Москва 24

Культура

15 сентября 2016, 17:31

Организаторы премии RWMA: "Ставить крест на фолке и корневой культуре нельзя"

Фото предоставлено организаторами

В России в рамках Moscow Music Week будет презентована премия Russian World Music Awards – первая попытка глобального выхода на международный рынок, артистов, до этого известных публике лишь по клубным фестивалям и альбомам, выходившим небольшими тиражами. Итоги премии будут подведены в октябре, но узнать подробности и познакомиться с представителями RWMA можно уже сейчас на выставке Moscow Music Week и на шоу-кейсе российской исполнительницы world music Инны Желанной в клубе China Town.

Накануне обозреватель m24.ru Алексей Певчев встретился с Натальей Мазиной и Дарьяной Антиповой, организаторами премии в России, для того чтобы продемонстрировать силу и возможности отечественной музыки на мировой арене.

– Россия повидала уже немало фестивалей world music, но о премии Russian World Music Awards здесь пока никто не знает. Откуда взялся этот проект, кто его придумал, чье внимание вы хотите привлечь?

Н.М. – Проект "Российской премии в области мировой музыки" существует в моей голове около десяти лет, еще со времен работы в качестве арт-директора международного фестиваля "Саянское кольцо", ныне называющемся "Мир Сибири" в Шушенском в 2003-2005 годах. Тогда с нами работал Артемий Троицкий, познакомивший меня с целой плеядой известных иностранных специалистов из сферы мировой музыки и оказавший большое влияние на формирование моего музыкального вкуса и подхода к организации фестиваля. Впоследствии формат изменился, и в конкурсе исключительно сибирских этно-музыкальных коллективов на смог участвовать резидент любой страны, профессионалы и любители.

На мое предложение по внедрению проекта "Российская премия в области мировой музыки" в рамках "Мира Сибири" был получен отказ после очередного посещения самого крупного международного этно-музыкального форума WOMEX в Будапеште в 2015 году я решила идти самостоятельным путем – собрала команду единомышленников и запустила сайт worldmusicawards.ru. Проект премии был зарегистрирован в Российской авторском обществе в 2006 году. Формат Russian World Music Awards – не новое слово в мире музыки: в большом количестве стран подобные премии представлены уже очень давно. В состав жюри вошли лучшие иностранные и российские этно-музыкальные эксперты, среди которых есть один из основателей термина "мировая музыка" – Джо Бойд. Его оценка служит эталоном среди профессионалов этнической музыки.

Возвращаясь к вопросу о том, зачем нужна эта премия и чье внимание мы хотим привлечь. Хочется описать свои ощущения от посещения самой крупного этномузыкального форума WOMEX. Если у почти любой европейской страны есть свой стенд, коммерческие и государственные организации, созданные в поддержку культуры этой страны, то от России нет никого, кроме группы Отава Ё, а среди многотысячной профессиональной публики бродят лишь несколько российских продюсеров. Когда престиж этой награды будет оценен, сами коллективы будут иметь ориентиры для своего профессионального роста, а наши власти начнут больше внимания уделять для поддержки российской идентификации и своего "лица" – этнической культуры России.

Фото предоставлено организаторами

– В каких номинациях проводился отбор, кто участвовал и вышел в финал конкурса и когда объявите победителей?

Н.М. – Номинаций в этом году решили сделать четыре: "Лучший российский проект в области мировой музыки", "Лучший аутентичный проект", "Лучший экспериментальный проект" и "Приз зрительских симпатий". Участвовать по правилам конкурса могут только резиденты Российской Федерации, заявлено было порядка 150 заявок, отобрано 92 номинанта. Победители будут известны в октябре 2016 года, а объявлены в ноябре на награждении в Москве.

– Все, кто проводил фестивали world music в России, намеренно отмежевывались от термина "фолк". В лучшем случае он ассоциируется с народными инструментами или группой "Иван Купала", в худшем – с группой "Золотое Кольцо". Вы намеренно заявляете именно о "Премии в области этнической музыки". Не боитесь, что та аудитория, на которую вы рассчитываете, не поймет о чем речь?

Н.М. – Термины "мировая музыка", "этническая музыка", "фольклор" – очень близки друг к другу, и найдется немного специалистов, способных их разграничить, да порой этого и не нужно делать. Ведь хороший фолк, на который приходит большой зал людей, автоматически переходит в разряд world music. Например, "Хуун Хуур Ту", тувинцы, исполняющие народные песни на национальных инструментах, в мире уже давно считаются мастодонтами жанра мировой музыки. Сами основатели термина "мировой музыки", с кем я разговаривала, записывают в world music всю качественную этнику, фолк, фьюжн. Это жанр молодой и немного маргинальный, поэтому нам в России немного непривычно его использовать, и мы можем смело его заменять на термин "этническая музыка", что не меняет сути формата.

[html][/html]
Видео: Youtube/пользователь: Агентство Транс-Арт

Д.А. – В области терминологии присутствует такая путаница... Многие world music называют любую музыку, где одну секунду звучит варган, балалайка или записи чужих фолк-групп, или даже эстрадной группы, поющей псевдорусскую песню. Все это быстро обозначают как "мировая музыка" и пытаются выгодно продать. Изначально мы все-таки хотели вытащить группы с национальным колоритом, где превалирует фольлор – русский, алтайский, башкирский и какой угодно. Но пока каких-то авторских проектов больше.

– Останавливаясь на фестивалях world music в России, можно смело сказать, что их было и есть немало: огромный самодеятельный "Пустые холмы" Дениса Харлея, не менее массовый, но официальный казанский "Сотворение мира" Сергея Мирова и Андрея Макаревича, пермский "Движение", уже упомянутый "Мир Сибири" и главный летний world music опен-эйр "Дикая мята" Андрея Клюкина.

В Пятигорск даже привозили легендарный WOMAD Питера Габриэля.

Все они показывали и показывают артистов, работающих на стыке жанров. Насколько музыканты, представленные в номинациях RWMA, соответствуют этой концепции? Или в сферу вашего внимания попадают более корневые артисты?

Н.М. – Да, в России если и принимают жанр мировой музыки, то понимают его как музыку на стыке жанров. На западе этот формат называют fusion, и он входит в world music. Под качественной музыкой мы понимаем ту, которая вызывает интерес у больших масс людей, собирает хорошие залы и площадки, издается в музыкальных альбомах. Эти требования у нас и были основными при отборе номинантов на участие в премии.

Д.А. – Лично я выросла на музыке "Саянского кольца" и заинтересовалась этникой практически только благодаря фестивалю в его старом формате, когда у руля еще стоял Андрей Катаев. Поэтому для меня корневые артисты намного интереснее, да и работать с ними за рубежом, мне кажется, выгоднее. Но для этого у нас и есть жюри, чтобы решить, кто есть кто, кто работает в жанре world music, а кто нет. В этом году мы решили спросить номинантов, что они сами думают на эту тему Были забавные варианты, например, просто перечисление всего, что музыкант знал, скажем "этно–бит–электроник–треш–фолк-мьюзик с примесью болгарского вина и албанских гор". Был еще "аристократический фолк", мы решили, что остальные группы, наверное, играют "холопский фолк".

Что касается фестиваля "Саянского кольца", сейчас называющегося "Мир Сибири", то в положении этого конкурса нет подобных требований. Участниками там могут стать совсем молодые коллективы, а также группы при домах культуры, не гастролирующие и не записывающие альбомов. Они несут корневую культуру в массы, но, к сожалению, в своем большинстве не станут хэдлайнерами российских и зарубежных площадок, так как изначально не имеют сильного продюсерского начала.

– Одним из условий участия в конкурсе RWMA было наличие у артиста изданного альбома на материальном носителе в электронном виде, наличие активной концертной деятельности, что с одной стороны оправдано – таким образом вы защищаетесь от откровенной любительщины и самодеятельности. С другой стороны, при нынешнем положении дел, когда world music не поддерживается ни ТВ, ни радиоэфирами, требовать от групп всего вышеперечисленного сложно. Не кажется ли вам, что таким образом из сферы внимания RWMA ускользнет что-то очень молодое и талантливое?

Н.М. – Премия – это не средство, а небольшой помощник в профессиональной деятельности музыкантов. Это больше ориентир для продюсеров, который заставит лишний раз послушать именно эту группу, посмотреть их видео и включить в программу фестиваля. Награждать заведомо нежизнеспособную группу – не наш путь, мы должны быть предельно объективны, чтобы нам доверяли.

Д.А. –"Мировая музыка", да и этно-музыка никогда не поддерживалась ТВ или радиоэфирами, но это не значит, что у группы не должно быть альбомов или качественных записей. Альбом (пусть даже и электронный) – это и есть продукт. Музыканты не дома строят. Если группа гастролирует, значит, она востребована, музыканты серьезно подходят к своему творчеству. Молодое и талантливое тоже пишет EP и синглы и участвует у нас в конкурсе, например, группа с Дальнего Востока "Две Вёрсты" или казанские Juna.

– Что в случае победы в перспективе может ожидать победителя – контракт с рекорд–лейблом, возможность гастролей, перспективы работы за рубежом? Есть ли сейчас там интерес к этому жанру и к творчеству каких именно артистов?

Н.М. – Конечно, шансы на зарубежные и российские гастроли у победителя в премии возрастут в разы. Увеличится интерес со стороны радиовещателей, СМИ, надеюсь, в этом помогут наши члены жюри, среди которых есть этно-музыкальные журналисты – Тон Маас, Йоханес Тойер, Тимур Давлетов, Триста Игер.

– В недавнем прошлом успехи наших артистов за рубежом были весьма значительными. Отметим выход альбомов и международные гастроли Инны Желанной, Сергея Старостина и группы "Хуун ХуурТу". Тем не менее сейчас выступления Желанной, групп Safety Magic, "Волга" Анжелы Манукян или профильные концерты в культурном центре "ДОМ" собирают до обидного малое количество народа. Почему – вопрос риторический, так что хочу спросить: может ли RWMA каким-то образом повлиять на ситуацию?

[html][/html]
Видео: Youtube/пользователь: Российская Империя

Н.М. – Интерес к этнической музыке за рубежом идет на спад, пик популярности этого направления, как говорят многие продюсеры, пройден, потихоньку вот он докатился и до нас, этот спад. Но ставить крест на фолке, корневой культуре и этнике нельзя. И порой поддерживать свою культуру должно государство, культурные организации, потому что это образование молодого поколения, это связь с корнями и толерантное отношение к своим соседям, что так актуально для России, где соседствуют друг с другом несколько десятков национальностей. Несомненно, титул лучшей этнической группы России будет хорошим рекламным средством и помощником в организации концертов и туров. Но чтобы кардинально изменить ситуацию, нужно стараться всем! Государству, в первую очередь. Вектор обозначен, уверена, все сложится правильно.

Д.А. – Лично я на это очень рассчитываю. В России пока нет агентов, работающих с этно-музыкой, нет нормальных букинг-агентств. Все знакомые группы, которые понемногу начинают выезжать с турами в Европу или Америку, имеют фолк-элементы у себя в творчестве, но к "мировой музыке" мало относятся. Из наших номинантов в этом году регулярно выезжают с гастролями группы Отава Ё, Vedan Kolod, Two Siberians, FolkBeat и некоторые другие. Нельзя вариться в собственном соку – так нет ни нормальной конкуренции, нет движения. Большинство фолк–групп друг друга просто ненавидят. Так нельзя. Фолк настолько некоммерческое предприятие, что хотя бы здесь нельзя, мне кажется, превращаться в бабок на базаре. Мне было интересно наблюдать за реакцией музыкантов и групп на нашу премию. Очень многие показали себя с самых неприглядных сторон. Все видят подвох и заговоры даже там, где их нет.

[html][/html]
Видео: Youtube/пользователь: MKV0204

– Известно, что популяризацией world music в России занимались многие. Достаточно вспомнить деятельность Назима Надирова и Николая Дмитриева на ниве культурного взаимообмена проектами в рамках этого жанра. Тем не менее дальше небольших клубных концертов дело не пошло. В чем причина?

Н.М. – Причина в том, что любому, пусть и культурному деятелю, хочется кушать и хоть иногда одеваться, а промоутерская деятельность редко приносит хорошие дивиденды. Поэтому организация концертов имеет больше формат хобби и досугового времяпрепровождения, чем бизнес.

Д.А – Нет поддержки государства, нет эфиров на центральных ТВ – не будет и продолжения. Любая работа на энтузиазме быстро заканчивается.

– Насколько положение музыкантов жанра из стран, представленных на RWMA членами жюри (наличие в эфире, количество выступлений), сравнимо с положением их коллег в России? Скажем, есть ли у этих музыкантов возможность сконцентрироваться только на своем проекте, не выискивая возможностей параллельного заработка, порой даже не связанного с музыкой?

Д.А. – Я считаю, что нет. Среди номинантов есть люди, работающие и зарабатывающие только музыкой, но, к сожалению, чаще всего это все равно эстрада, попытка подстроиться под форматы известных музыкальных шоу. Остальные так или иначе работают по другим специальностям, чтобы иметь возможность заниматься музыкой – своим любимым делом.

– Есть ли у вас поддержка со стороны органов государственной власти – Минкульта РФ, каких-то организаций, оказывающих поддержку фолк-музыке, есть ли организации, в партнерстве с которыми вы заинтересованы или вы предпочитаете действовать автономно, опасаясь превратиться в "самоварное золото"?

Н.М. – В прошлом году я писала письмо в Министерство культуры, но, не получив ответ и не сильно на это рассчитывая, решила самостоятельно провести премию в этом году, чтобы убедиться самой в ее работоспособности и иметь солидные аргументы при контактах с фондами или другими организациями. В настоящее время я рассматриваю Фонд Прохорова как одну из возможных партнерских организаций, были разговоры с его представителями по подачи заявки, но никаких договоренностей достигнуто не было.

Нам не помешала бы поддержка, тем более, что предложить нам есть что – география премии распространяется на все территориальные субъекты РФ, имеет перспективы расширения до стран СНГ, отклик в социальных сетях – до 5 тысяч просмотров в день, не говоря уже про саму международную составляющую. Я хотела бы, чтобы члены моей команды, которые так самоотверженно делали со мной этот проект, получали достойный их труда заработок, и в этом направлении буду работать. Если мы и не получим поддержки от сторонних организаций, в следующем году нам придется сделать участие в премии платным.

– Каковы перспективы деятельности RWMA в России? Ограничитесь ли вы ежегодной разовой конкурсной помощью в виде продвижения отечественных артистов на Запад или планируете некую серию мероприятий – выпуск альбомов и дистрибьюцию, проведение концертов и фестивалей, другие варианты продвижение world music в России?

Д.А. – Обязательно будет выпущен альбом-сборник с лучшими, по мнению членов жюри и оргкомитета, номинантами. В ноябре будет организован нашими друзьями – фестивалем "Оберег" – концерт победителей с вручением статуэток премии. Мы разошлем информацию о победителях основным этно-музыкальным агентствам, продюсерам, СМИ.

В перспективе я планирую организовать ярмарку с шоу-кейсами по типу европейского WOMEX с участием российских и иностранных продюсеров, букинговых агентств, лекторов, музыкантов, работающих в жанре мировой музыки, фолка, этники.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать