Москва 24

Общество

21 июня 2016, 20:42

Кинологи знают: как правильно выбрать, воспитать и содержать собаку

Фото: m24.ru/Роман Васильев

Каждая собака защищает своих хозяев по-разному. Какие сложности поджидают заводчиков, кинологов, а затем и будущих хозяев – читайте и разбирайтесь в материале колумниста m24.ru Алексея Байкова.

Пожалуй, ни над одним существом человек так зверски не поизмывался, как над обыкновенной домашней собакой. Существует довольно известная шутка на эту тему: если к нам на Землю случайно залетит в гости какой-нибудь гуманоид и перед ним поставят в ряд немецкого дога, сенбернара, борзую, карликового шпица и мопса – он ни за что не поверит в то, что эти существа принадлежат к одному и тому же биологическому виду. И уж тем более не поверит в то, что все это многообразие было получено путем манипуляций с потомством когда-то одомашненного волка. А между тем "сие есть факт, мсье Дюк". Кошкам и лошадям повезло куда больше – при первом же взгляде в них без труда узнаются их дикие предки.

На сегодняшний момент в мире существует 339 пород собак. Это признанных Международной кинологической федерацией. А непризнанных вроде восточно-европейской овчарки, русского тойтерьера или сербского охранного пса – куда больше. По некоторым сведениям их около тысячи, и процесс открытия или выведения новых продолжается и по сей день. Еще каких-то 10 лет назад никто ничего не слышал про "русскую салонную собаку", она же "русалка", а МКФ не знает о ней и до сих пор, но щенки этой породы уже вовсю продаются в интернете.

И про каждую породу на домашнем сайте заводчика написана даже не поэма экстаза, а целый героический эпос. Да, вот эта, именно эта хвостатая скотина и есть преданный охранник хозяев, хозяйского дома и хозяйских носков, а еще – лучший в мире воспитатель детей, неутомимый игрок в мячик, бесстрашный охотник, не пахнет, почти не линяет, без дела не лает, в содержании неприхотлив, легко дрессируется, варит кофе, жарит яичницу и делает бутерброды по утрам. Ой, что-то нас занесло…

А между тем, циничная правда заключается в том, что собака – это инструмент, созданный человеком для выполнения одной или нескольких конкретных задач. И все что лежит за их пределами безжалостно отсекалось на протяжении столетий либо селекционерами, либо самой природой.

К примеру всем известно, что доберман – это служебная порода с хорошо развитой злобностью и агрессивностью по отношению к человеку. А вот французские аборигенные овчарки босероны, которых Луис Доберман и Отто Геллер использовали при выведении своего детища, несмотря на внешнее сходство, являют им полную противоположность.

Человека босерон не атакует вообще – учи его не учи (со страху укусить, конечно, может, раз в сто лет и палка стреляет), а своих хозяев защищает весьма оригинальным способом: пулей несется искать других людей, которых можно позвать на помощь. Просто так получилось, что французским фермерам XVI века была нужна хорошая скотогонная собака и "живая сигнализация", а для защиты они использовали совсем другие породы. При этом примерно половина заводчиков босеронов, рекламируя их на своих сайтах, при перечислении рабочих качеств обязательно вставляют слово "охранный". И горожанин, прикупивший щенка "предка добермана", при встрече с хулиганами в темном переулке рискует оказаться в весьма неприятной ситуации.

В общем, перед тем, как заводить себе такое милое, умильными глазками глядящее на вас с фотографии на сайте заводчика, стоит понять, что текст под ней написан с одной-единственной целью: продать вам щенка. Лучше самостоятельно изучить не только историю будущей "своей" породы, но и ее современное применение, если оно есть. И тогда можно будет понять многое: как содержать, сколько гулять, сможет ли эта собака ужиться с детьми и кошкой, чему ее стоит учить, а чему – лучше даже не начинать и многое другое. А уж наша задача – оказать в этом посильную помощь. И начнем мы, как говорили древние, ab ovo, то есть с породы банальной и всем известной.

"Немец" – и швец, и жнец и на дуде игрец

Фото: m24.ru

Вопреки распространенному убеждению, самая популярная в мире порода служебных собак не была выведена Максом фон Штефаницем и А. Майером в конце XIX века. По сути, они занимались тем, что собирали по крестьянским дворам Северной Германии лучших с их точки зрения собак, а затем искали некий усредненный тип, на основе описания которого можно было составить стандарт породы.

Изначальные немецкие овчарки, с которыми имел дело фон Штефаниц, были крепкими универсалами. Немецкий крестьянин был человеком практичным донельзя и хотел от своей собаки всего и сразу. Она должна была пасти (то есть перегонять и гуртовать) скот, защищать его от хищников, охранять крестьянский двор и даже охотиться вместе с хозяином.

"В лунную октябрьскую ночь отправляется немецкая овчарка с пастухом-хозяином на охоту на барсука… Охотясь на барсука, овчарка отрезает ему путь отступления к норе, галопом мчится по его следу, и нет ему спасения – он погиб. Сплошь и рядом, бегая по пороше, немецкая овчарка откроет и зайца; тогда наступает для нее радость – полным галопом, предупреждая все хитрости косого, она настигает его" (А. Шмидт "Немецкая овчарка", Кровное собаководство, № 4, 1926).

Причем всему этому собаке приходилось обучаться самостоятельно, а не как сегодня – с помощью квалифицированного кинолога. Немецкие крестьяне о дрессировке не знали ровным счетом ничего, и тех собак, которые не умели понимать приказ хозяина с полуслова, они попросту убивали. Защитники животных назовут эти методы "воспитания" бесчеловечными и будут правы, но именно такие условия и помогли выковывать характер будущих хвостатых героев двух мировых войн и ежедневной перманентной войны с криминалом. Жесткие условия содержания сформировали в немецкой овчарке главное – исключительную сообразительность и способность к обучению, благодаря чему она на долгое время стала не только служебной собакой № 1 во всем мире, но и лучшей породой для начинающего собаковода.

Часть своих рабочих качеств немецкая овчарка утратила уже в тот момент, когда из крестьянской собаки стала превращаться в служебную. Затем за дело взялись многочисленные эксперты собачьих выставок, отбиравшие победителей по экстремальным, то есть наиболее улучшавшим породу с их точки зрения, внешним признакам. Проверка рабочих качеств при этом сводилась к нескольким формальным телодвижениям. Во второй половине прошлого века разведение выставочных и рабочих собак окончательно разделилось, и ковыляющие сегодня по рингам овчарки со спиной выгнутой в форме буквы S уже ничем не напоминают гордых и сильных собак с довоенных фотографий.

С так называемыми "рабочими" линиями дела обстоят несколько лучше, но и они склоняются в ту же сторону. Еще в середине 50-х годов в Восточной Европе рекомендованным испытанием для овчарки перед выставкой был пробег за велосипедом на расстояние от 15 до 20 километров, после которого собака сразу же должна была догнать и задержать фигуранта. Сегодня вряд ли хоть одна овчарка способна сдать такой экзамен.

В наши дни отколовшаяся часть Всегерманского союза любителей немецкой овчарки RSV2000, отчаянными усилиями пытается вернуть породу к ее исконному состоянию. Но пока немцы героически обороняют свои последние рубежи, во всем остальном мире уже лет 15 как тихой сапой идет процесс вытеснения немецкой овчарки из служебных питомников.

Первую скрипку играют аналогичные по виду и характеристикам бельгийские овчарки – малинуа, а за ними уже наступают на хвост старые конкуренты: доберманы, ротвейлеры, бульмастифы и прочие. К тому же с развитием спецсредств и робототехники сама потребность в собаках для задержания и нападения неуклонно снижается. Собак, в основном, сегодня используют в качестве "живых детекторов", а тут сгодятся и лабрадор и корги и пудель. Так что будущее немецкой овчарки при любых вариантах развития породы выглядит безрадостным.

Амстафф – убийца или детский доктор?

Фото: ТАСС/YAY

По всем породам питбульского типа вроде как давно достигнут общественный консенсус: запретить владение, ограничить разведение, а еще лучше будет пустить под шприц все поголовье. Тех несчастных, кто рискует высказать осторожные сомнения, немедленно закидывают ссылками на новости о растерзанных в клочья детях и бабушках.
Между тем специалисты до хрипоты повторяют общественности простую истину: никаких бойцовых пород не существует в природе, за исключением разве что непризнанного Международной федерацией американского питбультерьера.

При этом в разные периоды истории в звериной травле и боях между собой участвовали предки практически всех европейских пород собак. Бойцовость не является качеством, определяющим характер породы и никак не влияет на степень агрессивности по отношению к человеку.

Основная проблема заключается в том, что хозяева таких собак часто забывают, что на том конце поводка у них находится прежде всего терьер со всеми его достоинствами и недостатками. Терьер по своему характеру – одиночный охотник, способный работать по зверю без участия человека, с присущим ему набором качеств: упрямством, способностью к взрывной агрессии и бесстрашием. Их надо учитывать и воспитывать свою собаку соответственно.

Между тем, за более чем 100 лет существования этих пород, опыт служебного применения накоплен предостаточный. Еще во время Первой мировой войны "янки-терьер" по кличке Стаби удостоился многочисленных наград за то, что предупредил солдат о начале газовой атаки, помогал отыскивать раненых после артобстрела и в одиночку взял в плен немецкого солдата.

В дальнейшем собаки питбульского типа заняли свое законное место в служебных питомниках всех стран мира, но этим их таланты не ограничились. Их используют и для поисковых работ, в частности в России "звездой" отряда Центроспас МЧС стала сука стаффордширского терьера по кличке Гейша. В США амстаффов успешно используют в качестве собак-проводников слепых, у нас пока боятся – считается, что вид и порода поводыря не должны отпугивать прохожих.

В процессе своей породной "эволюции" стаффам и их родственникам удалось выработать неплохие актерские способности. Тот же Стаби не был выброшен командованием за шкирку из казармы только потому, что быстро научился пародировать воинское приветствие, садясь и прикладывая лапу к голове. Такие навыки, помимо чисто развлекательного применения, позволяют использовать амстаффов, стаффобулей и даже питбулей в программах реабилитации детей-инвалидов и лиц, страдающих психическими заболеваниями. Этому способствует и исключительно высокий болевой порог – дети, как известно, любят при контакте дергать собак за уши и хвосты, а стаффы, в отличие от прочих терьеров, довольно спокойно к этому относятся. Центры канис-терапии, в которых успешно работают собаки "питбульского типа" уже существуют как в США, так и в России.

Алабай – чудо, за которым будущее

Фото: ТАСС/Александр Яковлев

Нет смысла подробно рассказывать всю более чем 4000-летнюю историю аборигенных овчарок Средней Азии хотя бы потому что тут сколько людей – столько и мнений. Важно лишь заметить, что условия их существования были очень похожи на те, что подарили человечеству "немцев", с одной лишь разницей: в критической ситуации "азиатам" приходилось действовать без команды и без оглядки на человека в составе стаи себе подобных. Благодаря этому и сформировался знаменитый "алабайский интеллект", совершенно не похожий на тот, который мы привыкли ценить у европейских культурных пород: способность принимать самостоятельные решения плюс феноменальная память.

Куда интереснее те процессы эволюции, которые эти породы вынужденно претерпевают, начиная с середины XX века. Во-первых это сам факт появления на свет среднеазиатской овчарки – детища советской кинологической науки. В реальности же существовала целая группа внешне схожих, но имевших поведенческие и даже анатомические различия пород собак: туркменская (алабай), узбекская, казахская (тобет), таджикская, афганская и так далее. Отцы-основатели советской кинологии, не долго думая, описывали их всех как единый тип среднеазиатской овчарки. В конце концов вышло так, что образцом этой самой овчарки стал именно туркменский алабай. Затем началось беспорядочное смешение внутри породной группы, благодаря которому все локальные породы среднеазиатских волкодавов сегодня находятся практически на грани исчезновения, а алабай становится господствующим и доминирующим типом, как в России, так и в Средней Азии.

Тестировать "азиатов" на пригодность к служебному использованию в СССР начали довольно рано, и получили отличные результаты: "собаки, подвергшиеся соответствующей дрессировке, побили представителей много раз апробированных импортных пород, заняв первые места по службам, которые строятся на чутье и активной форме оборонительной реакции" (А.П. Мазовер. Экстерьер и породы служебных собак, М. 1947). И все же общий итог вышел отрицательным – склонность к ритуальным дракам между кобелями, сложность в дрессировке и неумение быстро переключаться на другого проводника не позволили алабаям занять достойное место в ведомственных питомниках. С тех пор работа для большинства «азиатов» ограничивается пастушьей и караульной службой.

По сути же культурная работа с этими породами, подобная той, что в свое время фон Штефаниц, Майер и их последователи проделали с предками немецкой овчарки, так и не начиналась. Заводчики и эксперты выставок ориентированы на сохранение и воспроизводство некоего исконного алабая, не понимая, что условия для его существования были безвозвратно утрачены еще в советские времена. После того как начались регулярные отстрелы волчьих стай с вертолетов, потребность в чабанских собаках резко упала. Когда советская сельскохозяйственная авиация, как и все остальное, канула в небытие – волкодавы вновь понадобились, но через пару-тройку десятков лет на смену им придут дроны, и тогда "азиаты" рискуют попросту исчезнуть, как и множество собачьих пород до них.

Еще одним ударом по породе стала завезенная из Афганистана мода на собачьи бои, незаметно ставшая традицией. Появилось ошибочное представление о том, что схватки между кобелями позволяют выявить лучших волкодавов. Даже в России, несмотря на законодательный запрет собачьих боев, как таковых, они все равно регулярно проводятся, стыдливо прикрытые термином "тестовые испытания". Победители таких "тестов" становятся чемпионами рабочего класса и ориентирами в разведении, что отрицательно сказывается на всей породе в целом.

Между тем алабаю, как и аналогичным европейским породам, таким как сенбернар, большой бернский зенненхунд, пиренейский мастифф и прочие, настало время перебираться в города и искать себе новое занятие. Для этого с породой необходимо вести осознанную заводскую работу, направленную в первую очередь на подавление половой агрессии и на повышение управляемости. Всего остального феноменальный интеллект среднеазиатских овчарок достигнет самостоятельно.

Уже сегодня ряд питомников проводит обучение алабаев поиску на местности – как оказалось, эти гиганты обладают отличным чутьем и показывают результаты не хуже чем немецкие овчарки или сибирские охотничьи лайки. А их спокойно-уважительное, граничащее с нежностью отношение к детям, открывает для "азиатов" перспективы работы в летних лагерях и пригородных школах в качестве компаньонов, охранников и всеобщих любимцев. И кто знает, какие перспективы появятся перед этой поистине уникальной породой в будущем, если ее развитие пойдет вне коридора привычных шаблонов?

Ротвейлер – зубастый грузовик

Фото: ТАСС/Imago

Предками ротвейлеров, судя по всему, были собаки, пришедшие в Германию во времена римской экспансии.. Каждый легионер должен был получать в день от половины до двух асов мяса (0,16–0,65 килограмма). Средняя численность легиона составляла 5000 человек, не считая вспомогательных подразделений, и за каждым из них следовало огромное стадо. Чтобы охранять убойный скот и не дать ему разбежаться требовались собаки. Не случайно город, с которым связано название породы – Ротвайль, изначально возник на месте крупного римского военного лагеря, а затем стал региональным центром мясной торговли.

После того как на место римлян пришли племена алеманов, часть из них занялась оседлым скотоводством и предков ротвейлеров стали использовать для того, чтобы загонять стада коров на бойни. Потом выяснилось, что пара таких собак способна тащить тележку с погруженной на нее тушей не хуже мула, а заодно и охранять ее от чьих угодно посягательств. Так ротвейлер окончательно утвердился в статусе "немецкой мясницкой собаки". Продав свой продукт на рынке, немецкий мясник по обыкновению крепко обмывал с друзьями выручку в ближайшем трактире, а кошелек с выручкой вешал на шею своему псу, при одном виде которого у вора разом вылетали из головы все мысли о легкой наживе.

Понятно что ни о каком «разведении пород» тогда не могло быть и речи. В крови нынешних ротвейлеров те самые римские собаки густо перемешаны с предками бульдогов, боксеров и швейцарских пастушьих овчарок. У немецкой аристократии до определенного времени весьма популярным развлечением была загонная охота на медведя или кабана, в которой использовались любые подходящие для травли крупные молоссы. Когда сезон охоты кончался, их сдавали внаем окрестным крестьянам для охраны и перегона скота. Ни за какой чистотой породы никто при этом не следил.

С появлением железных дорог и прочего механического транспорта ротвейлеры стали приходить в упадок. К тому же власти стали ограничивать содержание собак на бойнях и запрещать их использование в упряжках. Поголовье неуклонно сокращалось, дошло до того что в 1905 году в самом Ротвайле осталась только одна сука.

Судьба породы круто изменилась в 1901 году после того как полицейский вахмистр из Гамбурга в одиночку при помощи своего ротвейлера разогнал массовую драку, в которой участвовало около сотни пьяных матросов. Немецкими мясницкими собаками вплотную занялись и обнаружили, что качества, унаследованные ими от принимавших участие в баронской охоте предков, позволяют использовать их в качестве служебных. Ротвейлер хорошо шел по свежему следу, особенно за человеком, и обладал спокойным уравновешенным характером, способным при необходимости взрываться агрессией.

На долгое время ротвейлеры осели в полицейских питомниках, в качестве силового дополнения к немецким овчаркам и доберманам. Но теперь их время, кажется, пришло – по меркам сегодняшних требований к служебным собакам, ротвейлеры слишком медленные. Уравновешенность характера, когда-то ставшая одной из основных причин их сохранения, теперь работает против будущего породы. По всей видимости, дальнейших перспектив ротвейлер уже не имеет.

Как уже было сказано, техника постепенно вытесняет большинство служебных пород из привычной им ниши живого оружия. Для них остается в основном поиск – та дисциплина, в которой собаку еще долгое время нечем будет заменить, и всевозможные мелкие халтуры вроде ловли грызунов в тех местах, где их нельзя травить.

Но за заборами военных и полицейских питомников кипит обычная, гражданская жизнь, в которой рабочее применение многих пород еще даже не начиналось. Более или менее известны охотничьи собаки, поводыри и собаки, которых используют в рекреационных мероприятиях вроде цирковых представлений или катания детей по зимнему парку. Постепенно мы приучаемся не бояться слова канис-терапия, но что ждет нас буквально за поворотом?

К примеру – медицинские собаки. Уже сегодня эксперименты показали, что собачий нос способен обнаруживать раковые опухоли на самых ранних стадиях развития. А недавно некая британская учительница начала регулярно приводить на уроки аляскинского маламута по кличке Вайнона и обнаружила, что присутствие собаки сказалось на успеваемости самым положительным образом. Снизилось число прогулов, улучшилась атмосфера в классе, а дети стали меньше волноваться, отвечая у доски домашнее задание. Так что очень может быть что завтра каждому школьному классу будет полагаться не только руководитель, но и собака-наставник. Кто знает...

В конце концов, совместная история людей и собак насчитывает более 10000 лет, и что-то подсказывает, что нам еще рано расставаться.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать