17 декабря, 2015

Олег Нестеров: "Мы вдохновляем молодых временем, когда все получалось"

Поделиться в социальных сетях:

Фото предоставлено Олегом Нестеровым

В череде спектаклей, предлагаемых в качестве предновогодних, "Из жизни планет" занимает особое место. Необычная постановка, разыгранная Олегом Нестеровым и его группой "Мегаполис", возвращает зрителя во времена оттепели шестидесятых, посредством рассказа о четырех неснятых фильмах: "Причал", "Семь пар нечистых", "Предчувствие", "Прыг-скок, обвалился потолок". Один из самых необычных театрально-музыкальных проектов в своем наиболее полном сценическом формате демонстрируется не чаще раза в год. Накануне новогодних праздников "Из жизни планет" покажут 30 и 31 декабря в Центре имени Вс. Мейерхольда. Обозреватель m24.ru Алексей Певчев встретился с Олегом Нестеровым и выяснил зачем.

– Вы играете спектакль уже больше полутора лет, разработав за это время полностью оригинальную концепцию театрального действа как по форме подачи, так и по местам проведения.

– Премьера спектакля у нас была в апреле 2014 года в Гоголь-центре, потом мы стали его играть на площадке Центра Мейерхольда. В Санкт-Петербурге мы работали на новой сцене Александринки и на сцене музея современного искусства "Эрарта". Собственно, нам нужны площадки-трансформеры: у нас сцена в середине, вокруг люди и мы сами сидим в круг – такая музыкальная концепция. Это полная версия сценического воплощения этого проекта. Конечно же, по сути, это музыкальный спектакль, в котором я рассказываю истории, а "Мегаполис" играет музыку к неснятым четырем фильмам. В остальных случаях мы делаем разнообразные иные версии. К примеру, у нас есть такой формат фестивального выступления, где мы играем только музыку из проекта. Мы играли на "Усадьбе Jazz", фестивале Seasons. Сейчас повезем этот проект в Стокгольм, где 28 февраля даем концерт в самом большом стокгольмском клубе. Мы там сыграем экспортную версию, это будет все-таки концерт, но тем не менее это будет и либретто на английском языке, и подстрочник, и мультимедиа. То есть это не спектакль, а концерт.

– Когда этот проект затевался, его условно обозначали как "музыку к неснятым фильмам 60-х", но его мобильность, вероятно, изменила не только ваш подход к нему, не только методы подачи, но и саму идею?

– Так как этот проект получился очень большим, для него даже был придуман термин "мультиплатформенный". Потому что здесь объединились несколько платформ: сценическое воплощение – это спектакль; концертное воплощение – это музыка, сыгранная на концертной площадке, уже стоя лицом к зрителю; веб-документерия – такая разновидность веб-сайта, но нового типа, где линейно разворачивается история с вкраплениями всех возможных мультимедиа.

Фото предоставлено Олегом Нестеровым

Мы, по сути, впервые в России сделали подобный сайт. Ну и традиционный альбом на виниле и в iTunes, который у нас дошел в русском iTunes до третьего места.

Сам для себя я называю это музыкальным посвящением неснятым фильмам 60-х. Миссия этого проекта давно вышла за рамки альбома или даже посвящения конкретным четырем неснятым фильмам. Мы рассказываем про эпоху. Вдохновляем современных двадцатилетних эпохой, временем, когда все получалось. Потому как страна та же, люди те же. Тогда, в тот короткий период, за те четыре года, случилось время, когда все получалось. И почему я считаю очень важным создать мост, эстафетную палочку от тех двадцатилетних к нынешним и исследовать эпоху, когда все получалось не только в кино, и в технике, и в науке, и в спорте, и шахматах, а везде, где только можно.

Видео: [URLEXTERNAL=http://www.youtube.com/watch?v=iCSHjmhzsPU]YouTube[/URLEXTERNAL]/ Пользователь: Arkady Nasonov


– Думаете, молодежь воспримет этот посылы, основываясь на том, что условно можно обозначить как ретро?

– Мой проект – не заглядывание в прошлое. Как сказал Бродский, "настоящему, чтобы обернуться в будущее, требуется вчера". Для того чтобы крепко встать на ноги и сделать следующий шаг, нам нужно от чего-то оттолкнуться. И поэтому мой проект – про уклад, про то, как и почему здесь у нас формировались те или иные важные составляющие. Это важно, чтобы современный молодой человек посмотрел на все это и двинулся дальше. И этот проект перешел за рамки спектакля.

Под патронажем "Гаража" проходила конференция архитекторов "Долгая счастливая жизнь", на которую съехались архитекторы и кураторы со всего мира. Тема была "Строительство и осмысление советского города с 1956 года до наших дней". Мы сыграли там экспортную версию спектакля. Архитекторы исследует то, на чем все остановилось и что недоделано, ну и, возможно, с чего все начинать. Не случайно в нашей стране у молодежи интерес в первую очередь к 60-м, и он будет прорастать в наше время, выплескиваясь в архитектуре, в музыке, в кино, в поэзии. Посмотрите, что творится: поэзия снова собирает тысячные залы.

Фото предоставлено Олегом Нестеровым

– Когда мы беседовали с вами накануне премьеры спектакля, вы сказали, что сейчас действительно "звенит" "оттепель". Прошло время, кто- то считает, что это время прошло. Кто-то упорно продолжает делать свое дело, полагая, что "оттепель надо делать самому", не зависая в безвременье, идя на поводу лишь у вдохновения…

– Безвременье – это не повод ничего не делать. Я пережил на своем веку столько этапов безвременья… Многие мои знакомые музыканты просто сказали: "Здесь вообще бесполезно, кому это все нужно?" Я считаю, что на людей творческих, делающих свое дело, ситуация ни в коем случае не должна влиять. В общем-то, не секрет, что чем хуже было вокруг, тем ярче и мощнее был импульс, потому как когда вокруг тебя все сдавливается, то и давления у тебя больше. Для твоей струйки пара одной-единственной, которая для тебя важнее всего.

Вы правы, наш проект, конечно же, в первую очередь про вдохновение. Мы рассказываем про художников, которых давила система. И им было куда сложнее! Киношники – это не музыканты. Кинопроизводство – это инвестиции, это всегда связь с государством – и в те времена, и сейчас. Эта штука посерьезнее, но тем не менее шедевры рождались и будут рождаться. А уж чего музыкантам жаловаться, и особенно сейчас? Сиди дома да делай музыку. Есть где делать, есть с кем, есть где выступать, есть даже где показывать. Есть площадки, есть паблики, есть все что хочешь. Мимо тебя не пройдут, если ты настоящий. Забудь обо всем и сделай все, как ты чувствуешь.

Видео: [URLEXTERNAL=http://www.youtube.com/watch?v=woDyLIOQHTk]YouTube[/URLEXTERNAL]/ Пользователь: Arkady Nasonov


– В процессе подготовки сетевого проекта и спектакля вы немало времени провели в архивах, переработали огромное количество дневников, записей, встречались с людьми той эпохи, собрали огромное количество материала. Продолжая играть спектакль, вы не переставали этим заниматься?

– Я сейчас понимаю, что моя основная профессия – это работа с информационными массивами, то есть структурирование больших, огромных информационных массивов и их окрашивание в те или иные цвета, эмоциональное окрашивание, художественное окрашивание. Это же я делал в музыке, когда мы записывали "Из жизни планет". Мы же записали невероятное количество музыки, для того чтобы потом все отследить, отобрать, взять все самое яркое и так далее. То же самое происходило, когда я исследовал эпоху. Через меня прошла масса исторической фактуры, которую я уложил в этот проект. Но скажу по секрету, в принципе, "Из жизни планет", который я стал делать в начале 2011 года – это продолжение моего проекта литературного про ту эпоху – моего второго романа "Небесный Стокгольм", материал для которого я начал собирать еще в 2007-м или в 2006-м.

Фото предоставлено Олегом Нестеровым

– Вероятно, здесь нужна какая-то очень жесткая структуризация, чтобы не задохнуться под таким объемом информации?

– До 2011-го я уже года три собирал этот материал. И конечно, после того, как мы сыграли премьеру и сделали сайт "Из жизни планет", я нарыл невероятное количество подробностей! Когда я начал работу с текстом, мне пришлось дедовским методом сделать несколько тайм-лайнов и по стране. По отдельным, узким областям, которые у меня присутствуют в романе, и даже по некоторым героям. Ну а потом я все это наклеил на ватман. У меня восемь лет и восемь ватманов с этими тайм-лайнами со стрелочками и эпизодником причастности к тем или иным событиям. Хочу вам сказать, что когда ты просто исследуешь эпоху, просто много читаешь про нее, ты узнаешь очень много. Но когда ты выстраиваешь причинно-следственную связь через свои тайм-лайны, то понимаешь, что ничего бы не получилось, если не нарисовать эти стрелочки, проползя все это время черепашьим шагом – скрупулезно, через микроскоп исследуя шаг за шагом, что, почему и как произошло. Причем здесь есть несколько аспектов: и политический, и экономический, и, конечно же, культурный. Конечно, в каждом спектакле возникают новые акценты и что-то звучит по-другому.

Видео: [URLEXTERNAL=http://www.youtube.com/watch?v=qZa8F5ciSZw]YouTube[/URLEXTERNAL]/ Пользователь: Arkady Nasonov


– То есть возникло некое арт-ответвление?

– Именно так. Например, в этом году в апреле месяце у нас была выставка. Студенты "Британки" несколько месяцев до этого рисовали плакаты к неснятым фильмам. На основе нашего проекта они нарисовали около ста плакатов к фильмам Тарковского, Митты, Лиозновой. И была выставка, и пришли герои этих событий, которые остались в живых. Они увидели плакаты своих фильмов, которые задумали пятьдесят лет назад, и это было, конечно, очень интересно. Эти плакаты, с одной стороны, были дико современны, с другой стороны, их смело можно было использовать (они в стилистке того времени). Это такой же перевертыш, как и наша музыка. С одной стороны, она очень актуальна, с другой – каждый музыкальный эпизод мог звучать в том или ином фильме, в контексте конкретной исторической эпохи.

– Группа "Мегаполис" всегда немного опережала время, и вот сейчас она так плотно засела в 60-х годах прошлого века. Означает ли это, что вам теперь комфортнее в той эпохе?

– Вы знаете, так как я музыкант, тема времени "когда все получалось", феномен неснятых фильмов, все они прошли через меня именно таким образом. Если бы у меня была другая профессия, возможно, все это прошло бы через какое-нибудь историческое исследование. Если бы я был кондитером, я бы испек торт той эпохи, и возникла бы некая гастрономическая мода – все бы стали исследовать время, основываясь на кулинарных рецептах. Но я музыкант, поэтому я сделал так.

Фото предоставлено Олегом Нестеровым

– Вы читали в том числе и профессиональную критику на спектакль. Насколько она оказалась ожидаемой и предсказуемой?

– К моей радости, люди, погруженные в проект, оказались абсолютно разными. Смотри, первый же отзыв, который мы получили – это от Рыжакова, который, собственно, руководит театральным Центром имени Мейерхольда, он посмотрел наш спектакль в Гоголь-центре. И сказал: "Это очень искренний спектакль, и я даже не знаю, как вы сможете его репродуцировать, потому что искренность не тиражируется". Тем не менее редко, но возможно. То есть мы заново проживаем эту жизнь на сцене. Или, например, Елена Ковальская, которая несколько раз плакала – это наш знаменитый театральный критик, которая, опять же, очень эмоционально откликнулась на наш спектакль и сказала много добрых слов.

Известные музыканты, и журналисты, и все, кто до этого исследовал сайт и послушал мою музыку – все они, придя на спектакль, говорили, что здесь все силовые линии сошлись, и именно на спектакле они до конца поняли проект. А по части каких-то критических отзывов, пару раз были случаи, когда мне кто-то сказал, что спектакль мог бы идти минут на десять поменьше. Но все дело в том, что спектакль живой, и мы живые, и поэтому иногда он летит, а иногда идет не то чтобы тяжело и вязко, но надвигается как каток всей своей мощью. В целом, конечно же, человек, который выходит после спектакля, он ощущает в себе что-то вроде инициации.

Некоторые люди, напрямую знакомые с некими практиками, говорили, что своими вибрациями мы воздействуем на определенные человеческие струны.

Видео: [URLEXTERNAL=https://www.youtube.com/watch?v=2ByuaSC2v34]YouTube[/URLEXTERNAL]/ Пользователь: megapolisband


– Ну, этого у "Мегаполиса" всегда было в избытке. Возьмем хотя бы ваш последний альбом "Супертанго".

– К моему немалому удивлению, спектакль, где звучит в основном инструментальная музыка из, казалось бы, какой-то прошлой эпохи, оказался понятнее, чем любой наш альбом, в том числе и "Супертанго". То есть на неискушенного зрителя, который пришел случайно, эта музыка и спектакль воздействуют именно так. Это все твое личное я, и твои родители, и уклад, и эпоха. И, конечно, мы переносимся и связываем то время с нашим. И эти две эпохи очень сильно между собой связаны – и конец оттепели, и вползание в другое время. Людям важно понимать, что тогда происходило, что чувствовал каждый человек – и художник, и не художник. Как со всем этим нужно было жить, бороться, противостоять или соглашаться, какой выбор сделать. В общем, в спектакле я говорю о некоем компасе, четырех путях для художника. Я не буду сейчас раскрывать карты всей постановки, но тем не менее сам спектакль как раз про это.

– Вы показываете это спектакль в полном театральном объеме крайне редко – от силы пару раз в год. А сейчас играете будто для самых завзятых театралов – 30 и 31 декабря. То есть в то время, когда многие уже садятся за стол встречать Новый год. Это тоже какой-то особый ход для привлечения определенной "своей" публики?

– Самое удивительное, на спектаклях я вижу там именно ту публику, которая никогда бы не пришла к нам на концерт, а тем более в клуб. Мне бы в голову не пришло раньше делать какие-то вечерние концерты 30 и 31 декабря. А сейчас я понимаю, что это московская театральная традиция – 31 декабря не вставать к плите и до 10 часов за ней стоять, а надеть красивое платье, пойти на спектакль и дальше идти в гости. Мы заканчиваем спектакль в девять вчера с небольшим, человек получает нужные, необходимые ему в Новый год эмоции и с ними входит в новую систему отсчета. Ну и конечно, на таких спектаклях не обойдется без сюрпризов. В прошлом году один спектакль с нами работала Вера Полозкова. Она в некоторых вещах мне помогала, и мы с ней вместе даже сделали номер. А второй новогодний вечер – как снег на голову – это Светлана Светличная, которая является одной из героинь не поставленного фильма по сценарию Шпаликова "Причал" и должна была там сниматься: у меня есть рукописи Шпаликова с ее фото. Это было до слез пронзительно, когда она вышла на сцену. Это действительно иная степень искренности, мост и эстафетная палочка.

Фото предоставлено Олегом Нестеровым

– Давайте все-таки еще немного о "Мегаполисе". Недавно вы отыграли большой концерт в планетарии, представили там переиздания ваших альбомов на виниловых пластинках. Тем не менее очень многие хотят услышать новые альбомы "настоящего московского ансамбля", немного побаиваясь, что вы полностью уйдете в театр.

– Мы очень активно репетируем, разыгрываем очередной новый проект под названием ZeroLines. Это особый для нас проект, и я пока не буду подробно о нем говорить. Тем не менее, мы с ним выйдем в следующем году, хотим и на фестивалях его поиграть, он очень фестивальный. Конечно же, он очень не похож на "Из жизни планет", но он такой же концептуальный, и это не просто альбом. Я же пообещал, что "Супертанго" станет последним альбомом группы. Так что теперь у нас только проекты. ZeroLines тем не менее – это все тот же "Мегаполис", только немного в другой ипостаси. Мы будем играть старые песни. Мы написали большой список из всех песен "Мегаполиса", и даже тех, которые никогда в жизни на сцене не играли. Сейчас, собственно, начинаем работу еще и в этом направлении, чтобы, даже играя какие-то наши рядовые концерты в тех же московских клубах, играть гранями. Сегодня этот концерт будет посвящен 90-м, следующий – 80-м или 2000-м, или это будет иная концепция, но тем не менее – это у нас есть масса идей. Мы взяли еще одного музыканта, еще одного гитариста. Вы первые про это узнали!

– Многие помнят ваш рекорд-лейбл "Снегири", на рубеже веков открывший миру Найка Борзова, "Машу и Медведе", "Нож для Frau Müller", СБПЧ, "Ундервуд", Copy Cat Project – и это не говоря об уникальных сборниках ижевского лаунджа и переиздании записей композитора Вячеслава Мещерина. Сейчас активность лейбла снизилась. Это объясняется кризисом в индустрии, вашей занятостью или отсутствием новых находок?

– У нас, может, сейчас чуть-чуть иные масштабы и не такое большое количество релизов, как когда-то, но тем не менее все наши артисты достаточно яркие. Одно из наших последних приобретений – группа Mgzavrebi, и они – абсолютные чемпионы. У них сейчас был тур по 20 городам России. Ни один артист "Снегирей" так не ездил и такие залы не собирал. В Москве они в очередной раз собрали "Арену", в Питере – "А2". Это невероятно солнечные артисты. Очень современные и европейские и при этом очень неординарные. Это семеро грузинских мужчин, отлично поющих как "Орэра", так и русскоязычные песни. Это невероятные люди, настоящая жемчужина в нашей "снегиревской" обойме, и мы страшно рады, что они появились. Сейчас, накануне Нового года, они тоже делают новогодний концерт в Гоголь-центре. Они все люди из театра, все театральные артисты. Ну а насчет находок. Нового Мещерина я, конечно, не открою, но то, что я обнаружил этот феномен – кладбище неснятых фильмов, считаю, в общем-то, не менее важной частью моей миссии. А если появится еще что-то действительно интересное, уверяю вас, мы это не пропустим!

Сюжеты: Интервью с людьми искусства , Персоны

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика