Москва 24

Культура

26 февраля, 2014

Глава TCI Эдуард Ратников: "Prodigy просят шампанское, а Korn - носки"

15 мая в рамках совместного тура в клубе Stadium Live выступят два альтернативных метал-коллектива Korn и Soulfly. Причем каждая из групп презентует по новому альбому. Такой подарок своим фанатам музыканты смогли сделать благодаря компании-организатору TCI и, в частности, ее президенту Эдуарду Ратникову.

Ратников основал TCI в далеком 1995 году, и почти за 20-летнюю историю компании привез в Москву таких именитых музыкантов, как Chris Rea, Rammstein, Blur, The Prodigy, Garbage, Cradle Of Filth и многих других. Помимо грядущего концерта Korn & Soulfly, 11 июля он привезет в столицу "Великого и ужасного" хэви-металиста, бывшего байкера, режиссера и сценариста Роба Зомби.

Эдуард Ратников. Фото: Предоставлено Эдуардом Ратниковым

M24.ru пообщался с Эдуардом Ратниковым, узнал все о туре Korn & Soulfly, ценовой политике, требованиях музыкантов и других особенностях работы промоутера.

- Начнем с двойного тура Korn и Soulfly. Сложно было организовать такое шоу?

- Идея тура Korn & Soulfly родилась прямо за этим столом. Soulfly - это та же Sepultura, мои старые и хорошие друзья. С ними связан первый тур по СССР в 1992 году. Тогда Sepultura были на пике своей популярности и стали хедлайнерами на фестивале "Монстры рока. По руинам империи зла". Тур включал в себя Санкт Петербург, Вильнюс, Ригу и Москву. Потом, когда я жил в Америке, я частенько приезжал к ним на концерты в Нью-Йорк, Лос-Анджелес и гостил у них в Финиксе, штат Аризона.

Осенью прошлого года мы обсуждали с группой Korn возможность тура по СНГ, в то же время я общался с Глорией, менеджером и женой Макса Кавалеры. Я подумал взять Soulfly специальными гостями, чтобы они открывали концерты Korn - и им хорошо, и публике. Это будет уже не банальный концерт Korn, а настоящий рок-спектакль в двух действиях. Плюс в некоторых городах мы поставим одну местную достойную команду. А, например, в Уфе и Нижнем Новгороде к ним присоединится "Бегемот" и другие наши артисты.

Поэтому получится довольно вкусный package, который имеет смысл по формату и по содержанию. И, конечно же, будет уникальная вибрация от Soulfly с его тембрами и офигенный ритм, мелодика от Korn. Все вместе – очень красивая, вкусная вещь. Вот мы и "завернули" ее в эту обертку. Сейчас до московского концерта еще несколько месяцев, а уже 50 процентов билетов продано. В других городах - по 30 процентов. Это говорит о том, что билетов не будет задолго до концерта.

Что касается логистики тура, то артисты, персонал и управление TCI передвигаются на чартерном 50-местном самолете Bombardier, который мы фрахтуем для них здесь, а все оборудование в двух комплектах едет по земле и работает в туре в шахматном порядке, но это уже детали…

- В других городах цены на билеты ниже. Из чего складывается стоимость?

- Ниже, чем в Москве? Да, конечно. И стоимость за выступление в провинции по контракту тоже меньше, обычно на 20-30 процентов, потому что там и залы меньше - в Москве 8 тысяч билетов, а в провинции - от 4 до 6 тысяч.
Так что в Москве средняя цена 2000 рублей, а там - 1200-1500 рублей. Во всем есть элементарная математика и экономика: вместимость площадки, средняя цена на билет, графа всех местных затрат, плюс отчисления, включая налоги – вот тебе и формула. Сложность же заключается в том, чтобы держать все под контролем, и в случае чего, например, заменять чистые деньги бартером или как-то договариваться о снижении затрат.

Эдуард Ратников в рамках тура Sepultura, 1992 год. Фото: Предоставлено Эдуардом Ратниковым

- Почему вы привозите по большей части рок-музыкантов?

- Рок-формат драматичен, технологичен и с ним интересно работать. А за право привезти поп-звезд уровня Бритни Спирс или Леди Гага начинается абсурдная борьба, когда цена предложения поднимается в 10 раз, что возвращается завышенной ценой на билет. Я называю это "король на день, дурак на всю жизнь". Поэтому поп-звезд получают те, кто готов платить больше.

- А как насчет электронных исполнителей?

- Так получилось, что ими занимаются люди, имеющие отношение к клубной жизни. Там тоже интересно, но мы ориентированы на большие залы, на театры и арены. Тем более, это отдельная культура, отдельный пласт, у которого есть свои игроки.

- Тогда про те самые арены. Как у нас с концертными площадками? Кризис 1990-х прошел?

- В 1990-х годах мы имели дело с совершенно запущенными…

- Домами культуры?

- Нет, в ДК мы особо не работали. Это были советские Дворцы спорта на 4-5 тысяч мест, построенные в 1960-х годах, за редким исключением – в 1970-х. Это изнасилованные, измочаленные вдрызг спортивные строения, которыми люди управляли как могли. Они устраивали там ярмарки, рынки, "гербалайфы", мебельные и автосалоны и бог знает что еще. Там была вакханалия, совершенно полная беспомощность и безответственность.
Но "каков поп, таков и приход" - некоторые Дворцы Спорта все-таки управлялись лучше, чем другие. И мы старались чаще работать именно с такими людьми.

Эдуард Ратников и Rammstein. Фото: Предоставлено Эдуардом Ратниковым

- А сейчас?

- Ситуация меняется с ростом хоккейного бизнеса, а он растет очень мощно. У нас вырастают сильные игроки, которые стоят дорого в Канаде, да и наша Континентальная хоккейная лига покупает и приглашает супер-игроков. В общем, это большой бизнес, и каждый хоккейный клуб должен иметь свою домашнюю арену.

Так, построены прекрасные арены, например, в Уфе – "Уфа-арена" или в Казани – "Татнефть-арена, в Омске – "Омск Арена", во Владивостоке – "Фетисов Арена" и еще многие другие. В общем, ситуация сдвигается с точки, и благодаря мощному хоккейному стимулу в нашей стране появляются спортивные структуры. В Москве скоро откроется "ВТБ-арена" с огромным 15-тысячным крытым холлом в добавок к 40-тысячной футбольной арене, у которой закрывается крыша.

- Раньше вы делали туры музыкантов старой закалки - Nazareth, Uriah Heep, UDO, Motorhead, Slayer. А кого выгоднее привозить сейчас?

- Дело в том, что это было, во-первых, романтическое время: конец 1990-х - начало 2000 годов. Каждый тур можно было смело назвать "Миссия невыполнима". Было немного другое ощущение от всего - нам хотелось удивлять людей.

- Устраивать супершоу?

- Не только супершоу, а привезти артистов "с перчинкой", которые были интересными. Например, HIM мы впервые привезли в 1999 или 2000 году. Bloodhound Gang впервые приехали в 1999 году в клубе "U2" - тогда пришло в два с половиной раза больше народу. На следующий год во Дворце спорта ЦСКА было 5,5 тысяч человек.

Эдуард Ратников и Ширли Мэнсон, концерт Garbage 2012 года. Фото: Предоставлено Эдуардом Ратниковым

- На чем вы основываетесь, делая повторные привозы?

- Мы смотрим, есть ли востребованность музыкантов, ждут ли их, а это всегда чувствовалось. Сейчас цифровой век, когда черт ногу сломит в этих сообществах, где роятся все эти люди. В аналоговое время, возможно, некоторые вещи были сложнее, но жизнь была более упорядоченной.

- И прогнозируемой?

- Да, ты чувствовал общий климат. А сейчас настолько все разрознено, что где все роится и прячется – хрен найдешь. Маркетологи окончательно уничтожили все, что помогало жить и строить. Многие вещи просто умерли, поэтому всем этим заниматься уже не так интересно и приятно, как в то романтичное время.

- То есть у вас уже нет былого задора?

- Такого задора, как раньше, нет не только у нас, но даже у тех, кто сейчас приходит. О многих концертах ты узнаешь спустя две недели, так как потоки информации стали стоить каких-то баснословных денег, совершенно нерентабельно, не выгодно размещать рекламу на этих носителях, поэтому люди стараются ее дозировать. У многих проектов есть ее величество конкуренция, при которой надо делать самое крупное предложение. И когда ты его воплощаешь в жизнь, у тебя уже нет финансового места на сервисы, маркетинг и рекламу. Сейчас зачастую в соцсетях делают два-три объявления, вот и вся реклама.

- Получается, что соцсети создают диссонанс?

- Дело в том, что в них нельзя долго пиариться. Потом, если ты попал в "таргет", допустим, - у тебя отображается. У кого-то другого не отображается. Это все очень условно и иногда зависит от случайности.

Эдуард Ратников и Chris Rea. Фото: Предоставлено Эдуардом Ратниковым

- Раньше вы мечтали привезти Питера Гэбриэла, Rаdioнеаd. Почему эти концерты так и не состоялись?

- Что касается этих замечательных артистов, то привезти их сюда не получится. Виной тому не столько экономика, сколько политика. На эти вещи у нас, к сожалению, нет никакого влияния. Поэтому и Radiohead, и Питер Гэбриэл не рассматривают нашу территорию.

- А кого еще вы хотели бы привезти, кроме упомянутых?

- Том Уэйтс – до сих пор очень хочется сделать встречу наших людей с этим уникальным артистом. Также хочется организовать концерт AC/DC хотя бы в Москве. Это сложно, потому что они работают только на своем оборудовании, а логистика этого оборудования очень дорога. Если посмотреть на карту, то кажется, что вот тут мы, тут Европа, и все рядом. На самом деле мы на обочине. То, что для нас 1000 километров – это фигня, за углом, для них – колоссальные расстояния.

- Сколько у музыкантов в среднем оборудования?

- Вы можете представить себе масштаб концертов группы Rammstein? Это 30 многотонных траков (грузовиков – прим.ред.) с оборудованием. Концерт Scorpions в "Олимпийском" - это 10-12 грузовиков, концерт группы Korn - это 6 траков плюс седьмой минигрузовичок с бэклайном группы Soulfly. (смеется) Группа U2, которая выступала в "Лужниках" в 2010 году, привозила с собой чуть более 100 машин и 300 человек персонала.

- Бывали на вашей памяти какие-то забавные требования музыкантов?

- Да, забавные случаи бывали. Например, когда мы делали концерт Дженнифер Лопес, она просила, чтобы у старшего ребенка гримерка была оформлена бегемотиками, а у младшего – крокодильчиками. Prodigy всегда просят 20 бутылок шампанского Moët & Chandon в свой номер. Любят его ребята.

- Это у Prodigy традиция такая?

- Да, это традиция, и от этого никуда не денешься. Нельзя дать им ни на одну бутылку меньше. Они могут оставить 18 бутылок не открытыми, но они все должны быть там, иначе это будет неуважение. Или же Soulfly просят хоккейную майку местного клуба, в которой Макс всегда выходит на сцену. Ну а Korn просят свежий номер Usa Today и несколько пар чистых, новых белых носок.

Эти вещи кажутся для нас, простых людей, чем-то необычным. На самом деле это нужно артистам для того, чтобы чувствовать себя уютно, ведь у них каждый день новая страна, все новое. Им нельзя зажать ни одной эмоции, потому что слушатели это сразу почувствуют. А артисты работают и отдают все силы именно публике.

Смешные требования больше относятся к нашим отечественным артистам, когда технической и творческой части уделяется три абзаца, а остальные 25 листов посвящены привилегиям. Вместо того, чтобы вкладывать труд, фантазию и деньги в хореографию, постановки, технологии, они обманывают публику и нечестно едят свой хлеб.

Эдуард Ратников и Iggy Pop. Фото: Предоставлено Эдуардом Ратниковым

- Что в итоге нужно современному промоутеру?

- Сейчас артисты сменяют друг друга с колоссальной скоростью. Если раньше я прибегал к собственному чутью и вкусу, то сейчас я советуюсь с помощниками.

- Около года назад вы высказывались по вопросу создания лиги или профсоюза, который бы регламентировал вашу индустрию. Как обстоят дела сейчас?

- В нашей индустрии крутится довольно много людей, потому что она никем не регламентируется, живет на честном слове. Поэтому сюда прибивается много жулья. Нам необходимо профессиональное сообщество, которое помогало бы на законодательном уровне регулировать и регламентировать многие моменты работы. Чтобы любой малый предприниматель не мог делать то, на что у него руки "не заточены", наивно рассчитывая на быстрые и легкие барыши, чтобы в нашем клубе были одни джентльмены, которые понимают, уважают правила и работают в соответствии с ними.

Концертное агентство TCI в начале июля 1995 года образовалось для того, чтобы интегрировать наш огромный, самый большой в мире рынок в мировую систему гастрольных маршрутов, которые существуют уже десятилетиями, а мы все никак в нее не интегрируемся. И то, что мы прошли за эти 20 лет, другие страны и континенты проходили цивилизованным путем, путем эволюции, спокойного развития общества, экономики, технологий. Мы это должны были пройти гораздо быстрее. Мы все еще на пути, но мы на своем пути.

- Получается, что за рубежом есть организации, которые регламентируют концертную деятельность?

- Есть, причем это целая индустрия: концертные залы, арены, целые маркетинговые сети, оборудование всех мастей и направлений, хореография, рекорд-индустрия, производство товара и сети продаж. Под нее создается специальный софт, технологии.

- Кто должен в нее входить?

- Должны быть какие-то флагманы, старейшины. Опираясь на их авторитетное мнение, все остальные должны предлагать варианты программ, регламентов. Это дополняют другие их младшие коллеги. И в итоге это все принимается коллегиально участниками нашего джентльменского клуба.


Дмитрий Кокоулин

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика