Москва 24

Город

08 августа 2016, 20:20

Фасад с секретом: северная душа и смелые жители Дома полярников

Палаццо, ледокол, пагода – какие только прозвища не дают дому № 9 на Никитском бульваре, построенному в 1936–1937 годах по заказу Главсевморпути для полярников и их семей. В нем была специально продуманная обстановка, а атмосфера сочетала в себе дружбу, поддержку и ожидание мужей и отцов из долгих и опасных экспедиций.

Это здание не только интересный памятник архитектуры, но и пример того, что гению места не страшны ни годы, ни изменения. Современные жители сохраняют память о прошлых. Например, купивший здесь квартиру итальянец подарил дому выставку и сам стал почти полярником. А председатель совета рассказала корреспонденту m24.ru о том, какое место в называют душой дома, где живет местная птица счастья и какой экстрим в жизнь людей внес капитальный ремонт.

Фото: m24.ru/Лидия Широнина

Дом с секретом и итальянскими мотивами

Вряд ли прохожий, впервые увидевший дом № 9 на Никитском бульваре, сможет по внешнему виду определить, что перед ним знаменитый Дом полярников. Северная тематика не читается на фасаде. Да и сам фасад с секретом. Если вглядеться, то станет заметно, что с одной стороны у дома пять этажей, а с другой – шесть.

Фото: m24.ru/Лидия Широнина

Председатель совета дома, архитектор Марина Пишукевич объясняет эти особенности с помощью архивных документов:

Фото: архив Марины Пуришкевич

"По личному распоряжению Кагановича наш дом, строившийся в 1936–1937 годах, должен был включить в себя соседний, возведенный в 1901 году. Это был доходник в силе модерн, построенный домашним архитектором Шереметевых Александром Мейснером. Архитектору Дома полярников Александру Йохелесу пришлось до неузнаваемости поменять фасад и начинку старого здания, от прежнего вида осталась только входная группа (сейчас там гранитная мастерская). Кроме того, мейснеровская часть стоит под небольшим углом к бульвару и не совпадает со вторым крылом по количеству этажей – но эти детали заметны лишь если приглядеться.

Фото: m24.ru/Лидия Широнина

Для Йохлеса этот проект стал поворотным в карьере. Он грамотно соединил два здания, продумал, как минимизировать нагрузку на почву, сделав часть перекрытий из дерева и подобрав легкие материалы. Более того, он практически спас соседнюю историческую застройку. Соседние особнячки, в том числе дом Гоголя, собирались снести. Йохелес в пояснительной записке аккуратно, но вполне настойчиво пишет, что в отдаленной перспективе особняки можно будет снести, но сейчас такой необходимости нет, места для строительства много, их лучше не трогать", – объясняет Марина.

Также в пояснительной записке предлагалось отказаться от литературных моментов выражения севера в оформлении фасада. То есть белые мишки и пингвины не должны были там появиться, предполагался довольно строгий внешний вид. Однако фасад все равно станет поводом для замечаний, – рассказывает Марина, показывая следующий документ. – В 1934 году первый вариант проекта отклоняется по трем причинам. На первом этаже не было магазина. Он превышал допустимую на данном участке этажность в 6–7 этажей (в центральной части здания их 9). И третья – как имеющий крайне беспокойные силуэт и линию внешнего периметра, архитектурно нежелательную на участке, граничащем с соседним переломом красной линии. Однако нам, жителям, этот беспокойный силуэт очень нравится. Дом за него какими только эпитетами не называют: ледокол, самолет, пагода… Для меня это палаццо с большим карнизом, капителями… На верхнем этаже дома даже предполагалась роспись в помпейском стиле. Но когда Йохелеса попросили увеличить количество квартир в доме, вместо росписи появились дополнительные окна".

Квартиры для героев

При создании Дома полярников большое внимание уделялось обстановке, быту и качеству мебели. Уютный, удобный дом был своеобразной компенсацией полярникам за работу в трудных, порой экстремальных условиях.

"В ванных комнатах полы выкладывались метлахской плиткой, была мозаика, зеркальные шкафчики, фаянсовая сантехника. Ориентировались на мебель в гостинице "Москва", в строительстве которой Йохелес тоже принимал участие. Одной из самых сложных конструкций была ванная, утопленная в пол. Чтобы обеспечить возможность ее осмотра и ремонта, под ней продумывались разборные потолки в нижних квартирах и другие мелкие детали", – рассказывает Пишукевич.

Фото: m24.ru/Лидия Широнина

"Кухни были оборудованы ледниками – чем-то вроде ниш с окошками, которые хорошо читаются на доме. Была каменная столешница, газовое снабжение, комнатка для домработницы. В некоторых квартирах предусматривались деревянные панели, встроенные шкафы разного назначения, красивые двери и зеркала, рамы с латунными шпингалетами. При этом количество комнат было разным – от одной до пяти, некоторые квартиры были двухуровневыми. Одна из них служила гостиницей для командированных полярников из других городов", – продолжает она.

Отверстие от ледника. Фото: m24.ru/Лидия Широнина

Жители дома: исследователи, артисты и просто хорошие люди

По жителям Дома полярников можно изучать историю и географию, ведь на 46 квартир здесь приходилось семь героев Советского Союза. Среди них первый человек, удостоенный этого звания, – Анатолий Ляпидевский. Во время операции по спасению челюскинцев он первым обнаружил их лагерь на льдине, приземлился туда и вывез женщин и детей. Сейчас в доме живет его сын, народный артист Роберт Ляпидевский.

Фото: m24.ru/Лидия Широнина

Однако из-за специфики своей профессии полярники были нечастыми гостями в доме, для них построенном. Месяцами, а то и годами они находились в экспедициях, а жены и дети дожидались их на Никитском. "Я хорошо помню, как мы ходили на Малую Никитскую, на почту, где нас связывали с родными в экспедициях. Я рассказывала мужу о том, как у нас дела, как учится дочь Ирина, – вспоминает жительница Вера Зайцева (которая, к слову, не так давно отметила столетний юбилей). – Мы дружили с семьей летчика Анания Остальцева, его жена учила Ирину играть на пианино… Но самого Остальцева я видела всего несколько раз за то время…"

Фото: m24.ru/Лидия Широнина

"А исследователь Арктики Георгий Ушаков даже имя для своего ребенка выбрал, находясь в экспедиции. Туда брали лишь самое необходимое, но он всегда захватывал книги. И в одном романе про путешествие в Полинезию ему понравилось имя главной героини – Маола. Так и назвал дочь. Для Маолы Ушаковой отец всю жизнь был эталоном и образцом – не удивительно, что она пошла по его пути.

Фото: ocean.ru

Многие вспоминают, что в доме была сильная взаимовыручка и дружеская атмосфера. В красном уголке по праздникам играли на пианино, а на Новый год наряжали общую елку. Там же сидели хранители дома – вахтерша баба Настя, такая строгая, что гости иногда думали, будто попали не в жилой дом, а в закрытую организацию, и дядя Егор, который мел двор, занимался лифтом, следил за порядком и помогал жильцам в бытовых вопросах.

Но постепенно и семьи полярников стали съезжать, и вахтеры канули в прошлое. Зато появились творческие жильцы: актриса Наталья Варлей, художник Владимир Гаврилов, драматург Нина Садур. На фасаде можно найти табличку, посвященную Виталию Соломину. "Жители вспоминают, что он очень любил свою квартиру, многое сделал своими руками. Когда уехал отсюда, иногда навещал дом и смотрел на свои окна", – говорит Марина Пишукевич.

Фото: m24.ru/Лидия Широнина

Новые полярники

В доме осталось совсем немного семей героев и исследователей, которые получили здесь квартиры в 1930-х. Но некоторые новые жители будто перенимают у них историческую вахту. Например, итальянец Уго Конгедо вспоминает, как впервые пришел сюда смотреть квартиру для покупки, и история дома сразу его зацепила:

Фото: архив Уго Когнедо

"Я тогда обратил внимание на доску почета с портретами, висящую в холле. Спросил агента, что это. Она вскользь сказала, что дом связан с полярниками, но для нее это было совсем неважно… Потом я начал общаться с соседями, и был удивлен, что у дома такая богатая история, но ей не интересуются. Один въехавший в него человек сделал ремонт в квартире в стиле марракеша – я не мог понять это… И мне показалось важным, чтобы вещи, связанные с атмосферой и историей дома, остались в нем. Я стал покупать их у потомков исследователей, которые съезжали и собирались их выбрасывать. Это были книги, фотографии, сувениры вроде зубов моржа".

Фото: архив Уго Когнедо

На следующий год Уго с женой отправились в полярное путешествие. На небольшом корабле из Австралии доплыли до Антарктики. "Было сложно плыть, сильно сносило течением в местах, где встречаются два океана. Но, когда мы доплыли, это было ни с чем не сравнимо. Девственная природа, животные, которые совсем не боятся людей, 20 дней без связи с другим миром", – вспоминает итальянец. Он также рассказал, как организовал в доме выставку последнего живущего здесь полярника.

"Это Юрий Авсюк, сейчас уже пожилой человек. В 1958 году он участвовал в очень сложном походе к Полюсу недоступности в Антарктиде, своими руками устанавливал бюст Ленина на открытой ими станции. Я взял его фотографии, отвез их в Италию на реставрацию и сделал выставку на первом этаже дома. Ему было приятно, что его память сохранили. А мне хотелось бы в будущем сделать отдельные стенды или выставку про историю Дома полярников на нескольких языках", – делится планами Уго.


Марине Пишукевич тоже есть что рассказать о современной истории дома. Она своими руками устраивала здесь сад. Но самые сложные, а порой и экстремальные моменты ее жизни в доме связаны с капитальным ремонтом.

"За более чем 70 лет с фасада здания не падало ни крошки, не было протечек, износ составлял около 10 процентов. И когда к нам пришли с капитальным ремонтом, то мы обрадовались, что здание обновят. Однако сразу после этого начала течь крыша. А 21 марта прошлого года пять квадратных метров штукатурки с девятого этажа рухнуло вниз. "Мариночка, ты не волнуйся, но на твою машинку упали камушки", – таким звонком меня разбудила соседка со второго этажа. Мы в этой машине собирались утром ехать в гости. Весь двор был в осколках, и просто чудо, что это случилось на рассвете и на улице никого не было", – говорит Пишукевич.

Душа дома, которая не пропадает

Северный акцент дома, почти не отразившись на фасаде, сохранился внутри, особенно на первом этаже. Гостей встречает местная птица счастья – чучело северной чайки, подаренное уезжавшей семьей полярников. А прямо напротив входа долгие годы висела картина "Разбор полетов", которую жители прочно ассоциировали с душой дома. На ней было изображено летное поле, на заднем фоне самолеты, а на переднем – летчики, обсуждающие, как прошли вылеты.

"Примерно семь лет назад картина пропала. Ее просто варварски вырезали из рамы. Когда мы заявили об этом в полиции, нам задали логичные вопросы: "Кто пострадавший, кто собственник? Какова ее стоимость?" А как мы можем сказать? Она 70 лет тут провисела и была собственностью всего дома, – вспоминает Марина. – Полтора года жителей встречала пустая рама, и было ощущение, как будто что-то важное потерялось. Мы искали, чем бы заменить картину, но полярных сюжетов подходящего качества и размера не находили. А потом произошла судьбоносная встреча с фотографом Максимом Мармуром. Он подарил нам свое фото. Сначала жители удивились выбранному варианту, но потом, наоборот, полюбили этот прорыв на Север. Мы очень рады, что нам помогли в нашей беде и у дома снова появилась душа".

Фото: m24.ru/Лидия Широнина

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать