08 июня, 2016

Британский дирижер Мариус Стравинский: "Моя фамилия – моя жизнь"

Поделиться в социальных сетях:

Фото: facebook.com/marius.stravinsky

10 июня в в Большом зале консерватории состоится концерт в честь Дня Португалии. Событием вечера обещает стать российская премьера Симфонии №2 национального классика Хуана Доминго Бонтемпо. За воплощение партитуры взялся дирижер Мариус Стравинский, чья карьера связана с оркестром Карельской филармонии, которым он долгое время руководил. Журналисты m24.ru расспросили маэстро о специфике предстоящего вечера, о родственной связи с Игорем Стравинским и о миссии дирижера.

– Мариус, как ваше имя оказалось на афише, связанной с Национальным днем Португалии? Смотрю биографию, вижу русские корни, литовские, казахские, а португальских – нет...

– Можете не искать! (Смеется) Их действительно нет. На самом деле меня и замечательного виолончелиста Арсения Чубачина просто попросили исполнить эту программу, мы согласились. Вместе с Госоркестром имени Светланова мы познакомились с классической португальской музыкой, которую мы с радостью представим публике. Это будет российская премьера.

– Основное произведение, на которое ложится вся смысловая нагрузка праздника – Симфония №2 – принадлежит композитору, родившемуся в XVIII веке, Хуану Бонтемпо. Какова судьба конкретно этого произведения? Я так понимаю, что оно не частый гость на филармонических сценах?

– Вы правы, произведения португальских композиторов, в частности Бонтемпо, исполняются крайне редко во всем мире. Их практически не знают. Несмотря на это, симфония интересна по форме и современна для своей эпохи. Надеюсь, зрители услышат ее отличия от стилистики Моцарта, Шуберта. Если честно, мы избалованы великолепной классической музыкой того периода, гениальными композиторами. Особенно это коснулось России и Европы. Бонтемпо потому и подзабыли, что параллельно творили другие гении.

Фото: facebook.com/marius.stravinsky

– У Бонтемпо есть "Реквием", и в нем невооруженным глазом считывается сильнейшее влияние Моцарта. В чем же его оригинальность, самобытность?

– Я бы сказал по-другому. Моцарт узнаваем в любом своем произведении, а вот композиторов его периода и чуть более поздней эпохи легко можно спутать между собой. Но если говорить о Бонтемпо, то он не так прост. Бонтемпо нарушает общепринятые правила, и это делает музыку интересной. У него появляется свой индивидуальный почерк.

– Вы периодически беретесь за произведения, прежде не звучавшие, редкие или новые. Каково это – не чувствовать поддержки предшественников? Быть пионером интерпретации?

– Я об этом никогда не думаю, следовательно, не боюсь. Моя задача – в самом лучшем виде преподнести произведение публике. Наверное, быть первым – это неплохо, но я стараюсь относиться к себе исключительно с профессиональной точки зрения.

– В программе вечера 10 июня заявлен Первый виолончельный концерт Дмитрия Шостаковича, что явно приурочено к юбилею композитора. Расскажите, как формировалось ваше отношение к Шостаковичу?

– Я влюбился в симфонии и квартеты Шостаковича еще в возрасте 15 лет, когда учился в школе. Потом будто бы забыл о нем, не исполнял его произведения. А когда стал главным дирижером в Карельской филармонии и занялся составлением репертуара, то специально не включал его в программу, чувствовал, что не готов. Лишь недавно стал открывать его как композитора заново. И сейчас для меня главной в его творчестве является Девятая симфония. Я работал над ней в том числе и с Госоркестром Светланова. Испытываю радость от дирижирования этого произведения. Несомненно, исполнять Шостаковича – честь для любого музыканта.

– Андрей Кончаловский считает, что пьесы Чехова могут играть так, как задумывал драматург, только русские актеры. Существует аналогичное мнение и в музыкальной среде, что у русских идеальное понимание Чайковского, к примеру, у немцев – Вагнера, у австрийцев – Моцарта. Как вы относитесь к этому мнению?

– Полнейшая чушь! Такой узкий взгляд сильно ограничивает понимание искусства. Мы все живем на Земле, мы все можем и должны получать удовольствие от его разнообразия. Любой артист, певец, музыкант, интересующийся мировой культурой, эпохами, жанрами, способен блестяще исполнить произведение автора из любой страны. Прекрасное не терпит никаких ограничений.

– Вас воспринимают как европейского дирижера? Накладывает ли отпечаток то, что вы выходец из СССР?

– У меня очень сильные русские корни. Наверное, странно, но чем старше я становлюсь, тем сильнее ощущаю себя русским. Воспитание, семья, школа – все это я впитал и получил здесь, в России. Надеюсь, в будущем заложенный в детстве хороший базис будет развиваться.

– Вы несколько лет провели в должности ассистента Владимира Юровского в Лондонском филармоническом оркестре. В чем вы видите особую ценность этого опыта?

– Возможность общаться и работать с Владимиром Михайловичем уже самоценно. Он единственный, уникальный, не похожий ни на кого! Я вел себя как эгоист в хорошем смысле, стараясь максимально впитывать его опыт. Получил удовольствие от сотрудничества и от дружбы с таким человеком. Для молодого дирижера подобный опыт бесценен: мы черпаем знания, учимся, видим, как работают талантливые современники.
Юровский профессионален, у него ясный ум, он умеет объяснять. Кажется, это стандартные характеристики для дирижера, однако в жизни они встречаются не так часто.

– С возглавляемым им Госоркестром Светланова вы тоже периодически выступаете. В сезоне 2016/2017 запланированы как минимум два совместных концерта. У вас есть возможность сопоставить культурные миссии двух коллективов Юровского. Какой вам ближе?

– Они абсолютно разные! Каждый коллектив самобытен. На мое личное восприятие оркестра влияют и профессионализм музыкантов, и сложившиеся традиции, и зал, и публика, и солисты, и дирижер. Я всего третий год сотрудничаю с Госоркестром, но вижу, как он меняется, становится более гибким, быстрым, динамичным. Мне интересно за ним наблюдать, у него огромное будущее, и хочется увидеть, каким оно будет, в каком направлении пойдет развитие. Это один из самых перспективных оркестров в России на сегодняшний день.


Видео: Youtube/пользователь: Marius Stravinsky

– Как вы воспринимаете дирижерскую профессию? В чем видите ее миссию?

– Дирижеру дан шанс, который нельзя упустить: дарить культуру. Мне доверяют залы, оркестры, и я не могу подвести. Я обязан представить миру музыку в лучшем виде. В этой профессии есть что-то магическое, когда поднимаешься на сцену с великими музыкантами и чувствуешь ответственность.

– Беседуя с вами, невозможно не спросить: ваша громкая фамилия помогает или мешает?

– Ни то ни другое. Это моя фамилия, моя жизнь. А корни... Хоть они и очень отдаленные, куда от них спрячешься... Конечно, хочется, чтобы люди воспринимали меня самого по себе, не ассоциируя со знаменитым предком.


Видео: Youtube/пользователь: zenebaratful

– Вы исполняете произведения Игоря Стравинского?

– Безусловно. Часто приглашают исполнять именно Стравинского, я соглашаюсь: для меня это большая честь. Неделю назад общался с Валерием Абисаловичем Гергиевым. Он сказал: "Было бы здорово, если бы вы продирижировали Стравинского в новом сезоне".

Место: Большой зал Московской консерватории

Время: 10 июня, 19:00


Ольга Косолапова

Сюжет: Персоны

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика