Москва 24

Бизнес

24 июля 2014, 16:08

Аэродром для бизнеса: как открыть свое дело

Представители бизнес-инкубаторов - как начать свое дело в Москве


В Центральном доме предпринимателя в рамках цикла конференций "Москва. Аэродром для бизнеса" была затронута дискуссионная панель "Как создать свой бизнес? Инструменты вузов для молодых предпринимателей". В диалоге приняли участие представители ведущих бизнес-инкубаторов ведущих столичных вузов, а также предприниматели, только начинающие свое дело или уже добившиеся результатов. Слушатели узнали, как грамотно зарегистрировать юридическое лицо, определить цель стартапа и правильно распределить финансы.

Марданов: Начну с себя. Я – директор Центра развития молодежного предпринимательства МИСиС Сергей Марданов. В том числе – руководитель комиссии по молодежному предпринимательству Совета по делам молодежи и Минобрнауки.

- Малинин Виктор, руководитель Центра развития молодежного предпринимательства в сфере радиоэлектроники МГТУ имени Баумана. И одновременно руководитель проекта бизнес-инкубатора МГТУ имени Баумана, на базе которого создан этот центр.

- Петров Павел, руководитель Центра развития молодежного предпринимательства Университета машиностроения и также являюсь руководителем Центра быстрого прототипирования, который работает в этом же университете.

- Елена Привалова. Я – руководитель Центра развития молодежного предпринимательства социальной сферы в Высшей школе экономики. И работаю в бизнес-инкубаторе Высшей школы экономики, как ни странно.

- Игнатенко Александр, ГБУ "Малый бизнес Москвы". Мы сопровождаем наши замечательные центры, помогаем им советом и питаемся от них информацией.

- Буренков Михаил, хочу стать предпринимателем.

- Малое предприятие "Информатика" – так оно называлось раньше, сейчас ООО "Информатика", "Инфобухгалтер". Мы занимаемся автоматизацией программного обеспечения для малого бизнеса. В том числе у нас имеется бесплатное программное обеспечение для самых начинающих, самых малых предприятий, которые только-только начинают свой бизнес. Я могу потом рассказать подробнее, кого интересует, достаточно интересная тема.

- Меня зовут Татьяна Миснер, я, собственно, со своим супругом, который начинающий предприниматель.

- Юлия Рой, тоже начинающий предприниматель.

Марданов: Что за направление?

- Дошкольники. Что я с ними делаю – развивающий центр. Открытие развивающего центра.

- Меня зовут Владимир Мазнин, я – вице-президент банка "Союз". Хотел просто послушать вас, и все. Спасибо.

- Добрый день, уважаемые друзья. Меня зовут Татьяна Козлова, я – предприниматель. Мое направление деятельности – это психология, я преподаю психологию бизнеса: управление персоналом, менеджмент организаций.

- Здравствуйте. Тихомиров Рустам, предприниматель. Сфера деятельности – социальные сети, разработка сайтов, мобильных приложений.

- Добрый день. Володя Тепляков. Мы занимаемся граффити-оформлением, граффити-рекламой и граффити-поздравлением, агентство.

- Меня зовут Василий Зубов, я – начинающий предприниматель. Сфера деятельности – велнесс и интернет-коммерция.

- Здравствуйте. Козлов Роман. Пришел задать вам вопросы. Я – будущий предприниматель, надеюсь быть. Есть много идей и есть куча вопросов, чтобы их реализовать в дальнейшем.

- Всем добрый день. Меня зовут Дарья Комарькова, я – директор бизнес-инкубатора МГУ и руководитель Центра развития молодежного предпринимательства МГУ. Что логично. Рада всех вас видеть, спасибо, что пришли.

Марданов: Да, спасибо. Мне кажется, что очень хорошая аудитория получилась у нас, с точки зрения именно…

- Диалога.

Марданов: Диалога, да. Потому что мы переживали, что будет не так много именно тех, собственно, для кого мы открывали наши Центры развития молодежного предпринимательства. Поэтому предлагаю поступить следующим образом. У нас были несколько вопросов, которые мы хотели бы вообще затронуть в течение этой дискуссии наших, касаемых вообще в целом обучения предпринимательству в университетах, касаемых инфраструктуры, которую предоставляет вуз в виде Центра развития молодежного предпринимательства и для начинающих предпринимателей молодых.

И собственно, какие еще, так или иначе, вопросы существуют у вас, с вашей стороны, по отношению к центрам, возможно, даже к городу, к любым малым бизнесам Москвы, которые здесь присутствуют. И на этом, наверное, можем завершить нашу встречу. Подходит такая повестка? Всех устраивает? О’кей.

Давайте тогда, в принципе, пойдем именно с вопроса первого, одно из того, для чего созданы центры – это образовательные программы, которые существуют во многих вузах, благодаря которым сейчас, то есть благодаря поддержке города, происходит некоторое масштабирование работы центров, усиление этих образовательных программ, для того чтобы большее количество студентов и молодежи смогло участвовать в них, смогло в будущем создавать и развивать свои существующие предпринимательские проекты. Есть ли у кого-нибудь предложения (в первую очередь, это к центрам) рассказать о тех способах, которые вы проводите…

- Я хотела бы рассказать про наши образовательные программы. Я очень волнуюсь, потому что я здесь, а они там сегодня запускаются. Я не знаю, насколько вы, коллеги, используете такую методику, но мы поняли, что есть три типа проектов и людей с их идеями, которые приходят в наш бизнес-инкубатор и в Центр предпринимательства. Это люди, которые… Как здесь кто-то говорит: «Я очень сильно что-то хочу», – есть люди, которые «я хочу, я знаю, чего я хочу, не знаю – как», и «я знаю, что, я знаю, как, но «need help».

И мы разработали три разных программы, три разных уровня: как от нуля прийти к идее, как от идеи прийти к бизнес-проекту, и как бизнес-проект воплотить в реальность. Сейчас, сегодня и вчера, у нас запустились три программы по тому, как запустить проект в IT, в социальной сфере и в мобильной сфере (это какие-то мобильные приложения, мобильные проекты). И в дальнейшем все эти проекты, те, которые выживут, те, которые создадут свои бизнес-планы мы переводим на резидентство в наш инкубатор уже непосредственно на постоянной основе. Поэтому программы образовательные открыты для всех.

И мы получили такую очень интересную конверсию, что люди, которые приходят с идеями, это где-то около 300-400 человек мы набираем в поток, а идей вырастает где-то около 25-ти. То есть сейчас на каждый курс мы взяли где-то около 15 хороших идей, с которыми мы будем работать.

Чтобы вы понимали: из каждых 20 идей живыми становится две-три. Для предпринимателей, которые «что-то хотят», это такой повод задуматься, что за любую идею не стоит сразу браться, а надо осмотреть, какие на самом деле есть предпосылки для реализации своего бизнеса. И это очень важно, чтобы потом не было бесполезных каких-то действий.

Мы стараемся людям помочь именно с этим, и все эти образовательные программы и инструменты направлены на то, чтобы человек понял, как ему в дальнейшем развиваться. Не просто что он пришел с конкретным запросом, а он бы его реорганизовал в жизнеспособный бизнес-план. Вот как-то так у нас это все происходит, по этапам.

- Как у нас? У нас есть понимание того, традиционно мы ориентированы на инженеров, потому что Бауманка, и инженер, и предприниматель – как говорится, две большие разницы, с точки зрения того, что существуют разные задачи и разные мышления. Если у инженера задача – сделать так, чтобы эта штуковина работала, то у предпринимателя задача – чтобы эта штуковина продавалась.
К нам приходят такие возбужденные ребята: «Я придумал такую классную штуковину! Она будет всем нужна, она очень хорошая, она, наверное, будет работать». Соответственно, основная задача, как мы это видим, это изменить мышление человека и объяснить ему, что, конечно, что штуковина работает, хорошо, но желательно, чтобы она кому-то была нужна, и желательно еще за деньги.

И вот этот скачок психологический… Как мы построили программу? Мы добавили сначала маркетинг, потом вопросы построения продукта, несколько мероприятий, и потом – альфа-версия бизнес-плана (если брать обязательные 16 часов, которые у нас в контракте). И большое количество консультаций, коучинга индивидуального по тематике, так, чтобы ребята начали работать и задумываться на эту тему. Основное – это изменить их мышление.

К нам, конечно, приходят уже состоявшиеся предприниматели, которые знают, чего хотят, и именно нужна «need help», как сказала Лена. С ними работаем индивидуально, мы пытаемся найти для них какие-то ключевые точки помощи. Работаем индивидуально, по запросам.

Но основная масса, которая к нам приходит, она приходит именно с такими проектами именно НИР, то есть это умники в первую очередь, если брать, с какой-то такой штуковиной, в которую они влюблены. И вот основной контингент, который идет – это умники с перспективными идеями, и мы их затачиваем под предпринимательство.
Соответственно, кого мы ждем, кого мы призываем? Мы призываем к нам именно тех ребят, у которых какая-то сложная техническая штуковина. Мы на этом немножко специализируемся и готовы помогать.
Спасибо.

Марданов: Даша, скажи, пожалуйста, какие у вас образовательные программы, которые вы предлагаете молодежи, собственно, по предпринимательству?

- На самом деле, я тут тоже присоединюсь, что мы поняли, что, в принципе, есть люди разных стадий осознанности, чем они хотят заниматься, и на самом деле у нас сейчас есть три больших блока, что мы предлагаем нашим студентам, наших гостям и любым желающим, причем вне зависимости от возраста.

Самая базовая история называется «Наш студенческий бизнес-клуб», он скорее носит такой профориентационный больше характер. Что это такое? По сути, это открытые большие мероприятия тех видов. Первый вид – это все, что связано с большими компаниями, например, FMCG-сектор, какие-то производственные компании, которые просто приходят и рассказывают, что же у них действительно внутри компании происходит. То есть это не про то, как нам трудоустроиться, а про то, как процесс построен, как бренды запускаются, как процесс поставок у компании идет.
Вторая история – это все, что связано как раз с предпринимательством. Это открытые встречи с молодыми предпринимателями, которых мы как раз сейчас делаем в рамках Центра развития молодежного предпринимательства.

И третий трек – это все, что связано с кейс-обучением. Это большая история с подготовкой кейс-чемпионата, она тоже пользуется популярностью у студентов, потому что кто-то выбирает все-таки не предпринимательство как свою стезю, а консалтинг, например, или инвест-банкинг – и мы тоже это все приветствуем.

Для тех людей, которые поняли, что все-таки они хотят заниматься своим бизнесом, как раз сейчас есть программа Центра развития молодежного предпринимательства, для нас она такая прединкубационная, и она состоит из двух больших блоков.

Первый блок открытый, когда мы действительно делаем открытые мероприятия, и люди приходят, понимают вообще, хотят они, не хотят, нужно им или не нужно.

Второй блок – это закрытая образовательная программа, по сути, на которую мы берем людей с идеями, которые примерно понимают, что они хотят делать, как раз стадия когда «я примерно понимаю, что я хочу делать, наверное, что-то нужно делать с мобильными приложениями», и людей в команду, которые готовы присоединиться к хорошим идеям. За месяц мы их объединяем в команды рабочие и проводим от стадии идеи к стадии некой, скажем так, бизнес-модели, бизнес-плана, в хорошем смысле этого слова. То есть у них есть семинары о том, как строится маркетинг, как выстраиваются продажи, какая бизнес-модель может у них быть у проекта. И вот они в течение месяца, в принципе, от идеи доходят какого-то понимания, что же они хотят делать.

После этого лучшие проекты мы готовы брать себе в инкубатор, они получают от нас ко-воркинг, помощь в привлечении инвестиций. Остальные проекты мы поддерживаем и пытаемся помочь в их реализации.

И так программ в Центре развития молодежного предпринимательства у нас будет четыре цикла. Сейчас заканчивается первый, буквально скоро. Я думаю, что в конце марта мы уже презентуем наши проекты.

Марданов: А к чему сейчас могут подключиться, допустим, ребята, которые присутствуют здесь?

- У нас сегодня в 18 часов семинар по продажам. Я, кстати, видела спикера сегодняшнего нашего, он тоже здесь, так что можем все успеть, в 18 часов к нам. Так что, если хотите, приходите.

Марданов: Смотрите, как интересно: и у Лены сегодня, и у Даши сегодня, и у вас, и у нас. А как у Павла?

- У нас ситуация, в общем-то, в чем-то похожая с коллегами, которые уже выступили. Действительно, студенты приходят с разными начинаниями, с разными идеями, где-то это идеи, где-то это просто бурные фантазии на тему «кем я хочу быть, когда я закончу институт или когда я еще учусь». Мы приглашаем студентов как внутри университета, и соответственно, смотрим на разные мероприятия, которые у нас проходят. В частности, каждый год у нас проходит СНТК, и собственно, те люди, которые выступают, презентуют свои научные наработки, свои НИРы, в рамках СНТК, это, в общем-то, потенциальные участники в последующем тех образовательных мероприятий, которые делает уже ЦРМП.

Опять же, существует в структуре Университета машиностроения не первый год: мы меняем образовательную программу и где-то даже делаем эти семинары более мелкими, более целевыми. В частности, в этом году мы запустили, наверное, в очередной раз, спустя три года, серию семинаров, нацеленных на то, как создать хорошую презентацию проекта с анализом ошибок. Семинар был, и будем еще повторять, как создать прототип опытного образца, который может быть иллюстрацией вашего проекта. Учитывая то, что мы ориентированы на машиностроение, в общем-то, нашим студентам – участникам ЦРМП это важно.

Помимо этого, конечно, есть образовательные семинары или тренинги, нацеленные на управление проектами, на разработку идеи, переход от идеи к бизнес-модели. И в частности, здесь мы приглашаем уже не первый год достаточно хорошего ведущего эксперта в области 3Z Кудрявцева Александра Владимировича, и не далее как 11-го числа у нас как раз и была открытая лекция Кудрявцева, а 18-го числа у нас будет семинар по разработке презентаций.

Марданов: Спасибо. Тогда я, наверное, тоже расскажу, что у нас в МИСиС происходит.

Мы запустили буквально недавно, собственно, открыли центр официально, с 4 марта, и одновременно с этим запустили курс по технологическому предпринимательству. Читает его Сергей Борисович Чернышев. Это немножко другое видение, чем некоторые привыкли видеть, на предпринимательство, но, тем не менее, оно, скажем так, с институциональной точки зрения позволяет взглянуть, собственно, на предпринимательство, разобрать его по кусочкам, а потом попробовать собирать предпринимательские цепочки, выстроив их в другой канве немножко. И тем самым повысить эффективность, собственно, проектов за счет увеличения мощности и других аспектов, которые связаны с определенной технологией.

И вот в течение восьми занятий, которые уже идут, сегодня уже четвертое занятие, но, так или иначе, можно подключаться к любому, вы можете приходить по вторникам и четвергам в МИСиС, это Ленинский проспект, дом 4, мы всегда открыты. Есть сайт у нас – start.misis.ru – вы можете там увидеть всю информацию, если захотите, именно по тем образовательным программам, которые идут. В том числе, я положил несколько раздаточного материала, чтобы не забыть информацию.

По большому счету, мы не ориентируемся только на ту сферу, которая указана у нас, сфера автоматизации инженерно-конструкторских работ и производство, но в целом берем проекты: и «железные», и IT, и связанные с медициной в том числе, различные темы есть. Что у нас в университете есть, собственно, все основные направления мы и захватываем, начиная с материаловедения, IT-технологии, металлургия, горное дело (сейчас мы с горным институтом объединяемся), экономика, собственно, различные сферы менеджмента, управленческие.
Так мы, естественно, проводим и консультационные занятия уже конкретно с малыми предприятиями и молодежными проектными коллективами, которые формируются на базе центра. На данный момент их уже порядка семи сформировано. Ребята активно привлекаются. И сейчас, как одна из вещей, мы приглашаем на курс по технологическому предпринимательству.

Еще, для информации, 20-21 марта на территории МИСиС пройдет Второй всероссийский форум для студентов технических специальностей, проводится он при поддержке нашего центра совместно с организацией международной молодежной ISIC. Форум называется «Break Point», цель его – как раз дать возможность посмотреть на сферу предпринимательства, в том числе для технарей, что они могут сделать. Там есть отдельное направление «Мой бизнес», и уже такие гуру в сфере предпринимательства, и молодые предприниматели будут участвовать, работать со студентами. Можете присоединяться. В принципе, подача заявок еще несколько дней, зарегистрироваться можно в Интернете, если вбить «Break Point Forum», либо на сайте start.misis.ru тоже информация есть.

Это что касается того, что предлагают центры. Есть ли у кого-то из присутствующих в зале вопросы именно по образовательным программам или предложения с вашей стороны, касаемые именно образовательных частей для других предпринимателей?

- У меня есть. Меня зовут Радкова Галина Алексеевна. Я – предприниматель с 22-летним стажем, человек, который разработал алгоритм поиска своего дела. Я пришла сюда, чтобы предложить вам, как руководителям бизнес-инкубаторов, как патриот города, как фанат предпринимательства, готова приехать ко всем вам, соберите только аудиторию своих студентов, и я готова с удовольствием…

Вот вы говорите «менять мышление» – нельзя менять мышление, оно врожденное. Существуют врожденные качества человека, и если мы будем опираться на самые сильные стороны этого человека, и у него есть способность к предпринимательству, это как раз будет то самое идеальное достижение цели человека. Чтобы вот это деление на три категории, как вы сказали, как они там делятся, когда приходят, помочь можно только той лошади, которая везет, раньше была такая древняя поговорка, вот примерно также можно сделать, оценив размеры бедствия у каждого человека, который обращается. «Я хочу, я очень сильно хочу» – это только часть проблемы.

Я готова с удовольствием подвести теоретическую базу под способы мышления, объяснить, что такое мышление предпринимателя, в идеале, и рассказать, как составлять можно команды, которые будут друг другу полезны. С радостью это могу сделать.

Беру консультировать любых. Открыла ко-воркинг крошечный у себя на работе, готова каждый день принимать любой проект, если кто-то захочет продвигать что-то свое. Вот как бизнес-ментор. Стала бизнес-ментором этого ГБУ «Малый бизнес Москвы». Готова быть полезной для предпринимательских мозгов. И они четко вычленяются, они четко выделяются.
Если хотите, могу стать буквально полезной для оценки. Всех, кто хочет к вам, присылайте ко мне, кто захочет определить это. Пожалуйста. Этот алгоритм поиска своего дела работает. Даже вот сегодня на этом Дымове он прямо на 150% сработал. Папа – военный, Суворовское училище, потом – юридические знания, и потом – огромное желание изменить мир в лучшую сторону со всеми своими врожденными способностями, честностью, благородством и всем остальным. Все это возможно объяснить человеку, если он хочет. Предлагаю, прямо сейчас визитки раздам, с радостью, буду стараться быть полезной. Приходите.

- Позвольте не совсем согласиться с предыдущим выступающим. Я, вообще-то, выпускник Московского физико-технического института, то есть физик по образованию, работал в академическом институте, но когда началась перестройка, когда социализм прекратил свое существование и начался капитализм, масса людей, которые тоже физики, тоже академического склада ума, которые стали предпринимателями и достаточно успешно устроились в этой жизни в нынешних условиях.

Ну а что касается сотрудничества с такими организациями, как у вас, я уже говорил, что у нас есть… Ну, мы как бы поневоле, я 23 года занимаюсь программированием коммерческим для автоматизации предприятий, мы поневоле явились таким бизнес-инкубатором. Фирме 24 года сейчас будет в декабре, тем не менее, людей, которые дожили до 40 лет там четыре человека всего. Остальные – молодежь, 25-30 лет. Почему так получилось, куда вся делать молодежь?

Приходят молодые ребята, 22-23 года, какое-то время работают, изучают программирование, изучают бухгалтерию, изучают вопросы автоматизации предприятий, проработав три-пять-семь-восемь лет, приходят и говорят: «Все, я хочу иметь свой бизнес, я хочу быть самостоятельным». Их приходится отпускать, отдавать часть клиентов. Причем этот процесс неоднократно у нас за эти 23 года повторялся, я уже к этому привык, уже смирился с этим. Получается, такой своего рода бизнес-инкубатор.

Причем начало предпринимательской деятельности у этих ребят идет не от желания купить «Mercedes» или квартиру, или еще что-то, не от желания заработать деньги, а вот он научился, он умеет что-то делать, он приобрел специальность, приобрел клиентскую базу, а потом у него возникает желание иметь уже свой бизнес. Причем в таких разговорах, когда прощальный разговор происходит, я всем говорю, что если вы не научитесь (тут уже правильно говорили про маркетинг, в первую очередь) искать новых клиентов, вот вы у нас уводите сколько-то клиентов, то в силу естественной убыли клиентов, потому что фирмы разваливаются, люди умирают, это нормальный естественный процесс, лет через пять-десять вы просто развалитесь.

И действительно, те, кто научился искать новых клиентов, кто не жалеет денег на это (на участие в выставках, мероприятиях всевозможных, на рекламу), они выживают. И кто не скупится обучать учеников.

У некоторых такое рассуждение есть: вот я что-то умею делать, зачем мне брать ученика, я должен его кормить, я должен его поить, часть своей прибыли, которую я могу себе брать, я должен отдавать этому ученику. На самом деле, зачем я буду это делать, я лучше деньги себе возьму. На самом деле, этот подход неправильный, потому что наступает какой-то момент, когда ты видишь, что без учеников ты уже ничего не можешь. Поэтому человек, который ориентирован на создание фирмы, а не только на себя одного, такие люди выживают.

Еще в конце я хотел бы сказать, что мы сейчас, поскольку занимаемся автоматизацией, то для маленьких фирм, для новичков мы программные продукты даем бесплатно. Поэтому мы могли бы сотрудничать с бизнес-инкубаторами, потому что предприниматели, новые фирмы, у них нет денег на приобретение программного обеспечения. Там какой-нибудь компьютер, не понятно, откуда взявшийся. И для маленьких объемов оборотов, в принципе, можно использовать бесплатное программное обеспечение. А потом, когда они вырастают, соответственно, там уже объемы растут, и фирма уже в состоянии заплатить что-то.
Спасибо за внимание.

Марданов: Спасибо. Есть ли еще у кого-то какие-то комментарии? Да, пожалуйста.

- Я очень тронута была предложением по программному обеспечению и так далее, но я хотела поинтересоваться как раз у коллег, потому что у нас есть предприниматели, которые становятся нашими резидентами, которые обучаются у нас на курсах, и так далее, им предоставляется как раз техника, оборудование и весь нужный софт, бумага, карандаши и так далее, что необходимо для работы. И мы выпускаем проекты уже на такой стадии, когда они могут сами себе на карандашики заработать.
Я не знаю, мне кажется, у коллег аналогичная ситуация, правильно?

Марданов: Какой именно софт?

- Программа бухгалтерского учета «Инфобухгалтер», полная цена от 8000 рублей. В принципе, конечно, можно найти 8000, заплатить, но можно их потратить на свое непосредственное дело для начала, если денег не очень много пока.

Марданов: Так, если вопросов по образовательным программам больше нет, давайте перейдем к следующему. Как раз с подачи Лены мы, собственно, к этому перейдем: именно инфраструктура, которая предоставляется, в том числе, в рамках Центра развития предпринимательства. И так или иначе, собственно, для молодых предпринимателей какая еще существует инфраструктура в вузах, которой могли бы, так или иначе, воспользоваться предприниматели, находясь в центре, будучи резидентом Центра развития предпринимательства.
Лена, давай тогда начнем с тебя, раз ты начала.

- Да. Касательно инфраструктуры, что может быть. Во-первых, мы пользуемся инфраструктурой Высшей школы экономики для проведения мероприятий, соответственно, они (отчасти и поэтому) для всех участников бесплатные. Все наши мастер-классы, преимущественная часть курсов и каких-то профильных занятий также бесплатная, потому что мы не платим огромной аренды за помещение, чтобы провести какой-то вечер.

Если компания становится резидентом инкубатора или центра, она получает некоторое обеспечение в виде техники, консультаций, возможность пользоваться площадками Высшей школы экономики, в том числе, и для проведения своих каких-то активностей. Мы понимаем, что это какие-то классы, предприниматели там иногда собираются, проводят какие-то свои микросессии, проводят свое собственное обучение или приглашают своих каких-то гостей, устраивают с ними встречи. Они пользуются этой базой университета.

Также у нас есть сейчас партнерство с ко-воркингами, ГБУ «Малый бизнес Москвы», они такие хорошие и добрые, что для всех они платные, а нам они иногда дают скидку или возможность там размещаться на каких-то льготных условиях. Этой возможностью мы не злоупотребляем, потому что мы понимаем, что у людей свое собственное дело, но возможность использовать площадки Москвы, если ты – резидент бизнес-инкубатора, такая возможность тоже есть.

Также вуз предоставляет обеспечение софтом, техподдержкой, телефоны – в общем, все вещи для ведения бизнеса. Единственное, с чем мы всегда сталкиваемся, и я тут хотела спросить рекомендации коллег, у нас очень часто просят юридический адрес. Как вы с этим справляетесь? Юридический адрес мы не предоставляем фирмам, они должны это сделать сами, потому что мы вуз, и мы… Мы знаем, есть коллеги, которые предоставляют эти юридические адреса. Как, собственно, у всех? Поэтому я хотела спросить у коллег, как вы с этой проблемой боретесь? Может быть, есть какие-то прекрасные центры предпринимательства, которые предоставляют юрадрес?

Марданов: Давайте я расскажу что у нас тогда в этом отношении. У нас, в принципе, те предприятия, которые создаются при университете, с долей университета, они автоматически получают возможность получить юридический адрес. Но те, которые отдельно существуют, полностью сами, то да, они таким же способом сами ищут себе место.

- Да, есть возможность получить финансирование Высшей школы экономики и стать «дочкой» Высшей школы экономики. Если ты получаешь деньги от фонда институтского, а если ты просто стартап, который пришел учиться и резидент?

Марданов: У нас немножко другая схема. У нас деньги напрямую не идут, а идут через передачу интеллектуальной собственности в предприятие со стороны университета. Это предприятия, которые создавались по 217-му ФЗ, а сейчас уже по 273-му, по закону «Об образовании». И они, получается, имеют возможность получить юридический адрес на территории МИСиСа. Естественно, на льготных условиях, в том числе и аренда имеется в виду дальше, на льготных условиях. И сам адрес они абсолютно бесплатно получают. И почтовые эти вещи.

- 22 года я занимаюсь регистрацией предприятий, открытием новых компаний. И могу сказать для вас, для всех тех, кто к вам приходит, вы можете говорить, что если человек москвич, то он может регистрировать на свой домашний адрес.

- О, это слово «если».

- Можно, добавлю? Если регистрировать фирму на домашний адрес, в этом случае жилье теряет право неприкосновенности жилища, это, в принципе, зона риска.

- Есть очень простое решение. Вы сначала смотрите, какая налоговая инспекция вам больше нравится, дальше идете в фирму, которая занимается регистрацией компаний, и говорите: «Хочу иметь юридический адрес в этом месте». И вас зарегистрируют. Стоит это порядка 10 тысяч рублей. Есть фирмы, которые предоставляют юридические адреса, причем с выбором налоговой инспекции. Делается это очень просто. Вопрос просто в деньгах, причем небольших – порядка 10 тысяч. Не знаю, в этом году как, сейчас, но вообще примерно такие цены.

Марданов: Раньше еще были центры развития предпринимательства окружные. Я не знаю, они и сейчас есть, и они помогают в этом отношении тоже, по-моему,

- У них это стоит около 22 тысяч, потому что 10 – адрес и 12 добавляется за ежемесячное почтовое обслуживание. Это называется Территориальное агентство развития предпринимательства, по-моему, до сих пор называется.

А по поводу предыдущего, что можно купить где-то этот адрес: при условии, что компанию вы хотя бы знаете, что она существует на рынке, в идеале, с 1993 года или как мы, с 1992-го.
И третий вариант: если вдруг что-то пропадает, потому что из налоговой при такой регистрации приходит сообщение, что этот адрес массовой регистрации, то, соответственно, все это схлопывается и накрывается медным тазом, в худшем случае этого слова. То есть заранее подстелить соломку. Готова консультировать, присылайте – все расскажу.

- Соломка состоит в том, что не надо регистрироваться в Центральном округе – и все. Насчет того, что вам из налоговой говорят, что вам сейчас что-то пошлют, идете на почту – ту, где ваш юридический адрес, платите за переадресовку 180 рублей (примерно такая сумма сейчас), и то, что приходит на эту почту по тому адресу, который юридический, пересылается на ваш реальный адрес. Все очень просто.

Насчет домашнего – я согласен, лучше не трогать. Лучше не регистрироваться. Потому что мало ли что: так это ваше жилье, а то… Не знаю, ни разу такого не делали.

Марданов: Хорошо, спасибо. Павел, расскажи, пожалуйста, что у вас по инфраструктуре, об отличии.

- Помимо Центра развития молодежного предпринимательства как площадки, на которую студенты могут прийти, позаниматься, пообщаться, собственно, поболтать друг с другом, у нас есть Центр прототипирования, который вписан в структуру вуза, есть отдельные лаборатории, которые раскиданы по университету и которые, в принципе, нацелены, опять же, на развитие научно-технического творчества.

И объединяющим, наверное, все-таки выступают годовые мероприятия: это студенческая научно-техническая конференция, которую организует студенческое научно-техническое сообщество университета. И второе мероприятие, которое уже второй год подряд делается под эгидой центра, это открытый конкурс бизнес-идей и бизнес-планов. Конкурс круглогодичный, стопроцентно открытый, имеет несколько этапов. И этапы спроектированы так, чтобы в результате отбор делался не только по разным критериям, а смотрели на разные этапы формирования бизнес-проектов. Сначала мы смотрим на идеи, дальше мы смотрим на бизнес-модели, на бизнес-проекты. И соответственно, как бонус это может быть и изготовление прототипа победителем, и образовательные тренинги – некоторые такие приятности, которые могут быть полезны студенту, который хочет продвинуть свою идею, хочет творить, хочет создавать и хочет сделать какое-то свое будущее.

Марданов: Спасибо. Виктор, расскажите, что у вас интересного в Бауманке.

– Бауманка очень большая, конечно, не как МГУ, но 20 тысяч студентов. К нам приходят две категории людей: первая – это наши студенты-аспиранты, вторая категория – внешние. Если брать, что им нужно, чем мы им помогаем? Внутренним ребятам нужны какие-то выходы наружу и нужны выходы на менторов, на инвесторов, на субсидии, на какие-то деньги. Мы работаем с Московской ассоциацией предпринимателей, работаем с несколькими коллегами из других вузов, и таким образом мы эти потребности закрываем. Это потребности именно в менторах, каких-то связях и какой-то экономической помощи. Мы работаем с «Плешкой», у нас совместный проект намечается с кафедрой Масленникова по поводу консультированию наших ребят. Потому что у нас традиционно сильные инженеры, экономисты у нас тоже хорошие, конечно, но где-то бывает лучше.

Если говорить про то, какой интерес предъявляют внешние ребята, которые к нам приходят не из Бауманки, им интересны либо наши эксперты, либо наши студенты. То есть программисты, какие-то технари, расчетчики или узкие эксперты в областях. Здесь мы тоже помогаем, то есть выводим людей. У нас есть внутрибауманские тусовки, и по научной деятельности там студенты группируются, и по какой-то общественной деятельности, типа профкома или студсовета. Соответственно, есть специалисты по отдельным отраслям, уже взрослые люди, которые могут выступить как менторы, как эксперты в узких предметных областях. Очень часто ребята в этом нуждаются, и мы выполняем нашу задачу в той или иной степени – познакомить их. Так мы работаем. Мы используем существующую инфраструктуру университета, то есть специалистов и студентов. Спасибо.

Марданов: Спасибо. Даша, расскажи. МГУ, конечно, большой, вряд ли его кто-нибудь обошел полностью, инфраструктуры много. Что вы знаете из того, что используют ваши резиденты бизнес-инкубатора в рамках вашей деятельности?

– Действительно, Московский университет очень большой. Нужно отталкиваться, наверное, от того, что студентам нужно, прежде всего, потому что очень сложно сравнивать людей, которые уже выпустились и у них есть работающий бизнес, и просто студентов, которые еще не определились. Если говорить про начальную стадию, я рассказывала то, что мы делаем, если говорить про более зрелые проекты, у нас в Московском университете есть научный парк МГУ, он представляет льготные помещения. Это такой классический научный парк. Там, в том числе, и наши выпускники инкубатора, есть и просто компании, которые там достаточно взрослые, но им удобно. Есть очень много неформальных мероприятий, и не только связанных с бизнесом. У нас есть и много карьерных мероприятий, у нас даже есть кинопоказы, студенческие театры. Вопрос, действительно, что нужно вам, потому что вам, может быть, будет полезнее не хождение куда-то к кому-то, а просто посидеть со своими однокурсниками и обсудить, чем хотите заниматься. Поэтому тут сложно и, наверное, надо отталкиваться от потребности. У нас на самом деле много всего, правда.

Марданов: Спасибо. Виктор, я вспомнил одну вещь: у вас же еще психологические консультации есть. Это, наверное, уникально по сравнению с нашими центрами. У вас есть штатный сотрудник психолог, который помогает предпринимателям.

– Тут коллеги говорили о том, что мышление нельзя поставить, оно врожденное, оно либо есть, либо нет. Мы пытаемся эту ситуацию исправить с точки зрения вот чего. Понятно, что радикально изменить мышление невозможно, но есть несколько вариантов, когда можно человека подтолкнуть, подправить, какие-то вещи добавить, поставить ему некую систему целеполагания, представление правильное о себе и о мире, и прочее.

Когда мы организовывали собственный бизнес-инкубатор, я понял, что ключевой аспект – это именно то, что надо ставить психологию предпринимателя. Психология инженера – нашего традиционного клиента – отличается от психологии предпринимателя.

И у нас есть успешные примеры, когда человек, придя к нам просто расчетчиком, реально который чертил на заказ и рассчитывал по определенному алгоритму, вырос в учредителя и руководителя успешной компании, которая сейчас уже получила заказ от Москвы на достаточно неплохие деньги, и они выполняют большое количество достаточно интересных работ. У него полностью серьезно изменилось мировоззрение, изменилось миропонимание. Это один из первых наших выпускников, Леша Фоменко. В 2008 году он к нам пришел в инкубатор, и сейчас он руководит фирмой, нам помогает как выпускник. Мы работали, в том числе наш бизнес-психолог Ирина работала, помогала ему, подсказывала. Именно такой достаточно жесткий коучинг с точки зрения того, а что ты сделал, что ты подумал. И вот это подсказывает, подталкивает и развивает мышление. Вот это наша фишка, специфика, именно исходя из бауманской, потому что к нам реально жесткие инженеры приходят, конкретно жесткие.

– Виктор, в вашу тему немного. У меня у самой есть авторская разработка по оценке персонала. И я столкнулась как раз с технической стороной этого дела. Я не технарь, но мне помогал в этой разработке айтишник классный. И вот о чем вы говорите: здесь очень важна работа в команде и возможность подтягивать друг друга. Да, я никогда не смогу так же классно выполнить IT-настройки, потому что мне это от природы не дано, сколько бы я ни училась. Да, мы можем научиться, но так высококлассно, как IT-специалист, я не сделаю. Так же и он так классно переговоры с клиентом не проведет, как проведу это я. Поэтому здесь нужно работать только в сцепке, поддерживать друг друга, что называется, спина к спине. И здесь очень важно найти эту спину, которая тебе поможет.
Подтянуть друг друга, безусловно, можно, изменить мышление нельзя, но подтянуть можно. У меня в практике есть много таких примеров, когда я с ребятами работала и действительно, как вы говорите, что человек, вроде на него все махнули рукой, ты никакой, из тебя ничего не вырастет, а потом – бах! – и это начальник отдела. Просто здесь нужно работать с мотивационными стержнями людей, смотреть то, что вы проговорили, я уже прямо пишу, целеполагание, да, когда с ребятами разговариваю, которые открывают свое дело, это действительно проблема целеполагания, проблема финансовой стороны. Посмотришь на многие финансовые планы, там вообще почему-то все отталкиваются от того, сколько мне надо денег, а вот как с продажами у меня будет это все дело, никто почему-то не задумывается в финансовый план поставить. Вопрос юридический тоже так же. И в заключение еще раз, что да, возможно подтягивать друг друга, только было бы желание этим заниматься.

– Пример, который все знают, хочу просто напомнить, насчет жестких инженеров и насчет сцепки. Как известно, «Daimler-Benz», один из них инженер, другой – предприниматель. Результаты – автомобили «Mercedes», которые все знают, которые приводят в примерах. Таких примеров много в истории. Я про себя хочу сказать, что у нас есть программисты, которые с людьми общаться вообще не умеют. Вот он 12 часов сидит смотрит в компьютер, что-то между собой по электронной почте.

И в то же время есть люди, у которых язык хорошо подвешен, которые с женщинами-бухгалтерами на семинаре для бухгалтеров может целый день болтать и об их проблемах женских тоже, как с будущими клиентами, которые потом будут пользоваться программой. То есть, как говорится, каждому свое. И если этот программист не умеет общаться с людьми, пусть он лучше программу пишет хорошую, а тот, который умеет общаться, пусть общается, не надо из него делать программиста. У него нет ни усидчивости, ни желания целый день смотреть в компьютер.
Причем, когда мы людей принимаем новых, то такое собеседование с ними обязательно, то есть четкая ориентация – что ты любишь, что ты хочешь, что тебе больше нравится. Потому что ломать людей не надо, это просто плохо кончается, там и нервные срывы.

Вот даже постоянное общение с людьми на линии консультации, у нас несколько человек, которые уволились, и это постоянный стресс, то есть каждый день, целый день, снимаешь трубку и рассказываешь, причем тебе звонят нервные женщины, они кричат, ругаются и так далее. Все это надо выдерживать, все это надо объяснять, причем помногу раз в день. И тут самое важное не столько знание программы, сколько умение эту разъяренную женщину успокоить, потому что главное – чтобы клиент остался доволен. Решить проблему и так, чтобы клиент был доволен. То есть тут очень четко нужен подбор человека.

Я не знаю, в бизнес-инкубаторе, когда формируют команды уже, наверное, тоже учитывают, на что каждый способен, чтобы получилась именно команда с четко определенными ролями. То есть вы создаете фирму, в которой каждый выполняет свои функции. Спасибо.

– Получилось так, все меня обвинили, что я уже занимаюсь тем, что всех прессую и заставляю всех стать предпринимателями. Сразу скажу, ни в коем случае такого нет, мы оцениваем именно качества, мы понимаем, что должна быть команда, мы понимаем, что это вопрос взаимодействия, но все-таки мы в какой-то мере меняем именно профессиональное мышление людей, потому что действительно у нас поток инженеров, и из них делаем в какой-то мере предпринимателей. Мы не ломаем мозги, не заставляем работать не на своих сильных сторонах, они развиваются сами. Каких-то жестких программ перепрограммирования и так далее нет. Просто именно взаимодействие с психологом, с точки зрения того, чтобы подтолкнуть, подстегнуть именно направление собственного развития. Понятно, что есть люди, которые не могут работать с людьми, это очевидно. Есть люди, которые хорошие продажники, они умеют коммунициировать по определению, это все очевидно. Но вот именно наша специфика, потому что наш входящий поток – это голимые инженеры. И поэтому мы так выходим. Спасибо.

– Я не знаю, как вы меня сейчас услышите, но когда министром был еще Вышегородцев, я однажды сюда привозила профессора МИФИ. Из моих высших образований базовое – МИФИ. Приехал профессор, перед этим он выступал на Совете молодых ученых Российской Федерации, съезд был МИФИ, и говорит: «Нужен заказ от государства и только в свете этого надо выполнять работы. Не надо ничего высасывать из пальца, а потом пытаться продать. Так раньше мы работали». Зал молчал, через три секунды взорвался аплодисментами. Вот можно ли каким-то образом объединить самых головастых людей, которые понимают, в ваших институтах и которые еще не повымирали, назовем вещи своими именами, профессоров, которые умницы большие, с тем, чтобы действительно оформить заказ на изготовление, например, устройств? Я сейчас курирую мальчика из Санкт-Петербурга, его отец изобрел устройство по освобождению от гололеда асфальта и очистке кораблей. И вот они изобрели все это дело и пытаются продать уже 10 лет. Вот можно ли как-то выйти на Собянина, например, с таким предложением? Я тут недавно написала на имя Комиссарова и того, кто Молчанова заменяет, вы же с ними дружите со всеми. Давайте попробуем пригласить того же Бирюкова. Приедут ваши самые выдающиеся личности, вы как руководители этих бизнес-центров, а потом вы дадите задание своим студентам. Это будет совершенно другая задача, другое решение, другие возможности. Я смогла донести до вас это предложение? Нет. Вот Высшая школа экономики, вот инженеры, вот МГУ, то есть это же цвет нашего общества. МИСИ, горное дело, еще что-то.

Марданов: Галина Алексеевна, то, что вы говорите, называется заказ на инновации со стороны собственно города, государства, не важно, кто является представителем. В принципе, действительно, одно из правильных направлений, которое нужно развивать. И как со стороны государства, так и со стороны госкомпаний, может быть, такие запросы идут. Допустим, «Ростехнология» собирает предложения для этого, молодежный конкурс устраивает по всей стране со сбором предложений, которые могли бы использоваться. МРСК – по сетевым проблемам, которые связаны с энергетикой. «РусГидро» создает какие-то свои фонды. Это связано с тем, чтобы продвигать именно те технологии, которые есть в вузах или НИИ, их привлекать.

Но здесь есть две проблемы. Первая. Если мы сейчас говорим о молодежи, то со стороны крупных предприятий или города не всегда есть доверие. Если мы сейчас дадим большой, крупный заказ, то студенты смогут его решить, причем решить его на качественном уровне, таком, чтобы потом проблем, никаких рисков не было у города, внедряя ту или иную разработку? И вторая. Если мы даем на это какие-то крупные деньги или предполагаем, то автоматически вырастают внутренние вузовские структуры, которые занимаются НИРами, этими вопросами. И если денег нет, то профессора вообще не придут, скорее всего, этим заниматься, потому что, допустим, профессора в МИСиС настолько заняты, они заняты экспертизой, образовательной деятельностью, своей проектной деятельностью, еще кучей всего. Если ты говоришь: «Давайте позанимаемся каким-нибудь проектом ради интереса, а вдруг нам что-нибудь дадут», – то он говорит: «Извини, у меня столько работы, я не готов сейчас этим заниматься». Даже за экспертизу, я говорю, что есть компании, которые готовы дать деньги за то, чтобы вы просто провели экспертизу проекта или какого-то исследования, они тоже не всегда берутся за это. Хотя это люди, у которых есть мозги, чтобы создавать какие-то проекты и привлекать молодежь к тому, чтобы она участвовала в этих проектах.

Но я, безусловно, полностью согласен с тем, что это нужно продавливать и это нужно делать. Пусть с этим будет сложно, пусть это будет с какими-то барьерами и внутри вузов, и внутри госструктур, внутри бизнеса, внутри частных инвесторов, которые в этом, возможно, будут участвовать. Это нужно продвигать и возможно, что центры развития молодежного предпринимательства – это одни из тех элементов, которые в вузах смогут быть драйверами этого процесса.

На данный момент пример приведу. На базе центра развития молодежного предпринимательства МИСиС разрабатывается проект межвузовского центра, который аккумулировал бы как раз разные компетенции, связанные, допустим, со спецификой горно-металлургического направления, спецификой МФТИ и МИФИ. Мы сейчас продумываем совместно ГБУ «Центр инновационного развития Москвы» и компанией «РОСНАНО», с одной стороны, образовательную программу, чтобы создавать магистров выпускающихся, которые имели бы предпринимательскую компетенцию. При этом все они в течение двух лет работают на конкретных проектах предприятий. Со стороны предприятий есть потребность, чтобы этот проект был реализован. То есть спрос есть на этот проект внутри предприятий. И вот они в течение двух лет этим занимаются и это развивают. В связке со своими научными руководителями в институте, в связке с представителями бизнеса, то есть держателями этих проектов. Такие варианты еще возможны.

Есть еще технологии, которые мы продумываем, что как раз заказ получать откуда-то, из какой-то компании одной брать инвестиционную компанию, готовую вкладывать деньги в этот проект, а со стороны сетевой структуры между вузами, где есть молодые предприниматели или те, кто заинтересован в корпоративном предпринимательстве и развитии, как раз чтобы они могли включаться в эти проекты. Я в той логике, что вы говорили, или нет?

– Мне кажется, что здесь еще есть некий кейс реальный, который хорошо бы дать студентам условно порешать. Речь, наверное, об этом.

– Все немного не так. Я пытаюсь предложить на каждом совещании. Существует вертикаль власти, когда сверху спускается заказ, тогда подстраиваются и деньги, и возникает какая-то команда. Если инженерный проект, то инженеры и профессора пойдут туда работать, в этом проекте, пусть на какое-то время, если финансирование подается для этого проекта, если госзаказ, но только не виде конкурса, когда ты сначала изобрети неизвестно что, потом попробуй нам продать, а потом где-то создай. Как раньше был Госплан. Объедините своих светлых профессоров.

Марданов: Есть программы инновационного развития предприятий государственные, которые создавались именно с этой целью. Это первое. Второе. Есть технологические платформы, которые создавались тоже с этой целью. Третье. Есть территориальные инновационные кластеры, которые создавались тоже с этой целью. Создать большие проекты, в рамках которых государственное финансирование пойдет на развитие инфраструктуры, на создание проектов, которые могли бы участвовать, молодые проекты, предприятия, в том числе малые, создаваемые при вузах, и так далее. То есть и кадры, и технологии, и инициатива, которая есть, чтобы она совмещалась и шла в этих направлениях. Это именно государственные инициативы. Я согласен с тем, что не все хорошо работают, что есть кучи проблем, с этим связанные, безусловно. Но не факт, если мы сейчас будет создавать что-то новое, оно будет лучше, чем те старые попытки, которые были созданы. Мы можем попытаться предложить какие-то свои механизмы улучшать существующие программы, дорабатывать.

Допустим, я в рамках технологической платформы, в которую входит МИСиС, собираю с тем, что Центр инновационного развития будет участвовать именно с точки зрения проектов и кадрового потенциала для проектов, которые есть у предприятий, которые входят в платформу.

– Прекрасно, спасибо. Если можно, вы все-таки подумайте над моими словами, вдруг можно объединить. Существует такое понятие, как советы мудрецов. Звучит как из прошлого столетия, но почему нет. Все новое – хорошо забытое старое. Попробуйте подумать. Я не знаю, как это можно сделать. Если хотите, есть готовый профессор, 85 лет, профессор МИФИ, со всеми званиями, регалиями, орденами. В силу того, что мы не очень ровно дышим к МИФИ, пишет книги, выступает, и технарь и экономист. Готов возглавить какую-то структуру. Давайте готовить для Собянина, для Путина, в конце концов. Почему они каждый пытаются создать себе рабочее место, почему они к вам прибегают и говорят: «Хочу-хочу»? Потому что банально не будет распределения после института – раз, и неизвестно что будет вообще – два. И поэтому они цепляются как паучата маленькие за паутину. А ведь на самом деле существует методика, существует это все. Если хотите, знайте, есть такой профессор, готов анализировать, систематизировать и готовить документы на том уровне, которые могут пролезть дальше. Если нет, как скажете.

– Просто лично у меня есть такая позиция, это практика и правило нашего вуза, что продавливание, как вы это назвали, подобных вещей – это не уровень центров молодежного предпринимательства. Это даже не уровень нашего начальства. Существуют проректоры, ректоры, которые взаимодействуют достаточно эффективно, и мы знаем об этом, потому что это внутреннее информирование нас. Существует взаимодействие между вузами и существует взаимодействие между муниципальной властью города Москвы или федеральной властью, Медведевым, Путиным. Мы что делаем? Мы являемся уже инструментом для реализации этих планов, мы являемся той кузницей кадров, той кузницей инноваций, на основе которой уже происходят какие-то дальнейшие вещи по стратегическому планированию. Просто уровень этого планирования, уровень составления документов – это не область нашей юрисдикции. И мы это понимаем. Мы, как лаборатория Высшей школы экономики, не можем инициировать какой-то глобальный план по объединению, и это будет неправильно, с точки зрения взаимоотношений в нашем вузе. Это я высказала свою позицию по отношению к данному вопросу. Спасибо.

– Я могу добавить. Если объединить возможности технарей и возможности Высшей школы экономики при создании команд, это будет гениальное решение.

МАРДАНОВ: Галина Алексеевна, спасибо. На самом деле, я считаю, у нас действительно есть много тем, которые можно еще обсуждать. Мы не затронули вопросы, связанные с финансами. Но времени осталось мало, и хотелось бы дать возможность высказаться здесь присутствующим начинающим или будущим предпринимателям молодым, именно с точки зрения, насколько вам полезно было то, что вы здесь провели последние полтора часа. Это первое. А второе, возможно, у вас появились какие-то вопросы и вы хотите задать их сейчас и считаете, что это будет интересно для всех остальных. Пожалуйста.

– Добрый день. Я пришел чуть позже к вам, не знаю, обсуждали или нет вопрос, который волнует всех предпринимателей, – это помещения. Сейчас обсуждаем, как я понимаю, как могут вузы помочь молодым предпринимателям. Была программа ко-воркинга в Восточном административном округе, которая почему-то теперь стала платной. Основная проблема стартапа – это, в первую очередь, отсутствие денег на офис. Я думаю, самой лучшей помощью была бы для предпринимателей помощь вузов в обеспечении помещений для молодых предпринимателей. Хотя бы рабочий стол и стул. Они принесут ноутбук и будут работать.

– Олег, вы поздно подошли, как раз все рассказали, что в каждом вузе есть ко-воркинги, либо в рамках Центра развития молодежного предпринимательства, либо в рамках бизнес-инкубаторов, и как раз найти стол не проблема. Когда вы говорите про ко-воркинг в ВАО, я тут защищу, изначально было сказано, что он работал в тестовом режиме бесплатно, но о постоянной бесплатности речь не шла. И мне кажется, с точки зрения экономики не совсем верно. Я тут не раскрою секрет, что ко-воркинги не зарабатывают на том, что они предоставляют вам места, но пускать всех и вся бесплатно, я думаю, 5000 или 6000 рублей в месяц можно найти предпринимателю. Если мы говорим про частные ко-воркинги – да, тем более ко-воркингов сейчас действительно много, можно найти себе по вкусу. Есть даже ко-воркинги с абонементом, как в бассейн, можете не каждый день ходить. Все есть. Поэтому надо лучше искать, мне кажется.

– А еще какие-то кафе есть, в которых можно находиться.

– Единственный комментарий. Когда вы говорите, что у нас сейчас проблематично с местами, я очень хорошо помню Москву три года назад, когда не было ничего, ни одного IT-кафе, ни одного ко-воркинга, когда реально работать было негде. И инкубаторов не было, был только в Высшей школе экономики. Сейчас возможностей гораздо больше.

– Три года назад просто меньше предпринимателей было, и, на мой взгляд, как раз ко-воркинги по административным округам должны поддерживать именно стартап-проекты на каких-то этапах. Например, полгода с момента открытия этот коворк-центр должен, на мой взгляд, предлагать эти услуги бесплатно.

МАРДАНОВ: Олег, мы сказали, что в центрах развития молодежного предпринимательства в вузах абсолютно бесплатно для тех молодежных проектных коллективов, которые в них участвуют, они могут пользоваться ко-воркингами. Кроме этого много еще чего другого. Если вы хотите, вы просто посмотрите на сайте «Малый бизнес Москвы», выберите тот центр, который вам нравится, и вы уже общаетесь напрямую либо здесь, либо после. Единственный комментарий к этому всему. Я летом был в Кремниевой долине и там встречался с русскими инвесторами, которые там находятся. Они сказали одну вещь. Чем отличается стартап, который там, от стартапа, который здесь? Они говорили, что, в первую очередь, стартап, который там находится, он не думает о том, где бы сесть, стул и стол ему не нужен. Он находит его абсолютно бесплатно, даже в условиях того, что там намного дороже все. Первый месяц они сидят в кафе и еще где-нибудь, то есть они нормально выходят из ситуации. И если инвестор видит у стартапа, что среди его сметы он в первую очередь покупает стул или стол, не важно, это означает, что инвесторы никогда не заплатят такому человеку деньги, то есть он понимает, что они будут потрачены впустую.

– У меня вопрос по проблеме юридического адреса. Насколько я понимаю, ко-воркинг эту проблему не решает. Говорили о территориальных агентствах развития предпринимательства. Подробнее об этом можно рассказать?

Марданов: На сайте «Малый бизнес Москвы» есть информация о территориальных центрах развития предпринимательства и об услугах, которые они предоставляют. Я не являюсь его сотрудником и не могу рассказать все подробности, но, как минимум, они помогают решать именно эти вопросы с решением предоставления юридического адреса, регистрацией как малого предприятия в базе данных Москвы и другие вопросы. Здесь вам точно могут рассказать.

Что касается вузов, то вузы иногда могут предоставлять, по типу МИСиС, для предприятий, которые создаются при них. Мы полностью предоставляем юридический адрес, помогаем создать предприятие с юридической стороны, оформить его. Мы говорим о научно-технических проектах в основном, но нельзя сказать, что мы ограничимся. Мы ограничиваем только пирожковые, допустим, нам неинтересно заниматься таким простым совсем бизнесом, купил-продал, или один передел посередине. Но если это IT-проект, то вполне нормально можно обсуждать и такие вещи. Обсуждать размываемость можно на самом деле, это все решается вопросами вуза. Но иногда вуз дает, может быть, еще и деньги. Допустим, у Лены есть фонд вузовский, который предоставит финансирование. У нас тоже планируется в будущем фонд, который будет финансировать стартаповские проекты, но пока это только в планах на следующий год.

– Есть вопрос. Если есть какая-то идея, грубо говоря, и когда придем обсуждать ее на семинарских занятиях уже по реализации дальнейшей, не будет ли такого, как кража идеи?

Марданов: Это любимый вопрос многих ребят. Честно сказать, большинство людей, которые приходят на такие мероприятия, они либо пришли со своей идеей и им это интересно, и они хотят заниматься этой идеей, а все остальные идеи их не особо интересуют, либо они просто подойдут к вам и присоединятся, то есть подумают, как можно совместить, либо у них просто не хватит времени или сил или еще каких-то других ресурсов, которые есть лично у вас, как у носителя этой идеи. Поэтому беспокоиться о том, что… То есть сама идея, она уникальна или нет, можно спорить, но просто как идея она практически ничего не стоит. Вот идея с человеком, ее носителем, стоит очень много. Потому что носитель этой идеи – человек, который делает, который может – вот это стоит. И вы являетесь именно этим человеком, собственником этой идеи будущего бизнеса. Наоборот, чем больше вы будете общаться, чем больше вы будете получать фидбэка со стороны других консультациями, экспертизами, выступлениями вашими, вы будете ее больше и больше прорабатывать и дорабатывать.

– Насчет кражи идеи. У нас вот за эти 23 года столько идей конкуренты украли, позаимствовали. Единственный способ борьбы с этим – не суд, не прокуратура, а придумывать и генерировать новые идеи. И это приходится делать постоянно, иначе тебя просто обгоняют. Идеи не патентуются. Посмотрите, форма автомобилей, форма самолетов, она же примерно одинаковая. То есть какие-то вещи есть, которые в этой области общие, заимствуются. Поэтому будьте к этому готовы и готовы к тому, что придется всю жизнь эти новые идеи придумывать и придумывать. Иначе вы будете просто неконкурентоспособны.

Марданов: Есть еще один момент, называется ноу-хау, то есть его можно внутри себя держать, какой-то маленький секрет внутри всего процесса, который будет знаком только вам, как технология, формула или еще что-то. Ее, наверное, рассказывать не стоит сразу всем. Это еще один минус, когда человек приходит к инвестору и говорит: «Вот у меня есть идея, но я вам не расскажу, пока вы не подпишете со мной соглашение о неразглашении». Скорее всего, вам скажут: «Если ты не хочешь общаться и обсуждать, пожалуйста, если ты считаешь, что мы пришли общаться с тобой только для того, чтобы украсть твою идею, то зачем нам вообще дальше работать вместе».

– По поводу идеи. На собственном опыте. Идите и получите авторские права, если уж на то пошло, если вы боитесь за свое ноу-хау. Я так и сделала – сначала пошла и получила авторские права, а потом уже на патент и так далее. Как вариант.

– А вот про автоматизацию программного обеспечения, его можно как-нибудь запатентовать?

Марданов: Можно как базу данных, как текстовый код записать, но это же понятно, что текстовый код очень легко обойти. Это не очень жизнеспособно, но как вариант можно. Можно как графический дизайн, что-то с этим сделать.

– Программа есть «РосАПО», институт промышленной собственности, ФИПС, на Бережковской набережной, метро «Киевская». Там регулярно патентуются все программы, примерно раз в два года. Название программы, товарный знак тоже патентуется. Это делать надо обязательно, потому что иначе не факт, что появится что-то с таким же названием, под вас будут подстраиваться, либо уволившийся программист унесет исходные коды и будет их под другим названием или под подобным пытаться продать. Это явление имело место, мы с этим сталкивались, уже пройденный этап. Поэтому имеет смысл, если речь идет о программах, обязательно их патентовать, сами программы, и названия программы как словесное обозначение, как товарный знак тоже патентовать. Это обязательно, если не хотите потом долго судиться и выяснять, кто прав, кто не прав. Тем самым вы облегчаете себе жизнь.

– Есть еще вопрос. Вы ссылались на сайт mbm.ru по поводу аренды помещений и сказали, что эта информация здесь представлена. Я только что открыл этот сайт, тут кроме коворкинга ВАО больше ничего нет.

Марданов: Там есть территориальные центры развития предпринимательства. Яне помню визуально, где расположено, но там точно должна быть информация о территориальных центрах, и они точно могут вам помочь. В каждом округе есть такой центр.

Еще раз хочу поблагодарить всех, кто присутствует. Я надеюсь, что эта встреча была полезной для каждого, кто здесь присутствовал. По крайней мере, мне было очень приятно всех увидеть и услышать, и даже кое-какие мысли появились. Спасибо за контакты. Мои контакты есть на сайте start.misis.ru, то же самое и на сайте mbm.ru – есть контакты всех центров развития молодежного предпринимательства. Вы можете там посмотреть всех директоров и их контакты, тех, кто присутствовали сегодня.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать