Москва 24

17 июля, 2015

Кровь, наркотики и отпечатки: 10 мифов о работе криминалистов

Фото: m24.ru/Александр Авилов

Спорим, что до этого дня вы думали: кровь можно оттереть от пола тряпкой, голос – изменить с помощью акцента, а человек в перчатках не оставляет следов? Настал момент развенчать эти мифы.

В рамках проекта "Лица порядка" корреспонденты m24.ru побывали в экспертно-криминалистическом центре УВД по ЦАО ГУ МВД России по Москве и побеседовали с сотрудниками. Выяснилось, что наши головы полны стереотипов.

Миф №1. Наркотики везде одинаковые

Комментирует: Борис Сеин

Должность: эксперт отдела специальных экспертиз (3 отдел) ЭКЦ УВД по ЦАО ГУ МВД России по Москве

Звание: лейтенант полиции


У наркотиков, произведенных в разных местах, будут свои характерные особенности: героин из Таджикистана и Афганистана различается. Если в разных концах Москвы были изъяты две партии вещества, по результатам экспертизы будет понятно, сделаны ли они в одной лаборатории и одно ли у них сырье.

Каждая партия уникальна, так как наркотики производят кустарным способом: где-то перелили одних микроэлементов, где-то недолили других, пришлось заменить реактивы и так далее. Даже при фармакологическом производстве существуют микроскопические различия в дозировках, которые компьютер может распознать.

Миф №2. Можно загрузить отпечаток пальца в компьютер и за секунду получить имя преступника

Комментирует: Роман Песчанов

Должность: заместитель начальника ЭКЦ УВД по ЦАО ГУ МВД России по Москве

Звание: майор полиции

Загрузив отпечаток в компьютер, специалист с помощью программы расставляет от 10 до 30 точек. Ориентируясь на них, система "Папиллон" ищет похожие образцы по всероссийской дактилоскопической базе.

В результате формируется рекомендательный список отпечатков, совпавших с исходным узором по максимальному числу признаков. Их сравнением и установкой личности занимается уже не машина, а человек.

Таким образом, аппарат оказывает экспертам помощь в поисках, но не дает однозначного ответа.

Миф №3. Человек может нарочно изменить свой голос до неузнаваемости

Комментируют: Елена Пономаренко, сотрудница фоноскопической лаборатории (3 отдел) ЭКЦ УВД по ЦАО ГУ МВД России по Москве, майор полиции

Екатерина Садырина, сотрудница фоноскопической лаборатории (3 отдел) ЭКЦ УВД по ЦАО ГУ МВД России по Москве, капитан полиции


Голосовые следы, оставленные преступником, в чем-то сродни отпечаткам пальцев – двух абсолютно идентичных не найти. Изменить голос до неузнаваемости нельзя. Все равно проявятся какие-нибудь характерные признаки, даже если пытаться имитировать акцент или подражать кому-то.

Устная речь специфична и является одним из проявлений индивидуальности человека: голос зависит от особенностей речевого аппарата. Можно пытаться копировать, например, чей-то тембр, но изменить строение речевого аппарата невозможно, оно уникально для каждого.

Миф №4. Преступник в перчатках не оставляет следов

Комментируют: Роман Песчанов, заместитель начальника ЭКЦ УВД по ЦАО ГУ МВД России по Москве, майор полиции

Алексей Манаенков, заместитель начальника межрайонного отдела ЭКЦ по линии курирования АО ГУ МВД России по Москве, майор полиции


Перчатки оставляют следы, пригодные для трасологической экспертизы (изучения вещественных доказательств). Но, имея только след перчатки, нельзя установить личность преступника. Это возможно лишь в случае обнаружения самой вещи: при проведении экспертизы можно установить, оставлен ли след именно ей.

Кроме того, даже самый заядлый рецидивист не может не испытывать эмоций во время преступления. Он волнуется: давление повышается, потовыделение усиливается.

Таким образом, на перчатке можно обнаружить биологические следы, например, пот, пригодный для установления генотипа лица, носившего перчатку, а также запах человека.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

Миф №5. Кровь легко смыть

Комментирует: Наталья Шенкер

Должность: главный эксперт биологической лаборатории (3 отдел) ЭКЦ УВД по ЦАО ГУ МВД России по Москве

Звание: майор полиции


Кровь вывести непросто – только в химчистке. Некоторое время назад в московском клубе произошел инцидент: молодой человек увлекся не той девушкой, и его избили. Охранники вынесли пострадавшего и бросили на Болотной набережной.

Завели уголовное дело. Руководство заведения отнекивалось и отрицало драку. Четыре месяца спустя эксперты прибыли на место происшествия и нашли следы крови, несмотря на то, что она была замыта. Им удалось доказать, что пострадавший был здесь и получил травму.

Миф №6. Можно установить точную модель оружия по пуле

Комментирует: Роман Песчанов

Должность: заместитель начальника ЭКЦ УВД по ЦАО ГУ МВД России по Москве

Звание: майор полиции


На пуле остаются следы от оружия, из которого она была выпущена, в момент, когда она проходит по нарезному стволу. Результат рикошета или попадания в кость называется уже не следом, а деформацией.

Каждое оружие оставляет присущие только ему отметины как на пуле, так и на гильзе во время досылания патрона в патронник и его выбрасывания из пистолета. Пистолет Макарова "следит" по-одному, а ТТ – по-другому. По виду пули на глаз не скажешь, откуда она вылетела, но, взглянув на гильзу, уже можно делать выводы.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

В баллистической лаборатории проводят экспериментальный отстрел в кевларовый пулеулавливатель, который исключает деформацию и позволяет увидеть следы, оставленные оружием. Результат сопоставляется с образцом, изъятым с места происшествия, или, если сравнивать не с чем, ставится на криминалистический учет.

Миф№7. Человек не способен запомнить лицо нападавшего в подробностях

Комментирует: Михаил Бухаров

Должность: старший эксперт лаборатории субъективного портрета (2 отдел) ЭКЦ АО ГУ МВД России по г. Москве

Звание: майор полиции


В стрессовой ситуации наш мозг активизируется, и мы становимся внимательнее, а значит – лучше запоминаем.

Однако в точности вспомнить портрет человека из толпы нельзя. Когда мы видим кого-то перед собой, мы не знаем, на что смотреть, и потому обращаем внимание на крупные и неестественные элементы. Оттопыренные уши, большие глаза, выдающийся нос, увеличенные губы, отсутствие передних зубов – вот что мы видим.

Порой нам кажется, что картинка у нас в голове отпечаталась во всех деталях. Это связано с тем, что наше воображение дорисовывает реальность. Например, если мы видели человека поздно вечером рядом с разбитым фонарем в неблагополучном районе, мы запомним его как подозрительного, хотя это может совсем не соответствовать действительности.

Миф №8. Выпавший волос подходит для исследования ДНК

Комментирует: Наталья Шенкер

Должность: главный эксперт биологической лаборатории (3 отдел) ЭКЦ УВД по ЦАО ГУ МВД России по Москве

Звание: майор полиции


Биологическую экспертизу по выделению ДНК можно провести только на волосе с луковицей, так как именно в ней содержится генетическая информация. Пряди, оставшиеся после стрижки в парикмахерской, не подойдут. Кстати, обмануть следствие, заменив человеческий волос на кошачий или любой другой, не выйдет – подмену быстро обнаружат.

Для экспертизы также непригодны пот и моча без капель крови или кусочков эпителия. В таких образцах нет клеток, с которыми можно работать, это просто жидкости.

Миф №9. Один эксперт разбирается только в одной теме

Комментирует: Алексей Манаенков

Должность: заместитель начальника межрайонного отдела ЭКЦ по линии курирования УВД по ЦАО ГУ МВД России по Москве

Звание: майор полиции


В отличие от западных коллег, российских экспертов-криминалистов можно назвать универсальными солдатами. Помню историю моего приятеля-эксперта, который пытался трудоустроиться в Германии. У того было множество допусков и он разбирался в нескольких специальностях сразу. В ответ ему было предложено выбрать что-то одно и заниматься этим всю оставшуюся жизнь – универсальные, мол, не нужны.

На Западе криминалисты, как и другие специалисты, являются профессионалами узкого профиля. В России же все эксперты изучают широкий спектр наук.

Миф№10. Все полицейские говорят на сленге, который не понять обычным людям

Комментирует: Роман Песчанов

Должность: заместитель начальника ЭКЦ УВД по ЦАО ГУ МВД России по Москве

Звание: майор полиции


В отличие от сотрудников уголовного розыска или патрульно-постовой службы, у служащих экспертно-криминалистического центра нет своего жаргона. У нас работают исключительно выпускники ведомственных вузов, привыкшие к дисциплине во всех ее формах, в том числе и в речи.

Поэтому здесь никогда не назовут пистолет Макарова "плеткой" или "стволом". Интересно, что граждане не всегда понимают правильные названия оружия, так как привыкли слышать искаженные варианты.

Сергей Блохин и Софья Бассэль

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика