17 июля, 2015

Аллилуйя любви: композитору "Юноны и Авось" Алексею Рыбникову – 70

Фото: ТАСС/Алексей Филиппов

У Алексея Рыбникова настолько интересный творческий путь, даже тезисно не укладывающийся в формат небольшой публикации по той причине, что в биографии композитора нет вынужденных пауз. Рыбников как автор огромного количества всем известной музыки и симфонических опусов, с размахом исполняющихся в главных залах страны, мог бы спокойно почивать на лаврах, но для него первично действие, поиски. Поэтому в 70 лет он полон энергии, планов и мечтаний, к которым продолжает стремиться.

"Кот в сапогах" и Арам Хачатурян

Есть люди, которые только поступив на композиторский факультет по стечению обстоятельств вынужденно начинают писать музыку. Профессия Рыбникова была, что называется, запрограммирована его мамой, Александрой Алексеевной, женщиной творческой, вхожей в богемное сообщество и мечтавшей, что ее сын, только появившийся на свет, станет композитором, уважаемым человеком, всесоюзным любимцем.

Пианино в доме появилось, когда мальчику исполнилось шесть лет. Чтобы купить инструмент, пришлось продать буфет. Первые уроки проходили вместе с папой, первой скрипкой в знаменитом джазовом оркестре Александра Цфасмана. Подготовка к поступлению в музыкальную школу шла полным ходом. Но будущий композитор с треском провалился: растерялся перед экзаменаторами и до зачисления допущен не был. Вопреки этой крошечной неудаче мальчик не бросал занятия, к которым подключили студентов Гнесинки, и в результате поступил сразу в два престижнейших музыкальных учреждения – в Центральную музыкальную школу при Московской консерватории, кузницу вундеркиндов, и десятилетку Гнесинки. Рыбников выбрал ЦМШ, куда его пригласили сразу в третий класс.

К тому моменту родители поняли, что у ребенка сильно развиты способности к композиции. Играя на инструменте, он, сам того не осознавая, импровизировал. Отца поначалу раздражала отсебятина, но, осознав полет мысли юного Рыбникова, он стал записывать за ним ноты.

Дальнейшую судьбу музыканта предопределил случай, хотя в контексте всей биографии Рыбникова он воспринимается как совершенно логичное продолжение движения к цели: первое крупное сочинение мальчика увидел и оценил Арам Хачатурян. Это был балет "Кот в сапогах". Рыбников написал его в 1955 году и благодаря этой композиторской удаче проложил себе путь в музыкальную элиту страны. Хачатурян стал наставником Рыбникова, взял мальчика в класс по композиции в Гнесинке. Он же занимался дальнейшим развитием таланта в консерватории, а затем и в аспирантуре.

Фото: из личного архива Алексея Рыбникова

"Авось" как девиз

В 70-х Рыбников всерьез заболел рок-музыкой. Хачатурян не осуждал интересов своего подопечного, но и не разделял их. Молодой композитор воспринимал рок как перспективное направление, противостоящее, как ему казалось, стагнирующей классике. Новый язык раскрывал новые возможности, давал стимул вырваться за рамки академичности. Именно в эти годы появляются два шедевра – "Звезда и смерть Хоакина Мурьеты" и "Юнона и Авось".

О первом публичном исполнении "Юноны" ходят легенды. Сам автор бессмертной рок-оперы, с годами не теряющей актуальности и неизменно остающейся в числе самых посещаемых спектаклей в столице, рассказывает о том, что первый показ состоялся зимой, в недействующем храме, на тот момент филиале Музея Рублева. Помещение не отапливалось, и зрители сидели в верхней одежде.

Запись "Юноны" слушали не только на худсоветах и совещаниях, но в КГБ и комиссиях ЦК партии. Как говорит сам автор, есть мнение, что рок-опера пришлась по вкусу Суслову. Сценическое воплощение рок-опера обрела на сцене "Ленкома" в 1981 году, режиссером выступил Марк Захаров. В главных ролях были задействованы Николай Караченцов, Елена Шанина, Александр Абдулов. Спектакль имел огромный резонанс, однако в том числе и со знаком минус, так как западные критики увидели в нем антисоветские настроения. Это серьезно осложнило жизнь его авторам: "Юнону" не сняли с репертуара, но и не выпускали за рубеж. Рыбникова даже не признавали автором, из-за чего он судился с Министерством культуры.

В Европе "Юнона" оказалась благодаря Пьеру Кардену, который пригласил труппу на свой фестиваль. Однако через некоторое время русскую рок-оперу показали на Бродвее в Нью-Йорке, затем в Германии, Нидерландах. В "Ленкоме" спектакль выдержал более тысячи показов и до сих пор идет с неизменным аншлагом.

Новый виток в жизни рок-оперы произошел в 2009 году, когда Рыбников осуществил постановку в собственном театре с профессиональными вокалистами. Резанова поет Валерий Анохин (актер Театра имени Моссовета) и Никита Поздняков, известный по шоу "Голос".

Фото: из личного архива Алексея Рыбникова

Возвращение к классике

Отход от эстетики рок-идолов произошел довольно быстро. Композитор почувствовал, что развитие жанра пошло по нисходящей, и вернулся в лоно академической музыки. На данный момент Рыбникова играют на филармонических и консерваторских площадках. Лучшие оркестры и дирижеры (Гергиев, Федосеев, Сладковский) исполняют его симфонии. Одно из самых ярких произведений позднего Рыбникова – Симфония № 5 ("Воскрешение мертвых") – привлекло в свое время прогрессивного Теодора Курентзиса. Недавно Шестую симфонию сыграли в Гранд Холле Академии музыки в Будапеште.

Большие музыкальные формы вызывают у Рыбникова неподдельный интерес. Его Шестая симфония является второй частью большого цикла на духовные темы, сквозной для всего творчества композитора. Она имеет подзаголовок Simfonia tenebroza, то есть "Симфония сумерек", и исследует появление зла в мире, с финалом, в котором заключено торжество божественного начала, связанного с рождением первого человека.

Лучшее место для работы Рыбников нашел в горах Турции, в местечке Шанлыурфа, где когда-то был настоящий духовный центр. В маленьком домике в абсолютном уединении он написал произведение под названием "Музыка Ликии", в котором появляются образы, продиктованные самим этим местом и связанные с борьбой света и тьмы. Нетрудно заметить, что эта тема доминирует в творчестве Рыбникова на протяжении всей его биографии.

В какой-то момент Рыбников смирился с тем, что симфоническая музыка в силу своей природной элитарности никогда не выйдет к массовому слушателю. И тем не менее для него важно, чтобы в таких работах, рассчитанных на подготовленного слушателя, способного воспринимать размышления, выраженные сложным музыкальным языком, присутствовали мелодии, которые бы запоминались и становились узнаваемыми.

Жизнь как детектив

Жизнь Рыбникова полна поразительных, порой невероятных фактов. Неудивительно, что композитор принял предложение одного издательства и сел за мемуары. Закончил их на Шри-Ланке. Книга получила название в честь гостиницы, где были написаны последние строки автобиографии – "Коридор для слонов". На ее страницах запечатлены все те страсти, которыми сопровождался выпуск "Юноны", "Оглашенных". Это, собственно, даже и не воспоминания в привычном понимании жанра, а скорее остросюжетный детектив.

В свои 70 лет композитор полон сил, он инициативен, деятелен. Кажется, что 24 часа в сутках ничтожно мало для его планов. Чужие проекты его давно уже не трогают. Рыбников планирует заняться съемками двух музыкальных фильмов – это "Литургия оглашенных" и "Дух Соноры" (переосмысленная "Звезда и смерть Хоакина Мурьеты"). Формат фильмов-концертов – прекрасное пространство, в котором при помощи музыки автор раскрывает идею произведения. В этих проектах Рыбников хоть и не отойдет от своей привычной испостаси композитора, но попробует себя в роли главного режиссера.

Кстати, в свое время в кино его привела необходимость дополнительных заработков, и музыку, сопровождающую визуальный ряд, он не особо брал в расчет, однако потом пришло понимание, что и в этом жанре рождаются шедевры. Его музыка к "Буратино", "Про Красную Шапочку", "Тот самый Мюнхгаузен", "Усатый нянь" стала самостоятельным шлягером.

С юбилеем Алексея Рыбникова поздравили коллеги и друзья.

Максим ДУНАЕВСКИЙ

композитор

Фото: ТАСС/Сергей Фадеичев

"Я поздравляю Алексея с потрясающим праздником! Мы вместе учились в консерватории, но на разных курсах, а дружба у нас состоялась в последние десятилетия.

70 лет – вроде очень много, но, с другой стороны, можно гордиться этой датой, потому что за это время им сделано так много, так основательно, так здорово, так всенародно известно! И главное, ценно для музыкантов и публики. Я считаю, это высшее достижение, которое только может быть в области композиторского искусства.

Умудриться сделать столько удивительных вещей в самых разных жанрах музыки – от оперы до песни, от симфонии до простого музыкального по языку фильма – могли сделать в мире единицы людей, и они все известные, и Рыбников – один из них. Так что это выдающееся 70-летие. Алексей находится в расцвете сил, нет и речи о том, что это какой-то этап, после которого начинается спад. Он продолжает творить – и это интересно, необыкновенно талантливо и ярко.

Как музыкант и друг заявляю: в том, что я сейчас сказал, нет ни одного слова юбилейных елеев. Это – абсолютная правда".

Юлий КИМ

поэт, композитор, драматург

Фото: facebook.com/yuliykim

"Дорогой Алеша! В блистательной и немногочисленной "могучей кучке" современной России ты, безусловно, Мусоргский и Римский-Корсаков одновременно, а "Юнона и Авось" – это самая лучшая российская рок-опера ХХ века. С юбилеем тебя! Благодарю судьбу за радость поработать с тобой, причем неоднократно (я насчитал пять работ), и не оставляю надежды продолжить этот список. Удачи и тебе, и твоему театру! Твой Ким".

Алиса ГИЦБА

солистка "Геликон-оперы"

Фото: facebook.com/alisa.gitsba

"С Алексеем Львовичем я познакомилась в 2005 году. Я, конечно, знала его и раньше по его сочинениям и небезызвестной рок-опере "Юнона и Авось", пластинку с записью которой я знала буквально наизусть! Помимо этого произведения, мне были хорошо известны и его песни к кинофильмам, абсолютные хиты моего детства! Но поводом, по которому я с ним лично познакомилась, стало премьерное исполнение его Симфонии № 5 "Воскрешение мертвых". Сам факт, что композитор, известный мне с детства, пишет симфонии и академическую музыку, оказался для меня приятной неожиданностью, а приглашение исполнить партию сопрано в его новой симфонии было для меня огромным подарком судьбы.

Помню момент прослушивания на партию. Я пришла к нему в студию и очень волновалась, так как только недавно родился мой сын Дима, и я была еще не совсем в форме. Переживание усиливало и то, что Рыбников лично пригласил меня, и я не могла себе позволить разочаровать его – настолько это было для меня великой честью. А придя в студию и познакомившись с ним, совершенно успокоилась, увидев милейшего и очень скромного человека с удивительной энергетикой, который моментально расположил меня к себе и своему сочинению.

Мы стали музицировать. Я спела с листа арию, и, как мне показалось, Алексей Львович остался доволен. Надо сказать, что мелодия этой арии заворожила меня с первых же нот, настолько она была прекрасна. Она написана для высокого голоса с верхними нотами на пиано, очень трудная по тесситуре, но она легла на мой голос, как платье haute couture, сшитое на совершенную фигуру модели. В тот момент я не заметила никаких сложностей, настолько было комфортно в ней существовать. Так мог написать только настоящий мастер!

Исполнение симфонии на фестивале "Черешневый лес" вошло в историю, существует DVD с записью того памятного премьерного показа. Также мне посчастливилось еще несколько раз принять участие на фестивале "Симфонические оркестры мира" в Москве в Колонном зале в 2007 году и в Казани на фестивале "Казанская осень" в 2010-м. Более того, Алексей Львович по моей просьбе сделал переложение арии для голоса в сопровождении органа, и она стала теперь моей визитной карточкой в органных концертах.

Пользуясь случаем, хочу поздравить Алексея Львовича с юбилеем, пожелать крепкого здоровья, преданных друзей, процветания его прекрасному театру – его детищу, вдохновения и долго еще радовать нас, своих поклонников, своими прекрасными произведениями и божественными мелодиями! Спасибо вам за ваше творчество. Многая лета!"

Юлия Чечикова, Ирина Левкович

Читайте также

Яндекс.Метрика