Москва 24

Культура

26 февраля, 2016

Солистка Большого Вероника Джиоева: "Кармен не должна быть интеллигентной"

Фото: предоставлено пресс-службой фонда "Открытое море"

1 марта в Светлановском зале Дома музыки состоится концертное исполнение "Кармен". Составу солистов мог бы позавидовать любой оперный театр: главную партию споет Юстина Грингите (меццо-сопрано), а вместе с ней на сцену выйдет одна из самых любимых российских певиц – Вероника Джиоева (сопрано). Исполнительница партии Микаэлы рассказала журналисту m24.ru Юлии Чечиковой о предстоящих дебютах и отношениях с новым руководством Новосибирского оперного театра.

– Тенденция нескольких сезонов, связанная с концертным исполнением опер, затрагивает пласт тех сочинений, которые вряд ли в ближайшем будущем пополнят репертуары музыкальных театров. Это и редкие барочные шедевры, и оперы советских композиторов. Как случилось, что при общем стремлении вынести на афишу неизбитое название, вдруг появляется вот эта популярнейшая "Кармен" – с вами и Юстиной Грингите?

– Действительно, на "Кармен" хорошо ходит зритель. Думаю, здесь правильнее всего упомянуть Михаила Симоняна, нашего дирижера. Он хотел исполнить именно "Кармен".

– Вы поете партию Микаэлы…

– Да, но в следующем году я дебютирую как Кармен, причем не только в России, в двух театрах (один из них – Новосибирский), но и в Европе. Конечно, Микаэла мне уже не так интересна, хотя, признаюсь, что это моя любимая партия. У меня лиричный голос, мне нравится вживаться в такие образы как Мими из "Богемы" или Графиня из "Свадьбы Фигаро". За эти два месяца я спою Микаэлу четыре раза – после Москвы и Питера будет еще выход в спектакле Новосибирского театра.

Что касается нашей концертной "Кармен", то меня в этот проект позвал Симонян. Здесь участвуют два моих любимых тенора – это Дмитро Попов и Андреа Каре, мои партнеры по спектаклям в Мадриде, Гамбурге, в Монако и в России. Юрия Лаптева тоже очень люблю. Это все те люди, с которыми мне было бы приятно еще раз встретиться.

– Партия Микаэлы, от которой мы чуть ушли в сторону, обладает интересной сценической судьбой. Казалось бы, она введена композитором, чтобы оттенить роковую Кармен. Но подчас именно Микаэла становится самым сильным звеном в спектакле. Почему так происходит?

– У Микаэлы часто бывает больший успех, чем у Кармен и у Эскамильо. У меня был случай, когда баритон, исполнявший партию тореадора, отказался выходить на поклоны после моей Микаэлы. Она забирает внимание на себя. Режиссер Алексей Степанюк изменил ее образ, когда узнал, что я буду ее петь. Микаэла – особенная героиня, не наивная блондиночка, но по-деревенски сильная девушка, любящая Хозе, способная побороться за свое счастье, дать отпор Кармен. Это первый момент. Второй касается исполнительниц главной партии. Я не могу сказать, что когда-либо слышала такую Кармен, которая бы меня поразила. Хочется создать совершенно иной психологический портрет.

– Что вас не убеждает в ваших предшественницах?

– Кармен часто играют подчеркнуто интеллигентно, а так быть не должно. Режиссеры хотят Кармен-бандитку. Эта сущность должна воплощаться во всем – в повороте головы, в ее пластике. Я хотела бы сама танцевать в постановке. Мне предстоит большая работа, и нужно сделать ее идеально, так, как я представляю, во всех нюансах.

– Что вы понимаете под интеллигентностью Кармен?

– Многие певицы стесняются показать свои эмоции. А Кармен – как фурия! И тут впору на себе одежду рвать – такой это страстный тип женщины.

Фото: предоставлено пресс-службой фонда "Открытое море"

– Финская национальная опера проанонсировала в следующем сезоне "Леди Макбет Мценского уезда" с вашим участием…

– Этот спектакль финны ставят специально под меня. Премьера постановки прошла в Осло, для финской версии не хватало главной героини. После "Аиды" они мне предложили "Таис" и "Леди Макбет Мценского уезда". Ей занимался норвежский режиссер Оле Андерс Тандберг. Странная постановка, но зато я выучу партию – она мне безумно интересна! Конечно, хотелось бы ее исполнить в таком спектакле, как в Большом театре – я говорю о недавней премьере. Хочется настоящую русскую "Леди Макбет". Как мне показалось, Римас Туминас поставил ее с русской душой, без авангардной чепухи.

– Ваши будущие партнеры – скандинавы?

– Насколько я знаю, тенор русский – это Алексей Косарев. Он пел партию Сергея в Осло.

– Вам мешает акцент европейцев, поющих в русскоязычной опере?

– Конечно, мешает… Хотя я настолько уже привыкла, что все поют с акцентом… У нас в России зрители и критики более благосклонны к европейцам. На Западе русским певцам не прощают малейшего недочета в произношении. Европейцы у нас в более привилегированном положении – даже когда они поют по-русски не очень внятно, их приветствуют громче, чем своих. Просто наша публика любит иностранцев. Но только русские могут петь на всех языках блестяще. И именно они заполнили всю оперную мировую арену. Мои друзья в Германии делились со мной таким наблюдением: если в опере они слышат красивый голос, то, взяв программку, безошибочно обнаруживают, что это певец из России. Никто не сравнится с русскими по мощи, особенно если артисту дана музыкальность и умение петь душой.

– А с чем, по-вашему, связан такой интерес западных театров к русским операм? Недавно в Брюсселе вы спели Тамару в "Демоне".

– La Monnaie – вообще такой театр, где уже, наверное, все оперы были поставлены. У его руководства нет ни малейшего страха, связанного с риском провала постановки. Остановиться они не могут, постоянно ищут какой-то новый, экзотический материал. "Демон" – небольшая опера, с интересной музыкой. Его очень тепло приветствовала публика. Но мне бы больше хотелось спеть в "Алеко" Рахманинова – за год до "Демона" его делали в Брюсселе вместе с "Франческой да Римини". Еще мечтаю о "Царской невесте".

Фото: предоставлено пресс-службой фонда "Открытое море"

– А как складываются ваши отношения с родной Новосибирской оперой после всех драматических событий, произошедших за последнее время в театре?

– У меня всегда были там хорошие условия, сейчас они даже улучшились. С новым директором Владимиром Кехманом мы нашли общий язык. Он поддерживает стремление солистов выступать на мировых площадках, а это не все приветствуют. Певица всегда возвращается туда, где ей хорошо. На меня ставят "Аиду" – в этом спектакле я спою в июле. Затем введусь в партию Лиу в "Турандот". Еще в планах концертное исполнение "Отелло" и ввод в новую "Травиату". Новосибирский зритель очень скучает по мне, я это чувствую. Театру выгодно, когда я приезжаю, так как наполняемость зала стопроцентная.

– То есть публика в Сибири до сих пор ходит на имя, а не на сам спектакль?

– Певцы мирового уровня не частые там гости. Новосибирская визитная карточка – все-таки балет. Опера пока еще не достигла таких высот. Кроме того, сказывается и мое появление на экране – канал "Культура" часто меня показывает. Я все это ценю, но все же люблю появляться везде редко, потому что тогда тебя хотят. Мне неинтересно постоянно петь где-то. Пока мне не сидится на одном месте.

– С новым главным дирижером – Дмитрием Юровским – вы уже знакомы?

– Год назад, еще до его назначения в Новосибирский театр, у нас возникла договоренность о концерте в КЗЧ 26 апреля. Позже, когда мне сказали, что Дмитрия хотят пригласить в качестве главного дирижера, я очень обрадовалась. Я работала с его братом – Владимиром Юровским. Их отец – Михаил Владимирович Юровский тоже гениальный дирижер, но с ним мне пока не довелось выступать. Дмитрий будет дирижировать и "Аиду", и "Турандот", так что жду нашей встречи в Новосибирске. Как я успела заметить, он обладает многими ценными качествами, из которых я выделила бы тактичность, умение разговаривать без угроз с оркестром, с певцами. Его сразу полюбили в театре! Такого уровня музыканты очень театру нужны.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика