Москва 24

03 апреля 2014, 11:56

Бежит Садовое кольцо: как Данелия снял главный фильм о Москве

11 апреля телеканал "Москва 24" отмечает день рождения самого, пожалуй, московского фильма - "Я шагаю по Москве". К празднику может присоединиться каждый желающий. О том, как это сделать, - читайте здесь. А вдохновиться вам поможет рассказ обозревателя сетевого издания M24.ru Алексея Байкова о том, как снимался фильм и как писали заглавную песню.

Кадр из фильма "Я шагаю по Москве"

Как известно, история самого известного фильма о Москве началась с идеи, которая вполне подошла бы для прекрасной лирической короткометражки:

Георгий Данелия, режиссер:

— Ко мне пришел Гена Шпаликов и говорит: "Я классный сюжет придумал. Давай кино снимем?". Я спросил, какой сюжет. "Вовсю льет дождь, а по улице босиком идет девушка, в руках несет туфли, а за ней едет велосипедист". "А что дальше?", — снова спросил я. "А дальше придумаем", — ответил Гена. Вот так мы начали работу над фильмом "Я шагаю по Москве".

Вот так. Это потом уже Шпаликов придумал и Кольку-метростроевца и сибирского монтажника Володю, Сашу с невестой и Алену из магазина пластинок, боксера Асту на Чистых прудах и писателя-полотера и все остальное. А сцена с босой девушкой и велосипедистом так и осталась одним, пусть даже и самым лирическим, эпизодом фильма.

С утверждением сценария тоже возникли проблемы. Шпаликов в то же время параллельно работал над картиной Хуциева "Застава Ильича", еще на стадии съемок попавшей под перекрестный огонь критики в том числе и со стороны Хрущева: "Даже наиболее положительные из персонажей фильма — трое рабочих парней — не являются олицетворением нашей замечательной молодежи. Они показаны так, что не знают, как им жить и к чему стремиться. И это в наше время развернутого строительства коммунизма, освещенное идеями Программы Коммунистической партии!".

И тут от Шпаликова на худсовет приносят еще один сценарий "просто фильма о Москве", в котором в качестве главных героев выведены все те же "безыдейные" молодые люди. Картину стали тормозить под самыми разными предлогами: "мало действия, нечеткий сюжет, не проработаны характеры, надо уточнить основной замысел".... Данелия эти мытарства вконец надоели, и он решил обратиться через все головы к первому заместителю председателя Госкино Баскакову. Тот оказался в неожиданно хорошем расположении духа, поэтому его диалог с режиссером вышел предельно лаконичным:

- Сценарий без фиги?

- Без фиги.

- Слово?

- Слово.

- Тогда запускайся.

Но даже когда были отсняты и проявлены первые метры кинопленки, мосфильмовские идеологические бонзы продолжали ставить палки в колеса. После просмотра уже отснятого материала, на худсовете заявили, что в фильме не хватает эпизода "уточняющего смысл". В кои-то веки у Данелия создалось точно такое же впечатление и они со Шпаликовым устроили мозговой штурм, причем как раз в тот день, когда тому надо было забирать свою жену из роддома. Эпизод с полотером, выдающим себя за писателя, был сочинен во время перекура на лестнице на крышке коробки из-под праздничного торта. В реплики полотера Шпаликов вложил всю критику, звучавшую в адрес "Заставы Ильича" и первой версии сценария "Я шагаю по Москве". В таком виде фильм и утвердили.

Режиссер Георгий Данелия, 1978 год. Фото: ИТАР-ТАСС

Когда ленту запустили в производство, то началось самое главное, что только может быть в кино на этапе подготовки к съемкам, - подбор актеров. Занимались этой сложной и требующей поистине железных нервов работой (чего стоили одни только срывы и истерики многочисленных "юных дарований", когда им объявляли, что они не прошли пробы) второй режиссер Маргарита Чернова и ее ассистентка Лика Авербах, благодаря которой, собственно, и произошло большинство неожиданных замен. Надо сказать, что этот "кастинг" был крайне беспорядочным – многих хотели взять или взяли почти с улицы. Для кого-то "Я шагаю по Москве" стал важной ступенькой в кинокарьере, а для кого-то прошел незаметно. Например, в том самом эпизоде с девушкой под дождем, на велосипеде вокруг нее катался еще совсем молодой Олег Видов. Фильм сняли, посмотрели – и тут же все, включая и самого Данелия, начисто забыли имя актера, сыгравшего в одной из самых лирических коротких сцен советского кино. И лишь десятилетия спустя сам Видов напомнил об этом режиссеру.

Володей мог стать Виталий Соломин, но его пробы не устроили худсовет. Кроме него на эту роль пробовался Бортников, которого Данелия знал по съемкам в картине своей матери Мэри Анджапаридзе "Слуша-а-ай!". Но вышло так, что и Бортников пролетел мимо этой роли, не успев даже толком обидеться, - у него и без "Я шагаю по Москве" в то время было полно работы. Позднее актер в своих интервью говорил что предложение Данелия он тогда просто "не воспринял всерьез". В итоге по Москве зашагал Алексей Локтев, молодой актер театра имени Пушкина. Но с ним тоже были проблемы – 17 июля начали снимать первые сцены, а на следующий день в адрес руководства "Мосфильма" из театра пришло письмо: "Актер Локтев по причине занятости в гастролях сниматься не может". Тогда вызвали другого исполнителя — Станислава Любшина. 18 июля с ним была проведена кинопроба, но Данелия она не понравилась. Было решено дождаться Локтева с гастролей, а пока снимать эпизоды без его участия.

Алену должна была сыграть Наталья Селезнева - ее почти уже утвердили, но тут ассистентка привела в студию Галину Польских и худсовет проголосовал за нее. А Селезнева прославится на всю страну через четыре года благодаря роли Лиды во второй серии "Приключений Шурика".

С Польских на пробах тоже вышла забавная история. В день, когда ее привели в кабинет Данелия, великий режиссер страдал от болей в спине и по этой причине принимал посетителей лежа на диване. Не успела Галина переступить порог, как он запротестовал: "Нет, беленькая нам не подходит". Смущенную актрису тут же поволокли в салон красить. Брюнеткой она Данелия тоже не понравилась – "верните все как было", потребовал он. Но на роль ее все-таки утвердили.

Кадр из фильма "Я шагаю по Москве"

Полотера должен был сыграть Рудольф Рудин, еще не ставший паном Гималайским из "Кабачка 13 стульев", но по неизвестной причине он отказался. Вместо него позвали Владимира Басова.

Больше всех не повезло неизвестному, буквально с улицы взятому пареньку, которому уже пообещали роль Саши. Мир кино жесток к неудачникам и от него не осталось даже фамилии. Данелия помнит только, что звали его Игорем, и что на пробах он немного заикался. По сюжету Саша должен был, готовясь к службе в армии, постричься под ноль, так что Игоря обкорнали, а для тех эпизодов, где его герой должен был ходить с волосами, ему сделали парик. И тут ассистентка привела на картину Евгения Стеблова, студента Щукинского училища, который в то время бродил по коридорам "Мосфильма" в поисках случайной подработки. Его утвердили на роль, а Игорь, когда ему позвонили сообщить об отказе, целый час поносил всю съемочную группу "и ни разу не заикнулся".

И лишь Никита Михалков сразу пришел на роль Коли, благодаря дружбе Шпаликова с Андроном Кончаловским. Данелия не захотел ссориться со своим сценаристом и взял юное дарование на картину. В результате каждый получил что хотел: Данелия – отличного Колю, а Михалков – главную роль в 18 лет.

А дальше начались съемки с их вечными проблемами и курьезами.

Евгений Стеблов успел довести до полного умопомрачения персонал парикмахерской рядом со своим домом: кино ведь снимается не последовательно, а по эпизодам, причем даже режиссер не всегда точно знает, когда получится сделать те или иные кадры, а вот волосы у человека растут каждый день. И бриться ради одной сцены в военкомате актеру приходилось регулярно. "На меня там смотрели как на городского сумасшедшего. Сами посудите: через день к вам является лысый парень и заявляет, что он оброс", - позднее вспоминал Стеблов.

Кадр из фильма "Я шагаю по Москве"

После съемок одного из эпизодов, когда Данелия пришлось собственноручно поливать асфальт водой из шланга, режиссер весь продрог и замерз. Надо было ехать домой сушиться и отлеживаться, но он обещал еще завести Никиту Михалкова к отцу на улицу Воровского. Тут помогла бы водка, но, как назло, все магазины были закрыты - четверть двенадцатого.

"Никита, вынеси мне грамм сто водки, а то я простужусь", - попросил я. Самому в такое позднее время заходить в дом и просить водку было неприлично. Никита вынес мне от души - полный стакан. А через несколько дней меня встретил его папа, Сергей Владимирович Михалков: "Ты соображаешь, что ты делаешь? У меня инфаркт мог быть! Лежу, засыпаю - вдруг открывается дверь, на цыпочках входит мой ребенок, открывает бар, достает водку, наливает полный стакан и на цыпочках уходит. И я в ужасе - пропал мальчик, по ночам стаканами водку пьет", - рассказал Данелия.

Больше всего проблем на съемках создавал Ролан Быков, который как раз в это время завершал монтаж своего фильма "Пропало лето". Из-за этого он постоянно опаздывал на съемки у Данелия, и тому несколько раз приходилось садиться за руль, мчаться на другой конец города и буквально силком выдергивать своего актера из-за монтажного стола. На съемочной площадке Быков тут же начинал "включать режиссера":

"Снимали эпизод: идет герой Быкова, оглядывается на ребят и уходит. Быков хорошо сыграл, но тут же предложил снять эпизод по-другому: что он не просто гуляет, а вышел познакомиться с девушкой. Сняли. У Ролана новое предложение: "Давайте так: герой грамм сто пятьдесят принял". Сняли. Потом новый дубль - пиджак не надет, герой несет его. Все варианты у Ролана были хорошие. После девятого дубля актер говорит: "Давайте еще вариант. Он оглянулся, испугался, но девушка ему понравилась".

"Все, хватит: дальше пленку за свой счет покупать будешь", - оборвал творческий процесс Данелия. Правда, потом в своей книге и интервью он признавался, что ему было даже приятно наблюдать за тем, как Быков изводил его и всю съемочную группу. Хотя главный эпизод с его участием так и не удалось снять за один день.

Кадр из фильма "Я шагаю по Москве"

Приемочная комиссия поражалась тому, как у оператора Юсова получились кадры с панорамами Москвы сверху. В те времена снимать с вертолета запрещалось, а в каждом высотном здании сидел военный комендант, который мог не пустить туда даже киношников. Группа каждый раз придумывала какие-то партизанские способы и все-таки пробиралась с камерами на крыши нужных "высоток".

Особенно много хлопот доставляли съемки в метро. "Снимали ночью, заранее заказывали станцию и поезд, и, как только закрывалось метро, мы тут же спускались на станцию, допустим, "Университет", завозили аппаратуру", - вспоминал Юсов.

В первой половине октября весь график съемок пришлось перекраивать из-за Стеблова. На следующий день после работы над эпизодом в отделе грампластинок, его вместе со всем курсом "Щуки" отправили помогать на овощебазу, а там студенты стали дурачиться и кидаться друг в друга картофелинами. Стеблов в этих игрищах молодецких не участвовал, но именно ему здоровенная картошина, отскочив от стены, угодила в лицо. Губа распухла так, что молодой актер смог вернуться на площадку только через десять дней.

11 ноября оператор фильма Вадим Юсов выехал на Садовое кольцо, чтобы отснять несколько городских планов. Это были последние натурные съемки в картине, погода уже откровенно портилась и группе пора было перебираться в павильон и заканчивать. Следующей была сцена в отделе пластинок, которую изначально хотели снимать в ГУМе, но Даннелия настоял на павильоне "Мосфильма" и декорациях, чтобы группу не отвлекали зеваки.

12 ноября в 6-м павильоне сняли всего лишь один кадр в декорации "отдел пластинок". 18 ноября снимали сцены в "Зеленом театре" (тоже в декорациях), где Колька участвует в соревнованиях по рисованию и побеждает, быстрее всех изобразив лошадь. Именно в тот день был снят крохотный эпизодик с участием Инны Чуриковой, который стал ее первой "большой" ролью в отечественном кино. И завершились съемки 25-27 ноября, как раз той самой сценой с полотером.

Фото: ИТАР-ТАСС

Потом были монтаж, предпремьерный показ и, наконец, сама премьера, а на следующее утро все причастные к фильму "Я шагаю по Москве" проснулись знаменитыми. Фильм получил множество призов, был "навсегда вписан в историю золотыми буквами" и так далее. А для нас он остался пронизанной летним солнцем и ощущением радости черно-белой фотографией 1960-х, какими они, наверное, казались всем, кто тогда жил, пел, влюблялся, ел мороженое на Чистых прудах и ходил в кино. Правда, буквально через несколько лет эпоха "оттепели" закончится и у мальчишек с горящими глазами наступит горькое разочарование. Некоторым, впрочем, пришлось его пережить гораздо раньше.

Через несколько лет после премьеры Данелия получил письмо от девушки из одного далекого городка. Посмотрев "Я шагаю по Москве", она накопила денег и поехала в тот красивый и добрый город, который увидела на экране. И за один день получила разом всю порцию столичного "гостеприимства наоборот": в гостиницу не попала, ночевала на вокзале, деньги украли, забрали в милицию, как проститутку… Данелия редко отвечал на письма зрителей, но той девушке все-таки написал: "Москву мы показали такой приветливой. Но, к сожалению, она бывает и другой, — вам не повезло…".

О тех, кому не повезло уже в наши дни, Данелия хочет снять продолжение. Говорит, что даже придумал эпизод для Никиты Михалкова: постаревший Коля будет стоять в переходе и петь знаменитую песню, а прохожие будут кидать ему монетки. Остается только надеяться, что "Я шагаю по Москве-2" все-таки будет снят и что он не получится таким же откровенно провальным, как все прочие сделанные до сих пор сиквелы советской киноклассики.

Интересные факты:


- Когда Шпаликов пришел к Данелия со своим эпизодом про девушку на велосипеде, он пришел не с пустыми руками, а с бутылкой шампанского, чтобы, если идея понравится, тут же на месте и "обмыть" будущий фильм. Открывая напиток, сценарист забыл придержать пробку и из горлышка хлестнул фонтан – прямо на новые обои. Из соседней комнаты вышла мать режиссера Мэри Анджапаридзе и устроила обоим страшный нагоняй. А Шпаликов обрадовался: "Хорошая примета!". Время показало, что он был прав.

- Персонаж Михалкова стал Колей не просто так, а в честь старшего сына режиссера – Николая Соколова-Данелия.

- В Москве нет Строительного переулка и никогда не было. Есть улица Строителей и Строительный проезд. В "роли" Строительного снимался совсем другой переулок – Кривоарбатский. Если присмотреться внимательнее, то в некоторых кадрах на заднем плане можно увидеть высотку МИДа.

Кадр из фильма "Я шагаю по Москве"

- Кафе-"стекляшки", в котором Колин сосед моет стекла и учит английский язык, в Кривоарбатском переулке тоже никогда не было. А то, что мы видим в начале фильма, – это построенная специально для съемок декорация, состоявшая всего из двух стен. Благодаря блестящей работе оператора Владима Юсова возникает полная иллюзия, что киношники и впрямь использовали для съемок самую настоящую уличную "стекляшку" 1960-х.

- Фасад дома, в котором по сюжету должен был проживать Коля-Михалков, съемочная группа решила перекрасить. Привезли маляров, приступили к работе – а жители дома обиделись и накатали на Данелия и его подчиненных жалобу в Моссовет: "Вы фасад подновили, а начальство поедет мимо, решит, что у нас все в порядке, и капитальный ремонт нам делать не будет".

- Показом "Я шагаю по Москве" открылся только что построенный главный московский кинотеатр "Россия", а в самом фильме Володя с Сашей идут по его прогулочной галерее, происходит пародийный диалог: "Ты меня любишь? Да-да или да-нет?".


История одной песни

Главную песню для фильма сочиняли так:

Закончив со сценарием, Шпаликов появлялся на съемочной площадке в основном для того, чтобы выпить, четко по графику, раз в две недели – в дни аванса и получки. В тот вечер киногруппа снимала памятник Маяковскому для сцены "Вечер. Засыпают памятники". Данелия вместе с операторами сидел на крыше ресторана "София" в ожидании "вечернего режима" - когда небо станет темнее, чем фонари и свет в окнах. И тут снизу донесся крик: "Снимайте скорее, уже красиво!", - это пришел Шпаликов, которому не терпелось отправиться в ресторан с Данелия и Юсовым.

Узрев тень блудного сценариста Данелия поинтересовался: "Слова написал?" — "Нет", — развел руками Шпаликов. "Тогда пиши", — приказал ему режиссер. "Что?", — Шпаликов не расслышал слов из-за проезжавшей мимо машины. Тут Данелия взял в руки мегафон и заорал на всю площадь: "Слова, говорю, сочиняй!" — "Первая строчка уже есть", — сообщил ему Шпаликов и продекламировал: — "Я шагаю по Москве, как шагают по доске..." — "Не пойдет, — замахал руками Данелия. — Эти стихи на музыку не ложатся. Сочиняй новые. Если не сочинишь, в ресторан не пойдем".

Последняя угроза сильнее всего подействовала на Шпаликова, и он ушел в ресторан сочинять новые слова. Через полчаса вернулся: "Сочинил! "Я иду, шагаю по Москве, и я пройти еще смогу великий Тихий Океан, и тундру, и тайгу". Снимайте!" - "По мелодии лучше "А я иду, шагаю по Москве", - возразил Данелия и попросил еще один куплет. Пока оператор снимал каменного Маяковского, Шпаликов успел настрочить и предыдущий куплет и последний: "Над лодкой белый парус распущу. Пока не знаю где".

А песня с тех пор стала всенародно любимым шлягером и кто только ее не пел:

Кадр из фильма "Я шагаю по Москве"

Эдуард Хиль, один и вместе с Людмилой Сенчиной, Лидия Клемент, Лев Лещенко, Эмиль Горовец, Сергей Зыков, Ян Осин, Виктор Добронравов с группой "Кинопроектор", группа "Ногу Свело", Лолита Милявская , "Глюкоzа", детский ансамбль "Домисолька", бардовский дуэт Романа Ланкина и Александра Алабина, вокальный квартет D.E.U.S, певица Sirusho, Алина Орлова.

Это не считая всевозможных "переделок", например, марша для духовых оркестров, регулярно звучавшего в московских парках по праздникам и песен на ту же тему от группы "Бахыт-Компот" и Васи Обломова.

Алексей Байков

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать