Новости

18 февраля 2016, 19:02

Культура

Фотограф Оливье Кюльманн: "Я три года провел в индийских фотостудиях"

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

В Москве в рамках Фотобиеннале 2016 открылась выставка французского фотографа Оливье Кюльманна под названием "Другие". Проект обнажает механизмы формирования нашей идентичности. Объектом его исследования стали типажи индийского общества, но актуальность проекта не имеет ни географических, ни национальных ограничений. Мы поговорили с Оливье Кюльманном о том, как приняли его проект в Индии и в Европе, и о том, можно ли решить социальные конфликты при помощи искусства.

– Как так вышло, что на выставке представлены исключительно ваши портреты?

– Эта работа была сделана в Индии, где я прожил три года, с 2009 по 2013 год. Серия "Другие" посвящена распространенной среди индусов практике студийной фотографии и такому явлению как Photoshop. С одной стороны это документальная работа, особенность которой заключалась в том, что я пошел обратным путем: обычно, когда люди приезжают в чужую страну, они фотографируют местное население, а я решил использовать самого себя как материал для фотографии и примерить на себя все типажи, присущие индийскому обществу.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

– Вы поехали в Индию специально, чтобы осуществить этот проект, или такая идея пришла вам уже во время путешествия?

– Какое-то время до этого я жил в Индии, и поехал туда именно ради проекта, но как именно он будет выглядеть, я не знал. Одну из частей я придумал еще до поездки и знал, как ее выстроить, но остальные идеи пришли мне в голову уже во время поездки. То есть проект рос и развивался в процессе его реализации. Параллельно я занимался фотожурналистикой и снимал для журналов.

Фото предоставлено пресс-службой

– Вы фотографировались в студии. Не думали о том, чтобы фотографироваться на фоне пейзажей и памятников, как это делают настоящие туристы?

– Я не хотел фотографироваться, как турист. Это были не автопортреты, а воспроизведение индийских типажей. Я использовал себя как материал, чтобы воспроизвести образы и типажи из различных каст. Я хотел показать именно фотостудии, которые сегодня крайне распространены в Индии. Они там повсюду.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

– То есть общей целью проекта можно назвать попытку рассказать о современной Индии европейцам?

– Нет. Я не пытался рассказать об Индии именно европейцам. Я показывал это индийцам, и мне была даже больше интересна именно их реакция. И я бы не стал говорить о традициях: я хотел показать не то, какие индусы есть на самом деле, а то, какими они пытаются представить себя на фотографиях, то, какими они хотят себя видеть.

– И как они реагировали? Не воспринимали это как карикатуру на их общество?

– Они смеялись. Им очень понравилось. Но было две важных вещи. Во-первых, они сначала думали, что это разные люди, а не один и тот же человек в разных образах. Так как в Индии очень сильная социальная сегрегация, и люди из разных каст не пересекаются, а перейти из одной касты в другую практически невозможно, зрители не могли понять, как человек может перевоплощаться и переодеваться в представителей различных слоев общества. Также они были потрясены тем, как иностранец, незнакомый с историей и культурой, может так тонко и точно прочувствовать социальные и национальные особенности.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

В целом люди очень положительно реагировали на проект. Я бы даже сказал, что они были тронуты. Потому что, как я уже сказал, там очень сильное расслоение общества, и эти слои возвышают одних людей над другими. А здесь люди узнали себя и поняли, что они ничем не отличаются от представителей других каст. Я бы даже сказал, что это собирательный образ населения, но он, конечно, не всеобъемлющий. 35 типажей, которые я воссоздал – это не все типажи, которые существуют в Индии. Что касается восприятия фотографий как карикатуры, то да, был небольшой процент зрителей, так называемая элита, которые сказали, что это не они, и проект не про них. Хотя на самом деле, это про большинство людей.

Вообще, я могу сказать, что раньше фотографы часто приезжали в Индию, чтобы фотографировать людей бедных. Это был особый тренд. Потом всем стала интересна современная индийская элита, богатые люди. Я же хотел показать что-то среднее. И я рад, что мне удалось.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

– Вы воспроизвели 35 типажей. Как вам удалось собрать познакомиться с ними? Вы изучали болливудские фильмы, смотрели какие-то журналы?

– Вообще, все образы, которые я создавал, я брал из реальной жизни: я жил в Дели и встречал их на улице. Есть только 3 типажа, которых я никогда не видел вживую. Это реплика на известного индийского актера Амитабха Баччана, на бывшего премьер министра Индии Манмохана Сингха и великого общественного деятеля Махатма Ганди. Вернее это реплика на реплику Ганди. В Индии есть множество людей, которые одеваются как он: им платят за то, что в таком образе они возглавляют различные общественные манифестации. Я специально пригласил одного из них, чтобы он помог мне одеться, объяснил как правильно держать жезл и позировать для фото.

Фото предоставлено пресс-службой

– В Европе существует определенное социальное напряжение, связанное с военными конфликтами. Такой проект с добрым, даже забавным, подтекстом может как-то способствовать разряжению обстановки?

– Я не ставил своей целью разрядить эту напряженность, потому что проект был начат еще пять лет назад, то есть до последних трагических событий в Европе. Но я действительно считаю, что чем больше мы обмениваемся знаниями, чем больше мы погружаемся в культуру других стран и народов, тем более доброжелательной становится обстановка. В момент напряженности культура закрывается, но если мы откроемся и пойдем друг другу навстречу, то действительно обстановка станет менее сложной. Я бы понял, если бы мой проект восприняли как провокацию: я европеец, француз, еду в Индию и примеряю на себя все эти типажи. Но на самом деле, я действительно делал проект с позитивным подтекстом. Я хотел, чтобы зрители, которые придут на выставку – будь то европеец или индус – задали себе вопрос.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

– Риторический? Или своей выставкой вы как-то отвечаете на него?

– Я не хотел бы отвечать на этот вопрос. Вопросы у представителей разных культур будут разными. Это исследование специфично для Индии. Но меня интересует общий концепт: как люди представляют сами себя. Я бы хотел, чтобы этот вопрос звучал примерно так: кто я и как я репрезентирую себя в обществе? Для европейцев это было бы связано еще и с репрезентацией себя в социальных сетях.

– Предполагаете ли вы как-то развивать свой проект, свою идею, в связи с последними событиями?

– Несколько лет назад я делал проект посвященный трагедии 11 сентября, и я использовал совершенно другие выразительные средства. Я бы не стал продолжать этот проект в других странах, я не люблю повторяться. И тот метод, которым я работаю в индийской серии, сложно было бы использовать в других случаях. Если бы я хотел как-то отреагировать на последние события в Европе, я бы сделал это другим способом. А пока я полностью погружен в эту выставку, путешествую с ней по всему миру и снимаю для молодого агентства Tendance Floue.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

закрыть
Яндекс.Метрика