Москва 24

Время с детьми

30 сентября, 2016

Французский детский писатель Жан-Поль Монген – о Канте для самых маленьких

Иллюстрации предоставлены издательством Ad Marginem Press

Издательство Ad Marginem Press в рамках совместной издательской программы с Музеем современного искусства "Гараж" перевело на русский язык серию книг "Платон и Ко", в которых сложные философские идеи объясняются простым детским языком. Куратор серии, профессор Сорбонны, историк философии Жан-Поль Монген рассказал m24.ru, о том, почему Иммануил Кант боялся женщин, о детском восприятии и сорбоннских привычках.

– Как пришла идея создать серию книг по философии для детей?

– Я профессор философии и у меня четверо детей. Мне же надо было как-то объяснить им чем я занимаюсь на работе! (смеется) На самом деле я действительно преподаю философию. Книги из серии "Платон и Ко" были написаны несколькими профессорами философии, я же написал только первую, которая называется "Безумный день профессора Канта". Я окончил Сорбонну и это, безусловно, накладывает определенный отпечаток на восприятие мира. Параллельно я работаю в организации, которая занимается проблемами школьного образования.

Иллюстрации предоставлены издательством Ad Marginem Press

– И вы занимаетесь тем, что адаптируете философию для детей?

– Идея не в том, чтобы облегчить понимание проблем или рассказать о жизни того или иного философа. Главное – это художественная подача основных концепций и интересных фактов из биографии. Такая форма – отличное начало для разговора о более серьезных вещах. И мы в своей серии пытались перейти от диалектического подхода к мифологическому, то есть рассказать занятные истории, а не конспекты сорбоннских лекций. Подобные мифы окружают любого исторического персонажа, но в нашем случае эти фикции помогли нам раскрыть мнения и суждения выбранных героев.

– Каков процент вымысла в этих рассказах?

– В моей книге "Безумный день профессора Канта" вымысла нет. Я использовал настоящее описание одного дня из жизни Иммануила Канта, который, как известно, каждый свой день проводил одинаково. Эти факты есть в архивах. Каждое утро Кант задавался вопросом "Что я могу узнать или изучить?", днем он спрашивал "Что я могу сделать?" и вечером он думал о том, "В чем секрет красоты?". И изо дня в день он искал ответы на эти вопросы.

Из книги "Безумный день профессора Канта":

Мария-Шарлотта была намного моложе профессора Канта. Она возникала и исчезала с необычайной легкостью – по вдохновенью своей кокетливой натуры и в зависимости от перемещений прусского и русского штабов. Девушка была не слишком умна, но умела ценить чужие знания. Она казалась полной противоположностью женщин, которых Кант панически боялся, – амазонок, самозабвенно спорящих о механике или лезущих в дебри древнегреческого языка. У этих особ было море апломба – не хватало лишь бороды!


– В книге появляется возлюбленная Канта Мария-Шарлотта и описываются занятные подробности их взаимоотношений. Такие тонкости тоже можно найти в мемуарах? Или все-таки романтическая сюжетная линия – плод художественного воображения?

– В истории существовало лишь два биографа, которые описали жизнь Канта, но в их сочинениях деталей и шуток настолько много, что хватило бы на несколько таких книг. Все эти ролевые адаптации взяты из архивов. Любовная интрига между Кантом и Марией-Шарлоттой действительно существовала – нам даже удалось найти их переписку. И да, Кант действительно считал, что философии и науки – не женское дело. И таких опасных особ он на самом деле называл амазонками. Но если говорить о других книгах из серии, то там биографический момент намного слабее. В моей же – все выверено до мельчайших деталей.

Фото предоставлено пресс-службой издательства

– Как вы сами себя классифицируете – философ, историк-биограф или детский писатель?

– Про себя я могу сказать, что я автор детских книг и никто больше. Потому что именно этим я хочу заниматься. Биография меня интересует лишь как инструмент, через который я смогу открыть детям мир того или иного философа и сделать так, чтобы ребенок задался теми вопросами, которые задавали себе эти мыслители. И я хочу, чтобы эти вопросы у детей возникали.

– Чтобы говорить с детьми о науках или философии, нужно быть детским педагогом или специалистом в определенной области знаний?

– Над серией помимо меня работали и другие авторы. И все они – историки философии, профессионалы своего дела, но чтобы написать детскую книгу этого недостаточно.

– Тем не менее, кажется, что те, кто занимается серьезной наукой, говорят на серьезном языке. Не было ощущения, что вы принижаете этот пафос?

– Да, мы понимали, что все видят философию как набор абстрактных метафизических идей, но для меня это, скорее, конкретная практическая область знаний. И мы никак не пытались принизить ее пафос. Аристотель, к примеру, считал, что философия – это наука для зрелых мужей за 30, а вот Сократ обсуждал свои идеи с юным рабом. То есть даже между философами никогда не было единого мнения о том, для кого эта наука – только для ученых или и для детей тоже.

– А для вас какой-то возрастной ценз существует?

– Это вопрос не возраста, а подачи. Мне кажется, что оптимальный возраст, чтобы начать заниматься философией – это 4-5 лет, но при этом педагог должен быть профессионалом. Он не должен навязывать какие-то истины и концепции. И надо понимать, что с четырехлетним и десятилетним ребенком нужно говорить по-разному.

– Есть ли философы, которые больше подходят для детского восприятия?

– В нашей серии вышли книги о Канте, Витгенштейне, Марксе, Ханне Арендт и Сократе. Например, "Носорог Витгенштейна" – это такой детский детектив, который будет интересен даже самым маленьким за счет своей формы, а "Безумный день профессора Канта" – подойдет детям чуть постарше. Но опять же, важно лишь то, как автор преподносит свою идею, а не то, какой была философия того или иного мыслителя.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика