Москва 24

26 ноября, 2015

Евгений Перевалов: "Нужно продвигать свою тему"

Поделиться в социальных сетях:

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

Одной из самых громких премьер этой осени стал спектакль "Мушкетеры. Сага", который поставил Константин Богомолов в МХТ имени Чехова. Помимо давно закрепившегося за ним статуса провокатора, борца с нафталиновым театром, режиссер славится еще и тонким чутьем на талант. Многих актеров, сегодня востребованных и отмеченных различными профессиональными наградами, столичной публике открыл именно Богомолов. В "романтическом трэш-эпосе" по мотивам романа Дюма роль д’Артаньяна исполняет Евгений Перевалов – актер, про которого известно немногое: играет в Санкт-петербургском театре "Мастерская", созданном в 2010 году на основе актерско-режиссерского курса Григория Козлова в СПбГАТИ, некоторое время жил в Европе и гастролировал с труппой Вячеслава Полунина. Корреспонденты m24.ru встретились с Евгением Переваловым и познакомились с ним поближе.

– Женя, в Москве тебя пока никто не знает, и поэтому возникает куча вопросов: кто ты и откуда, почему именно тебя Богомолов пригласил на роль д’Артаньяна?

– Константин Юрьевич давно приглашал меня поработать, еще когда ставил "Лира" в петербургском театре "Приют комедианта". Не знаю, честно говоря, в каком спектакле он меня впервые увидел – наверное, в "Идиоте" на сцене "Мастерской". Но тогда у меня не было времени. Потом поступило предложение сыграть в "Гаргантюа и Пантагрюэле", а я опять не смог. С "Мушкетерами" все сложилось удачно.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

– А чем ты тогда был занят?

– После окончания СПбГАТИ гастролировал по Европе вместе с труппой Полунина. С Вячеславом Ивановичем мы поддерживали отношения еще во время моего обучения, а после выпуска он позвал меня к себе работать. И так получилось, что уже после подписания контракта я узнал, что нашему курсу дали собственный театр. Я рассказал Григорию Михайловичу, что уезжаю. Он поддержал: "Ты, главное, возвращайся, мы тебя ждем". Через два года я вернулся, и мы сразу же поставили спектакль "Москва-Петушки".

– А почему не сложилось с Полуниным?

– Этим надо жить: каждый день какие-то ночные перелеты, спектакли, интервью. На второй месяц гастролей уже ничего не понимаешь. Но, с другой стороны, ты так "врубаешься" в эту работу, что получаешь удовольствие, если даже из-за кулис смотришь за происходящим на сцене, хохочешь, как ребенок. Если ты клоун, то должен отсечь все личное. Может быть, поэтому у меня и не получилось остаться там надолго. Мне было интересно попробовать что-то новое, поэкспериментировать и там, и здесь.

Вообще, сотрудничество с Вячеславом Ивановичем для меня было праздником. Он приглашает к себе совершенно разных людей, необязательно артистов. Например, вертолетчика, на первый взгляд, ничем не примечательного. А в процессе репетиций оказывается, что этот человек от рождения безумен, и от работы с ним кайфуешь.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

– В "Мастерской" у тебя есть и большие роли, Князь Мышкин в "Идиоте" или Венечка в спектакле "Москва-Петушки", а есть и маленькие, но очень яркие, как, например, Ванька-встанька в пьесе "Два вечера в веселом доме". Какие роли тебя больше привлекают?

– Мне интересно и то, и то. Одинаково. Но эпизодические роли сложнее. Если у тебя "протяженная" роль и ты где-то там накосячил, есть возможность в дальнейшем реабилитироваться. Если роль маленькая, то нужно собраться и с первого раза сделать все точно.

– С кем тебе легче работается – с мастером или с Богомоловым?

– С мастером. Нам даже не надо ни о чем договариваться – все ясно без слов. А на репетициях у Богомолова я долго не мог понять, чего от меня требуют. Вроде репетируешь, все нормально, но чувствуешь, что все равно чего-то не хватает. Понимать, чуть-чуть улавливать я начал, наверное, только через полгода нашей совместной работы.

– "Мастерская" Григория Козлова – это все-таки продолжение классического театра, в то время как Богомолов славится своим неприятием традиций. Что ты об этом думаешь?

– Да, он ломает стереотипы. И я Константину Юрьевичу благодарен. Потому что за год работы с ним я от многого очистился и принял что-то новое. Когда ты идешь по одному пути, ты обрастаешь какой-то корой. Ты уже понимаешь, какой путь работает. Если мне все понятно, я стараюсь уходить туда, где мне непонятно, обучаться чему-то новому. Нынешнее время очень интенсивное: надо постоянно что-то менять – уезжать, приезжать, забывать.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

Театр Богомолова – это сюрреализм. Знаете одну из основных идей сюрреалистов? Множество событий происходят сейчас, в эту секунду: в Москве празднуется юбилей Табакова, где-то в Австралии девушка встречает парня с поезда, а в другом уголке земного шара только что разбилась чашка. Может быть, эти события на нас влияют, а может быть, и нет. Мы не знаем. Но это происходит. Так же и у Богомолова все единовременным потоком обрушивается на тебя. Но, возможно, я так это чувствую, а на самом деле все по-другому.

– Богомолов говорит, что в "Мушкетерах" ему очень важна лирическая линия, в которой участвует твой герой, хотя д’Артаньян в его спектакле и не главный персонаж, как у Дюма. А на твой взгляд, про что этот спектакль в первую очередь?

– Про любовь. И сам Богомолов так говорит – вы можете подумать, что это спектакль про смерть, но на самом деле про любовь…

– А миф ли то, что Богомолов диктатор и не приемлет, когда артисты на репетициях пытаются предложить что-то свое?

– Константин Юрьевич сам писал пьесу по мотивам романа Дюма, каждый день что-то дописывал, исправлял. Например, один день мы репетировали одно, а уже на следующий он приносил полностью измененный текст. Так было на протяжении всего репетиционного процесса. Нет, конечно, от артистов поступали какие-то предложения, варианты. Если ему они нравились, он их принимал. Если нет, говорил: "Нет, ребят, здесь это не работает".

– У Богомолова сложилась собственная труппа из тех артистов, которые регулярно с ним работают. Не тяжело ли было войти в этот уже сложившийся коллектив?

– Это сложный момент – прийти в другой театр, где тебя никто не знает. Но все оказалось не так страшно. У Константина Юрьевича очень хорошая, сплоченная команда. Артисты меня постоянно поддерживают, мне с ними комфортно и весело – на репетициях стоял смех до потолка. Единственное, мне еще надо познакомиться с Олегом Павловичем Табаковым, у него, к сожалению, пока не было на это времени. Но вроде бы скоро меня должны представить худруку.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

– А ты одиночка или человек команды?

– Человек команды. Для меня театр это, конечно компания. Без компании ничего не получится. В "Этюд-театре", с которым наш курс очень дружит, настоящий дух команды – у артистов нет крыши над головой, они получают невероятное удовольствие от общения друг с другом. В "Мастерской" у всех тоже хорошие отношения – и это, в первую очередь, заслуга мастера. Даже если между нами происходят какие-то конфликты, это никогда не выносится на сцену. На сцене мы все друзья.

– В Москве тебе уже, наверное, удалось посмотреть какие-то спектакли. Что из увиденного больше всего понравилось?

– Я посмотрел спектакли Богомолова – все они очень разные. Мне ближе всего, наверное, "Гаргантюа и Пантагрюэль" в Театре Наций. Еще ходил на Серебренникова, в "Гоголь-центр". Там больше всего понравился "Хармс. Мыр" Макса Диденко.

– Театральный процесс в Москве и Петербурге различается?

– Не знаю, я в Москве пока еще не обжился, чтобы узнать все течения. Мне кажется, Москва драйвовее – все сюда сместилось.

– А действительно ли есть разница между зрителями двух столиц?

– Да, это чувствуется по реакции зала. Московские зрители более открытые, им палец покажи – уже смешно. А питерских поди раскачай.

– Как ты относишься к тому, что некоторые зрители уходят во время спектакля, иногда даже чересчур демонстративно?

– Это нормально на самом деле. Мы все свободные люди, я сам частенько из театра ухожу. Ну, если не нравится спектакль, зачем мучиться. Некоторые считают, что, наоборот, нужно сидеть до конца. Это тоже, с одной стороны, правильно.

– Какие у тебя творческие планы? Говорят, у "Мушкетеров" будет продолжение...

– Это интрига, никто не знает, думаю, даже сам Богомолов. Пока ничем не занимаюсь – с головой погрузился в "Мушкетеров". Надо чуть сосредоточиться, понять, чего от меня хотят. Григорий Михайлович зовет что-нибудь поставить в "Мастерской". Но не уверен, что скоро вернусь туда.

– А в кино тебя зовут?

– Зовут в основном в некоммерческие проекты. Если интересно – снимаюсь. А вот на что вряд ли соглашусь, так это сыграть в сериале. И репутация тут не при чем – я не из тех людей, которые рассуждают: плохой сериал, а я слишком талантливый, поэтому лучше дома посижу. Нет, у меня нет таких амбиций. Но если не нравится, не лежит душа, то и не надо пытаться.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

– А как зритель, что ты предпочитаешь смотреть?

– Телевизор не смотрю лет десять – не особо верю в то, что там показывают. Смотрю в основном зарубежные сериалы, True Detective, например. Мне нравится, что в каждом сезоне свой сюжет, хорошие актеры. Смотришь на Макконахи и Фаррелла – и не можешь оторваться.

– Ты аполитичный человек?

– Я не из тех людей, которые ходят на выборы или на митинги. Но я не живу в домике, отсекая события из внешнего мира. Мне кажется, любой человек, занимающийся творчеством, не должен игнорировать происходящее. Другое дело, что необязательно в этом участвовать: просто нужно продвигать свою тему, учитывая то, что творится вокруг тебя.

Ирина Мустафина, Владимир Яроцкий

Сюжет: Персоны

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика