Москва 24

15 августа, 2015

Режиссер Олег Флянгольц: "В Цое было притяжение Востока"

Поделиться в социальных сетях:

Виктор Цой. Невский проспект, май 1987. Фото Олега Флянгольца

Режиссер Олег Флянгольц, автор многих клипов российских рокеров, представляет читателям m24 свой фильм о Викторе Цое – "Просто хочешь ты знать". Картина вышла десять лет назад, но видели ее, к сожалению, немногие. Корреспондент m24.ru побеседовал с Олегом о том, как Цой в его фильме стал частью города и истории.

– Как ты пришел к этой идее – сделать фильм о Цое, как ты собирал материал?

– Ну я на самом деле давно хотел сделать фильм про него. Меня всегда возмущало, что существовало большое количество исходников, но они и выпускались кусками, как добавочный материал и бонусы. Мне как-то хотелось давно это скомпоновать в один фильм, чтобы все это выглядело нормально, в едином стиле. Этот фильм – мое видение. Кое-что пришлось покупать все равно, кое-что люди давали бесплатно.

– Ты работал в плотном контакте с Марьяной Цой, чем она помогала?

– Ну а как же без Марьяны? Я как раз обратился к раннему периоду творчества – к первому этапу, первым альбомам. В общем, к начальным четырем годам. Марьяна что-то рассказывала, и она была автором сценария. При этом она уже тяжело болела.

– В фильме много компьютерной графики.

– Да, Витька там компьютерный, и в фильме 80 процентов графики. Песни я выбирал согласно своим пристрастиям, ну и важно было, чтобы они попадали в общую временную канву.

– Фильм прошел почти незаметно. В основном ты показывал его на фестивалях. Почему его не взяли на ТВ?

– У Марьяны была договоренность с Первым каналом, но потом Марьяны не стало и, наверное, интерес пропал. Он выходил на DVD.

– Какой была реакция на него?

– Плохого я ничего не слышал. В интернете не ругали. Конечно, были люди, которые были близки к Цою, их немного нервировало историческое несоответствие. Тем, кто хотел что-то узнать или просто любит Цоя, все понравилось.


Видео: YouTube/пользователь: Live Legend

– В одном из эпизодов в кадре появляется Земфира, чье имя в тот момент было известно разве что родственникам и друзьям. Как это получилось?

– Мы году в 1993-м решили с Марьяной сделать клип на "Восьмиклассницу". Пришли на кладбище что-то подснять, и на большой аллее, которая идет от храма вглубь, сидели молодые люди, которые пели, играли на гитарах. Я и снял, как девочка, похожая на мальчика, пела "Восьмиклассницу". Точнее, мы ее попросили спеть. Клип мы так и не сделали, а материал-то у нас лежал. Снял я в 1993-м, а только в 2000-м, посмотрев исходники, понял, что это Земфира.

– Ты помнишь момент, когда впервые услышал песни Цоя?

– Я служил в армии почтальоном, художником, фотографом в клубе. Ко мне приехали друзья, и мой товарищ Женя привез мне послушать наши группы, притом что русскоязычную музыку я не слушал. Точно помню, это были "Зоопарк", "Аквариум" и "Кино" – альбом "45". Мне не понравилось. Потом, уже придя из армии, понял, что это.

– Насколько мне известно, вы были с Цоем неплохо знакомы?

– Мы не приятельствовали, но были в хороших отношениях. Познакомил нас Рашид Нугманов – режиссер фильма "Игла". Виктор как раз был в Москве, и нужно было снять проход для того самого эпизода в самом начале фильма. Мы с Рашидом встретились, поехали и забрали из казахского посольства Витю. Приехали на Пушкинскую площадь, где был проход, очень похожий на питерские дворы-колодцы. Сейчас там все перекрыто. Позже Витя с Марьяной расстались, и он решил перебраться в Москву. Ему надо было где-то остановиться, и я ему дал ключи от своей квартиры. Он звонил: "Я вот приехал… Можно, у тебя остановлюсь?" И в течение года останавливался у меня наездами. Он меня на концерты приглашал, мне было лестно. Конечно, мы не дружили… Он рок-звезда, а я почитатель.

Была одна забавная история. Как-то мы сидели с друзьями, выпивали. Когда тебе 21 год и у тебя своя квартира, конечно, набивается народу. Неожиданно звонит Цой: "Я приехал, можно?" Я говорю: "Да, но у нас тут мероприятие". – "Ну ничего" – "Ну ты приезжай, мы уйдем". А пока он ехал, мы уже подпили, и у нас начались разборки какие-то, в общем, были возбуждены. Входит Цой, все взбодрились. "Вить, будешь кагор?" Он: "Да нет, чуваки, сейчас влом, не очень хочу". Он не особо пьющий был. "Ну тогда песню сыграй". Он такой: "Да ну, ребята, что-то влом". Тогда мы насупились, а он говорит: "Тогда налейте кагора". Ну и сыграл "Восьмиклассницу". Я ее очень любил, почему и хотел еще с тех времен сделать музыкальный ролик. Мы его поблагодарили и свалили.

– А почему, на твой взгляд, фигура Цоя до сих пор в центре внимания?

– Я думаю, что это Восток. "Кино" не всегда играли ровно, не напрягаясь, но только у Цоя было и у The Beatles было такое, что с первого аккорда зрители начинали орать. Это правда, какое-то восточное притяжение, что ли.

– Ты снял все, что хотел, или еще вернешься к Цою?

– Одного раза хватит. Нельзя одну и ту же тему эксплуатировать до бесконечности. Фильм мой не только про Цоя, и меня волновал не только Виктор Робертович, но и тема города. Важно было показать взаимосвязь, переплетение человека с городом. Я снял фильм о Кинчеве, об "Алисе". Мне хотелось бы снять фильм про тур группы, смотреть внутри, как это. Но я благодарен судьбе, Кинчеву, что дал мне такую возможность – снять фильм о рок-группе, туре. Проехал от Кенигсберга до Петропавловска-Камчатского, всю страну.

Сейчас я снимаю фильм про футбол, но очень хочу еще что-то снять о Питере. У меня есть фильм "Безразличие" – он о Москве 80-х. У меня есть задумки, какой-то сценарий о Питере. Потом думаю снять о Праге, которую тоже очень люблю.

Алексей Певчев

Сюжеты: Мнения , Интервью с людьми искусства

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика