990-е годы из-за кризиса стало не до этого. И позже, когда мы с братом переехали в Москву, мы также не планировали этим всем заниматься. Мы работали в крупной компании, все было хорошо, но в какой-то момент нам захотелось чего-то большего. У нас не было ощущения, что мы создаем какой-то конечный продукт, да и удовольствия эта работа колоссального не приносила. А здесь, передавая вещи в руки покупателей, видишь, какие радость и удовольствие это им приносит. Что не может не отражаться на собственном настроении.

Так вот, мы уволились из компании, в которой работали, и решили делать магазин с шерстяными изделиями. Поначалу часть моделей мы закупали у разных российских производителей, что-то заказывали из Китая. То есть покупали готовые вещи и затем перепродавали. Но потом мы поняли, что качество готовой продукции проконтролировать невозможно, а нам хотелось предоставлять покупателям лучшее за адекватные деньги. Поэтому мы начали искать производства, чтобы заказывать собственные дизайны.

Мы разрабатывали модели, говорили, что и как делать, какие лекала и рисунок использовать. Но, поскольку производственный процесс в нашей стране отлажен недостаточно хорошо, качество изделий таким образом также не получилось контролировать. Случались задержки с поставками, нас постоянно не устраивало то, как сделаны вещи. Поэтому мы решили делать все сами. Закупили немецкие машины, Александр прошел в Германии курс обучения по ним. Нашли людей, обучили их и запустили собственное небольшое производство.

– Сколько времени вы этим занимаетесь?

– Само производство мы запустили примерно три года назад.


– Были какие-то сложности?

– Как ни странно, оказалось не так просто найти подходящих нам людей. Нам требовались работники с опытом от десяти лет, профессионалы своего дела. Многие приходили, работали какое-то время и уходили – не справлялись или не хотели учиться. Так что процесс подбора людей занял очень много времени.

– Кто у вас занимается разработкой дизайна?

– Раньше мы с братом сами этим занимались. Но сейчас мы нашли девушку из Екатеринбурга, которая разрабатывает дизайн наших изделий. Также мы ее подключили к нашему новому параллельному проекту. Помимо свитеров с различными рисунками, мы начали делать базовые вещи из премиальных материалов – кашемира, шерсти мериноса и так далее.

– Правда ли, что вы делаете свитеры в том числе по индивидуальным заказам?

– Примерно год назад мы планировали запустить сервис, с помощью которого человек сможет самостоятельно задавать нужный ему рисунок через специальную программу.

– Для этого, как я понимаю, с каждым заказом нужно было бы перепрограммировать оборудование?

– Да, нужно было бы все перепрограммировать. Но, как оказалось, сложность не в этом. Мы разобрались, как прописывать код, чтобы это все делать. У нас даже была демо-версия, которая работала – можно было сделать рисунок и отвязать его. Но потом мы начали создавать интерфейс для покупателей и на этом этапе выяснилось, что все слишком сложно, человек без специальной подготовки не справится с программой. Более того, не каждый дизайнер сможет по пикселям отрисовать нужное изображение. А если загружать, например, фото, то сложности возникают при оцифровке снимка. В общем, сделать эту программу простой для пользователей не получилось, поэтому пока мы этот проект отложили.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

Сейчас мы делаем в том числе заказы для корпоративных клиентов. Вот они иногда просят добавить какие-то детали в наш готовый дизайн, и мы это делаем. Для производства нескольких десятков таких изделий имеет смысл вносить какие-то изменения в программу.

– Почему вы позиционируете свои свитеры как сибирские?

– Наши свитеры очень плотные и поэтому очень теплые, им не страшны даже сибирские морозы. Мы сами из Сибири, так что знаем точно – в наших свитерах не замерзнуть. Найти аналогичные по плотности изделия на российском рынке крайне сложно. Так практически ни один бренд не делает, поскольку на такое производство уходит много сырья, а все пытаются сэкономить, в том числе за счет качества. Мы же придерживаемся противоположной позиции. Поэтому люди приходят, берут наши свитеры в руки и удивляются, какие они массивные (свитеры действительно очень тяжелые. – прим. авт.).

– Что за особое переплетение вы используете?

– Как раз такое переплетение, которое и делает свитер плотным. Есть несколько вариантов создания рисунка на вязаном изделии. Один из них, который мы и используем, позволяет делать рисунок как бы двусторонним. То есть то, что вы видите с лицевой стороны, "отпечатано" и с изнанки. Вы, наверное, обращали внимание: на многих вещах с рисунком с изнанки видны такие протяжки, то есть вместо изображения только протянутые нитки. Это делается для экономии материала.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

– Судя по комментариям, многие потенциальные покупатели не понимают, почему на ваши изделия такая высокая цена.

– Многие пишут, мол, у вас же машина все делает, откуда такая цена. Конечно, есть такие машины, которые вяжут вещь полностью – забирай изделие с конвейера и вези в магазин, грубо говоря. Однако таким образом можно получить преимущественно однотонные и не очень качественные вещи. Про рисунок в таком случае нужно забыть – для создания даже небольшого принта приходится много времени и сил тратить на отлаживание техники. Свитер состоит из пяти частей – переда, спинки, рукавов и горла. Наши машины, как вы видите, отвязывают эти пять частей отдельно. А дальше начинается ручная работа. Нужно убирать технические нити, причем не просто отрезать, а как бы ввязывать в основное плетение изделия.

Таким образом эти нити становятся незаметными и при этом не позволяют вещи распускаться. И чем больше цветов в изделии, тем больше торчащих концов на переходах цвета, которые приходится убирать (ввязывать) вручную. После этого деталь свитера нужно отпарить – края закручиваются, и изделие потом сложно собирать, может получиться неровный шов. И только после этого свитер собирается, а затем стирается со специальным средством, которое мы закупаем в Италии. Оно как бы распушает волокно и очищает пряжу.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

Всю пряжу, которую мы закупаем, мы перематываем. Это нужно для того, чтобы убрать с нее лишний ворс, а также обработать ее воском. Натуральная шерсть подвержена разрыву, а вязка в машине происходит на довольно большой скорости, так что если не обработать ее воском, она будет постоянно рваться. Поэтому перед тем, как передать вещь в руки покупателя, необходимо выстирать этот воск, а также вещества, которые оседают на пряже во время производства.

– Где вы закупаете материалы?

– Мы используем шерсть импортного мериноса. Российские материалы не всегда отвечают нашим требованиям. Помимо того, что отечественная шерсть может колоться, она еще и нестабильна при вязании, в ней может быть брак, из-за чего изделие приходится распускать и перевязывать.

Некоторую пряжу мы заказываем на Московской шелкопрядильной фабрике. Но они делают для нас пряжу также с импортным мериносом.

– Получается, если свитер колется, значит, сделан он из не очень хорошей пряжи?

– Именно так. Кстати, многие люди считают, что чем больше вещь колется, тем она теплее. На самом деле никакой связи здесь нет. Например, кашемир вообще не колется, наоборот, он супермягкий, но при этом очень теплый.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

– Сколько человек трудится на производстве?

– Порядка пятнадцати человек. Не считая тех, кто работает сдельно, то есть приходит на выполнение определенных работ.

– А вы с Александром сами встаете к станку или все больше административной работой занимаетесь?

– Когда мы только начинали, мы все делали самостоятельно – прописывали программы, работали со станками. В прошлом году, кстати, когда был завал, мы с братом в ночную смену стояли у машин – заправляли их нитками, перематывали волокно.

– Ваши свитеры стоят недешево и продаются преимущественно в интернете. При этом, судя по количеству уже готовых изделий, спрос на них большой.

– У нас нишевый проект, не масс-маркет. Конечно, не все люди сразу понимают, чем отличается наш свитер за пять тысяч от изделия за две с половиной тысячи. Наши покупатели платят за качество. Нас сложно сравнивать с масс-маркетом еще и потому, что мы не заказываем продукцию в Азии контейнерами, где дешевые материалы и труд.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

– Вы пока не планируете выходить на какие-то осязаемые площадки, а не только в интернете работать?

– У нас есть партнеры, например, в Нижнем Новгороде или на Дальнем Востоке, которые закупаются у нас под Новый год. Планируем сделать пару так называемых "островков" в торговых центрах, если успеем, уже в этом году. Нам многие предлагают сотрудничество, но приходится многим отказывать, поскольку их продукция по качеству не соответствует нашей. Не хочется, чтобы изделия нашего бренда продавались рядом с китайским ширпотребом, а потом еще и ассоциировались с ним.

– А летом, получается, у вас простой?

– Летом мы занимаемся разработкой новых моделей, частично производим те изделия, что пользовались популярностью. Плюс оптовые заказы обрабатываем. Новый проект с базовыми вещами мы запускаем в том числе для того, чтобы летом было меньше проседания в производстве.

В рамках этого проекта мы, кстати, планируем делать максимально открытое ценообразование. Каждый покупатель будет видеть, сколько стоил материал для той или иной модели, сколько времени ушло на изготовление, какова длина швов, сколько стоила сборка и так далее.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать