26 ноября, 2015

Московские тусовки: Алина Пересвет – о движении ролевых игр в Москве

Поделиться в социальных сетях:

Фото из архива Алины Цыгановой

Среди московских ролевиков Алину Пересвет многие знают по тусовочному нику "Айле", но еще больше народу знает ее как исполнительницу роли Жанны д’Арк из толкинистского театра "Тампль". Кем ей только не довелось побывать – королевой эльфов, жрицей ацтеков, колдуньей из "Гарри Поттера". Мы попросили ее вместе с нами предаться воспоминаниям о том, как существовало, чем дышало и в каком направлении эволюционировало движение ролевых игр в Москве с середины 2000-х годов до наших дней.

– Как известно, есть несколько способов попасть в толкинисты: 1) "толкинулся сам – толкани другого"; 2) "прочитал книжку – понравилось"; 3) с начала 2000-х – это еще и "посмотрел фильм – понравилось". У тебя это как получилось?

– У меня вышло нечто среднее между "прочитал книжку" и "посмотрел фильм". Когда я училась то ли в 9-м, то ли в 10-м классе, фильма еще не было, но уже вовсю шли съемки. И как-то я заметила в журнале фотографии актеров, которые там будут сниматься. Мне некоторые из них очень понравились. Я подумала: "Интересненько, я, конечно, не знаю, кто такие эльфы, но мне кажется, что этот белобрысый похож на эльфа. А вот этот, кудрявый, похож на хоббита. Ой, да я же не знаю, кто такие хоббиты". Ну и чтобы узнать, кто такие хоббиты, мне пришлось прочитать книгу. Я не пожалела ни об одном потраченном на нее часе и ни об одной перевернутой странице.

Фото из архива Алины Цыгановой

А на саму тусовку я вышла так: в те далекие времена существовал такой "околотолкинутый" форум "Имладрис". Я на него кликнула совершенно случайно, помнится, у меня дома тогда вообще был какой-то чудовищный модем, связь все время обрывалась, и форумы эти постоянно падали.

На "Имладрисе" я познакомилась с народом, причем со многими из этих людей мы до сих пор общаемся. Вскоре население форума начало мутить разные совместные проекты, в частности, фильм "Суета вокруг колец", снятый московскими ролевиками (своебразная пародия на трилогию П. Джексона, сделанная в нарочито примитивистском стиле и обыгрывающая различия между фильмом и оригинальной книгой Толкина – прим. M24.ru).

Я попросилась в массовку эльфом, у меня было платье в цветочек, и, конечно, я думала, что именно так и должны выглядеть настоящие эльфы. Про ролевые игры я тогда ничего не знала и оставалась типичной "интернетной толкинисткой", хотя бы просто потому, что все еще была школьницей и на настоящую игру меня бы никто не отпустил.

Но потом мне все-таки удалось вырваться. Игра была по Толкину и мне там досталась роль Варды (верховная богиня вымышленного мира Толкина, супруга Манвэ, создательница звезд – прим. M24.ru).

– Ого, какой резкий карьерный рост!

– На самом деле роль была чисто техническая. Нужно было делать то, что скажут, – выходить к другим игрокам с гордым взглядом в красивой белой накидке. Не могу сказать, что я как-то заблистала в этом качестве, но сама идея ролевых игр мне после этого понравилась.

У меня как-то с первого раза получилось поймать это самое ощущение вовлеченности в роль, когда ты начинаешь думать и вести себя не как ты сам в нормальной жизни, а так, как это делал бы твой персонаж.

Озарение случилось у меня буквально на миг, во время сцены резни в Альквалондэ (эпизод из "Сильмариллиона" Толкина, когда уходившее в Средиземье под командованием Феанора и его сыновей племя нолдор атаковало другое эльфийское племя – тэлери, чтобы захватить их корабли – прим. M24.ru). Тогда мне показалось, что я что-то почувствовала, какую-то принадлежность к миру Толкина, и я отправилась искать это ощущение дальше.

Как раз в то время внезапно появился и начал резко набирать популярность "Гарри Поттер". Прошли фильмы, народ их оценил и решил поиграть в "Хогвартс".

"Поттеротолкинизм" был, конечно, вещью принципиально новой по тем временам. Много играли во всяких рыцарей, в Японию, в фэнтези, а "Поттер" всеми воспринимался как детская книжка.

Фото: vk.com/apereswet

– Ну да, это после Толкина-то, Говарда, Сапковского, Стругацких и прочих корифеев фантастики – и вдруг такая типа детская сказочка…

Так в начале "ГП" и был детской сказочкой, а потом Роулинг ее накрутила и превратила в довольно убойную литературу для неокрепших умов. Внезапно у героев появились проблемы, которым в детской сказочке было совершенно не место. Им пришлось решать те вопросы, с которыми у Толкина сталкивались умудренные опытом 400-летние эльфы.

При этом сам мир, созданный Роулинг, был насыщен всевозможными аллюзиями, тем, что у того же Пелевина называлось cultural references – отсылками к мифам, к эпосу, к британской классической литературе. И плюс к тому огромное количество ярких персонажей, за которых очень хотелось поиграть. Ну и тема школы – это тоже очень значимый архетип, тут тебе и наше и западное кино, и японское аниме.

– А как ты впервые вышла на московские уличные сборища толкинистов?

– Ох, чтоб я помнила, кажется, в 2004 году. До этого я разве что изредка посещала концерты "менестрелей" в "Маяке" (ДК "Маяк" у метро "Улица Академика Янгеля" – прим. M24.ru). А на сам "Эгладор" я попала в 2005 году после игры "Ведьмак: Нечто большее", которая до сих пор считается абсолютным рекордсменом по количеству участников: там было почти 3000 человек.

После игры приехавший на нее из Москвы народ захотел собраться у всем известной библиотеки, ну и я тоже решила туда съездить хотя бы для того, чтобы со всеми перезнакомиться, потому что на полигоне это было сделать нереально. Там вообще было сложно два раза подряд встретить одного и того же человека.

То есть по Нескучному саду я гуляла с подругами, когда была на первом курсе, но тогда еще не тусовалась. А потом узнала, что, оказывается, существует такая традиция – после игры встречаться в заранее оговоренных местах и делиться впечатлениями.

Тогда я не понимала, зачем это нужно, ведь все уже случилось, впечатления остались у каждого свои, так зачем ими еще и делиться? Оказалось, что это очень приятное времяпрепровождение, правда, непонятно, зачем надо было еще и бухать в таких количествах.

– А почему именно после игры? "Эгладор" же каждый четверг вроде был?

– Нет, это уже тот период, когда четверговые сборища переместились к памятнику Ленину на Калужской площади. Старый "Эгладор" я уже не застала, у библиотеки собирались только после игр. Тусовка на Калужской тогда была огромная, это сейчас там сидят два с половиной неформала, а тогда площадь по четвергам буквально кишмя кишела. Тебе нужно было полчаса потратить на то, чтобы найти хоть какое-то знакомое лицо.

vk.com/apereswet

– Народ пил, бил бутылки и морды...

– Насчет битых морд – лично не видела, но наслышана о такого рода инцидентах. У памятника тогда была разношерстная тусовка, в которой толкинисты уже совершенно не преобладали. Просто каждый четверг на площадь приходили абсолютно разные люди, рассаживались по своим углам и там общались по интересам. Там проводились организационные сборы перед играми, сборы после игр, ну а большинство народа просто заезжало после работы пива попить.

А под конец вообще начался "клубный период" тусовки, и он, наверное, продолжается и сейчас. Был такой ролевой клубный проект – "Гарцующий Дредноут" на Старом Арбате. Его делали ролевики на ролевые деньги и для своих.

Там проводились концерты, но что самое главное – там пространство было разбито на несколько отдельных кабинетов, в которых можно было проводить закрытые игры, вечеринки, сборы и мастер-классы. И народ внезапно осознал, что сидеть в "Дредноуте" – это лучше, чем сидеть у памятника Ленину и пить пиво из горла, все время рискуя пообщаться с милицией. Когда "Дредноут" открылся, с Калужской начался заметный такой отток. Клуб этот несколько раз открывался-закрывался по всей Москве. Сейчас он, кажется, "Точка сборки" называется.

– Ну а "место силы" у библиотеки в Нескучном саду?

– Там стали собираться именно толкинисты, которые к тому моменту уже постепенно начали себя отделять от остального ролевого движения. А сблизившаяся с реконструкторами часть ролевой тусовки начала презрительно обзывать толкинистов "толчками" и "занавесочниками". На самом деле проблема в том, что самих ролевых игр в 2000-х стало резко больше, и их стали проводить далеко не только по Толкину. Если ты помнишь, то все 1990-е главной игрой ролевого сезона считались Хоббитские игрища, а сейчас на них ездит все меньше народу.

К тому же в движение начали в большом количестве приходить люди, которые Толкина не читали и даже фильм не смотрели. Народ совершенно разный даже по своему социальному статусу, начиная от неформалов с Арбата и кончая менеджерами среднего звена, прочитавшими про ролевые игры в интернете.

Вот этот самый средний класс как раз и сыграл огромную роль в профессионализации ролевых игр, потому что он хотел для себя уже просто нового интересного хобби, а не неформального образа жизни. У них у всех была работа, семья, соцобязательства и какие-то свои увлечения.

Видимо, по этой причине к тому моменту, как я пришла, все эти нашумевшие гопники и неформалы прошлых лет из тусовки уже ушли или уходили.

– Может быть, это все те же люди, просто они выросли и нашли работу?

– Ну да, возможно, что и так. В любом случае к середине 2000-х откровенно неформального окраса у ролевого движения уже не было. Как раз тогда на первый план выступил клуб "Золотые леса" со своей концепцией социализации ролевых игр, и от них все и пошло.

К 2007 – 2008 году эта самая социализация стала уже ключевым понятием, и сами "Золотые леса" стали ее прямым воплощением, превратившись из "толкинутого" клуба по интересам в серьезную контору, которая развернула кипучую деятельность, направленную на популяризацию ролевых игр.

Они все время проводили разные мероприятия, фестивали, балы, маневры. На свои игры они начали затаскивать народ, совершенно не относившийся к ролевой тусовке, и они же чуть ли не первыми стали проводить так называемые городские игры.

Фото из архива Алины Цыгановой

Я сама поучаствовала в такой игре по "Дозорам" Лукьяненко на территории МГУ и тогда обратила внимание на то, что ролевиков, которых я знала, там практически не было. Из этого нового народа часть затем влилась в движение и начала вполне себе ездить уже на традиционные ролевые игры. В общем, нынешний ролевик менее всего попадает под определение деклассированного элемента.

– Но согласись, что при этом игры и оторвались от народа. В 1990-е "занавесочников" было большинство, просто потому, что основной контингент составляли студенты, которым и на еду-то не всегда хватало и у которых не было возможностей и навыков изготовлять адекватное оружие и антураж.

Но и сейчас эта разница в доходах никуда не делась, а любое движение существует лишь за счет постоянной подпитки неофитами снизу. Но у студентов и сейчас нет лишних денег, им же надо учиться, а не ночами вагоны разгружать, чтобы заработать себе на текстолитовый лук и исторически достоверные сапоги. Появились целые фирмы, торгующие костюмами и ролевым оружием. Не получились ли в итоге солидные игры для солидных господ?


– Ох, вспоминаю, как я сама на станке в школьном кабинете труда делала свой первый кинжал из текстолита… Но, вообще, сейчас все это более или менее устаканилось. Есть некоторый, довольно небольшой, процент игр, участие в которых требует больших затрат. Причем это требование никто не озвучивает, народ сам начал такую своеобразную "гонку вооружений", потому что каждому хочется блеснуть, хочется, чтобы все присутствующие на игре фотографы снимали именно тебя, потому что ты в шикарном костюме, а не в занавеске. Но даже на такие игры у меня получалось выезжать без особых затрат с довольно непафосной командой.

Фото: vk.com/apereswet

– То есть, в принципе, это просто вопрос желания твоей команды: хотите ли вы заморачиваться и строить на полигоне 10-метровую копию Софии Константинопольской или пятиметровую пирамиду ацтеков или вы приехали для того, чтобы просто и ненапряжно поиграть. Да, конечно, занавески и клюшки на нынешних играх не прокатят просто потому, что ты видишь вокруг себя толпы людей в нормальных костюмах и тебе в занавеске будет так же стыдно, как если бы ты, скажем, в обычной жизни явился в театр в грязных трениках.

Но при этом ежегодно проводится некоторое количество "дивных" игр в старом стиле, которые делаются в основном как раз по Толкину, я на парочке таких была. Там народ не заморачивается ни какими-то особыми постройками, ни антуражем... Участвует в них, как правило, человек 100, а то и меньше. Там никого не волнуют вопросы, у кого лучше костюм, у кого круче дом и тому подобное.

Фото: vk.com/apereswet

– И там по-прежнему правит бал меч из клюшки?

– Ну, меч из клюшки сейчас сложнее найти, чем настоящую японскую катану XVI века, потому что все советские клюшки, лежавшие на антресолях, уже попилили на мечи, потом сломали и выкинули, а нынешние хоккейные клюшки стоят много дороже текстолита.

Примитивный текстолитовый меч сейчас можно купить за 1000 рублей, а можно и одолжить у приятеля. Ролевому движению уже много лет, и у каждого, кто в нем варился хотя бы с тех же времен, что и я, в шкафах скопились горы этого добра. Так что многие уже перед играми не шьются, а садятся на телефон и одалживаются по друзьям, потому что у каждого хоть что-нибудь да есть.

Хотя, признаюсь, под конец это и меня стало напрягать. Не сказать, что я уж такой древний адепт занавески и клюшки, всего-то 10 лет в ролевом движении, но и то, в какой-то момент стала понимать, что не готова тратить столько времени и денег на то, чтобы просто три дня побегать по лесу. И это в случае удачи, потому что твоего персонажа могут убить в первый же день. И в какой-то момент мне показалось, что, наверное, все-таки нечто крайне важное потерялось на этом пути разделения ролевых игр на "дивные" и "социальные".

С другой стороны, социализация сделала из РИ то самое хобби, о котором уже не стыдно рассказать своим коллегам по работе, и то, что человек ездит "в лес мечами помахать", больше не вызывает ни у кого оторопи или недоумения.

Но при этом мне все же кажется, что чем больше ты "заморачиваешься на казуал", на костюмы, постройки, предигровые сборы, АХЧ и прочее – тем меньше запала у тебя остается на то, чтобы поиграть, на то, чтобы попробовать за три дня прожить жизнь существующего в вымышленной реальности персонажа. Несколько раз я и сама в такое упиралась.

– А какие роли тебе больше всего запомнились?

– На "Гарри Поттере" – Беллатриса Лестрейндж (англ. Bellatrix Lestrange). Причем это была такая роль на всю жизнь, потому что "Поттер" идет уже очень долго, игры проходят два раза в год, и народ еще ухитряется встречаться и отыгрывать какие-то сценки между сессиями. Если переводить на язык онлайн-игр, то все это вскоре стало очень похожим на Sims.

На "дивных" играх по Толкину – Айканаро (он же Аэгнор, четвертый сын Финарфина и Эарвен. Брат Финрода и Галадриэли. Погиб во время войны Дагор Браголлах, вместе со всем своим народом, приняв на себя главный удар полчищ Моргота – прим. M24.ru).

Нужно рассказывать про то, как я мальчиков играла? (смеется)

– Ну, кросспол (или кросс-пол – отыгрывание персонажа не своего пола – прим. M24.ru) – он и в Африке кросспол!

– Я совершенно нормально отношусь к женскому кроссполу, откровенно говоря, сейчас он просто неизбежен, потому что ролевиков-мальчиков куда меньше, чем девочек, особенно среди того контингента, который играет в "дивные" игры. Там мальчиков почти нету, то есть если 10 процентов среди заехавших на полигон – мужчины, это уже, считай, сильно повезло.

Почти все мальчики убежали на большие крутые казуальные игры, а вот так, чтобы для души в занавеске побегать – так нет никого. К тому же много мужчин у ролевого движения "откусили" реконструкция и страйкбол. А у Толкина, напомню, большинство персонажей – мужские, а хочется же поиграть, к примеру, по Исходу нолдор или по истории королевства Дориат. Вот и приходится нам, девочкам, одеваться в мужские костюмы и играть кросспол. У некоторых это даже получается.

Но если игра сделана хорошо и тебя охватывает это чувство сопричастности к выдуманному миру, то в какой-то момент тебе уже становится все равно, что Феанор (персонаж книги Дж. Р. Р. Толкина "Сильмариллион") – это дама в очках и с четвертым размером бюста. То есть сначала ты на это обращаешь внимание, но если она хорошо и адекватно играет – то ты об этом тут же и забываешь. Так что вот эти игры без особого антуража – они оставили у меня самые яркие воспоминания.

– В твоей жизни был еще толкинистский театр "Тампль". Расскажи о том, как тебя угораздило стать Жанной.

– Совершенно случайно. Я, конечно, слышала про то, что у тусовки есть какой-то свой театр. Тогда в ходу были кассеты с записями спектаклей с "Зиланта" 2000 года (собрание фантастики, толкинистики и ролевых игр "Зиланткон", который ежегодно проводится в Казани во время ноябрьских праздников, главное мероприятие всех ролевиков России и стран бывшего СССР – прим. M24.ru). И, конечно, сперва-то я попала в зал как зритель.

Мне было 16 лет, и я была такой восторженной девочкой, которая безумно фанатела от всего происходящего на сцене, а все люди, которые на ней стояли, мне казались едва ли не небожителями. Как это обычно бывает со всеми тусовочными неофитами, ты приходишь куда-то и все, кто там на глазах и на слуху, кажутся тебе великими и значительными.

Ах, Лора, ох, Рома Сусарев, ох, Никита Коледин… Мне было 16, и не вините меня строго.

Фото: vk.com/apereswet

– А расскажи про сам театр, чья это была идея, кто виноват и прочее?

– Боюсь наврать, но, кажется, придумали все это Лора Бочарова, Йовин и Тоша. В те давние времена Лора как раз безумно увлеклась тамплиерами и всем, что с ними было связано. А у нее было такое свойство – заражать людей своими стремлениями. То есть Лора увлекается чем-то, Лора пишет об этом пару песен... Следующий шаг – Лора собирает вокруг себя людей и создает фэндом (англ. fandom, букв. фанатство) на эту тему.

После игры "Осада Монсегюра" (крепость в Лангедоке на юге Франции, ставшая последним прибежищем катаров – прим. M24.ru) появился фэндом тамплиеров и была написана рок-опера "Тампль", потом Лора съездила на "Сильмариллион-экстрим" (одиозная игра, проведенная в 2002 году под Екатеринбургом – прим. M24.ru) и был написан "Финрод-зонг". Временной отрезок игры – от Исхода нолдор до Войны гнева (в реальном времени – шесть дней). А третий спектакль, тот, в который я, собственно, и попала, – "Жанна д’Арк" – был уже дальнейшим развитием всего этого.

– А как ты сама получила главную роль?

– "Эй, девочка! Иди сюда! Будешь Жанной!" – этого, конечно, не было. Поначалу я вообще петь стеснялась. А потом попала в одну компанию с Никитой, постановщиком всего этого дела, и что-то такое, шутки ради, проголосила. Он сказал: "Ничего себе, как круто! Ты еще и петь умеешь?!"

Я, разумеется, тут же стала все отрицать и отнекиваться, но он мне говорит: "Все было зашибись, иди к нам в хор для начала". А потом у тогдашней Жанны случилась операция на колене, и она не смогла ни выступать, ни репетировать, так что был срочно нужен кто-то на замену. Устроили прослушивание всего хора под бдительным оком Лоры Бочаровой. Ну, я его и прошла.

– А в чем была концепция вашей Жанны? Ну как бы основная идея в сжатой форме?

– Была у нас такая шутка, что после "Тампля", где главным героем был Жак де Моле, надо бы написать серию рок-опер под общим девизом "Взвейтесь кострами". Так что следующим после "Жанны", наверное, должен был стать мюзикл про Джордано Бруно. (смеется)

На самом деле идея "Жанны" напрямую вытекала из тех культурных кодов, которые тогда были общими для всей тусовки. После "Осады Монсегюра" (фр. Château de Montségur – небольшое оборонительное сооружение, находящееся на вершине пог – или печ (отдельно стоящей скалы) – в отрогах Пиренеев, неподалеку от пика святого Варфоломея – прим. M24.ru) началось повальное общее увлечение Европой.

А Жанна д’Арк – ну, это один из самых популярных персонажей европейского Средневековья, про нее было написано и снято много всего, а вот мюзикла или рок-оперы до сих пор не было. Основными авторами там были все те же основатели "Тампля": Лора, Йовин и Тоша плюс несколько дуэтов им написал Лорин муж, Эжен Д’Альби (Евгений Сусоров – прим. M24.ru).

– А почему "Тампль" как явление так и не попытался выйти за пределы тусовки и стать не просто хобби, а полноценным театром?

– Так он давно пытался и сейчас пытается. Еще когда я там была, мы участвовали в различных театральных выставках, ставили там свой стенд, вешали фотографии, участвовали в мастер-классах. То есть эта идея была тогда, она есть и сейчас, и на спектакли народ приходит далеко не только из тусовки. Я за ней не очень слежу сейчас, но вроде бы они здорово продвинулись в профессиональном плане.

– Ну и под конец расскажи про то, как тебе все это надоело.

– Ну, уходила я с тусовки медленно и постепенно. Просто с какого-то момента я стала понимать, что дальше это будет уже не моя сказка. Наверное, мне тогда с играми не повезло и стало уже лень работать на это и готовиться. Резко поменялись жизненные приоритеты, я на какое-то время вообще перестала общаться со многими старыми друзьями.

Фото из архива Алины Цыгановой

А потом раз – и выбралась на игру, снова на "Гарри Поттера", и это было обалденно. Однако ощущение былой свежести ушло, и эта вылазка так и не сподвигла меня вернуться в ролевую тусовку. Может , дело в том, что сейчас просто нет "моей" игры…

В таких случаях принято говорить, что я стала старше, я наигралась, но это будет неправдой. Средний возраст участника полевых ролевых игр сейчас вообще заметно вырос по сравнению с 1990-ми. Социализация привела к тому, что игры задержались в жизни людей в качестве модного и социально одобряемого хобби.

Причем семьи и дети тоже не становятся препятствием, многие даже выезжают на полигон с детьми. На некоторых играх мастера начали организовывать детские локации, например школу волшебства, и дети там счастливы и замечательно проводят время под присмотром мастера-аниматора, в то время как их папы и мамы неподалеку играют уже по-взрослому.

Ну и довелось не раз уже столкнуться с таким явлением, как ролевик во втором поколении…

Но вот не мое это уже и все тут.

Сюжет: Городские байки Алексея Байкова

Поделиться в социальных сетях:

Читайте также

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика