05 сентября, 2016

По следам советского авангарда: дом-машина для жилья, Мосторг и башня Шухова

Поделиться в социальных сетях:

Фото: m24.ru/Игорь Иванко

Маршрут по самым ярким сооружениям, выполненным в стиле советского авангарда в районе Шаболовки, разработал и показал m24.ru основатель экскурсионного бюро "Москва глазами инженера" Айрат Багаутдинов. В репортаже – история создания экспериментальных домов-коммун, крематория, Мосторга и Шуховской башни.

Айрат проводит большинство своих экскурсий на велосипедах, такой формат отлично подходит для летней Москвы и молодых жителей мегаполиса. Двухчасовой маршрут по советскому авангарду начинается с встречи у метро "Шаболовская" и первого в мире студенческого общежития коммуного типа, которое сейчас находится в распоряжении МИСиС.

По дороге к первому точке на маршруте наш гид рассказал, что проект "Москва глазами инженера” появился 2,5 года назад, когда "Российская телевизионная и радиовещательная сеть" (РТРС) выступила с инициативой разобрать и перенести Шуховскую башню на другое место.

– В тот момент я понял, что очень люблю башню Шухова, она для меня важна как памятник русской инженерной мысли, как произведение великого инженера, который для меня уже тогда был кумиром, и я хочу ее защищать. Я не очень люблю митинги и пикеты, поэтому решил, что нужно действовать через культурную, просветительскую составляющую, – начал рассказывать Айрат. – Я решил сделать экскурсии по башне в рамках дней наследия: 18 апреля в России проходит день памятников и 18 мая – день музеев. На оба этих дня я запланировал велоэкскурсии по творчеству Шухова по разным районам города. Чтобы экскурсия была полнее, в нее был добавлен и авангард – самые главные фишки московской архитектуры на международном уровне.

Краткая история зарождения авангарда

На появление авангарда в стране в первую очередь повлияла революция, она сразу изменила эстетические идеалы. Тогда же появился известный слоган: "Война дворцам – мир хижинам!", то есть от архитекторов требовалось строить максимально просто. Кроме того, экономика находилась в кризисе, причем не только в советской России, но и во Франции, Германии.

Именно поэтому в этих странах также появляется сильное авангардное движение: у них просто не было возможности строить дорого и приходилось искать какие-то более бюджетные, а значить индустриальные проекты. К тому же авангардные тенденции уже были развиты в области искусства и оттуда они постепенно перекочевали в архитектуру.

Для авангарда характерно отсутствие какого-либо декора, архитекторы создавали простые, плоские стены. Одной из важных черт этого направления является ленточное остекление и возведение домов на ножках. Вся красота зданий той эпохи строится на сочетании крупных геометрических объемов: один параллелепипед пересечен другим,в него врезан гигантский полуовал, рядом же располагается пилообразная форма.

– В частности, одна из интереснейших идей, привлекающих внимание к советскому авангарду – это идея переустройства быта, которая вызывает к жизни новые типы зданий – коммуны. Дома-коммуны зарождались в Советском Союзе во множестве, в основном, в период военного коммунизма с 1918 по 1923 годы, это были просто группы людей, обычно молодых комсомольцев или рабочих, которые собирались вместе, скидывали зарплату и имущество в общий котел и всем пользовались сообща, – рассказывал Багаутдинов. – Некоторые наиболее радикальные виды сообществ даже предлагали обобществлять женщин и детей, но на практике до этого дело не доходило.

Правда, все эти коммуны прекратили свое существование к 1924 году, когда закончилась война, появилась новая экономическая политика и люди стали жить немного богаче. Но архитекторы уже подхватили эту идею, они решили, что это настоящий прообраз коммунистического уклада жизни и решили строить такие дома для людей. Первые дома-коммуны появляются примерно в 1927 году.

Здание общежития МИСиС

Адрес: 2-й Донской проезд, 9

Необычное здание, которое сверху своей геометрией напоминает самолет, построили в 1931 году. В 1929 году было решено создать дом-коммуну в качестве студенческого общежития для текстильного института и эту идею реализовал архитектор Иван Николаев. Интересно, что этот архитектор в основном строил промышленные здания, он привык работать с технологическими линиями, поэтому и к человеку отнесся как к некоей машине. В итоге получился своеобразный дом-машина для жилья.

В вытянутом корпусе располагался жилой сектор, где была организована тысяча спальных ячеек, каждая из которых рассчитана на двух студентов и только на то, чтобы они проводили там время по ночам.

– С утра учащиеся поднимались на плоскую крышу, – это, кстати, очередная характерная черта эпохи авангарда. Там они делали зарядку и отправлялись в санитарный блок, где принимали душ, чистили зубы, переодевались в дневную одежду, – Айрат показывает рукой, как 70 лет назад студенты перемещались по зданию. – Вместо лестниц в общежитии построен пандус, еще одна яркая черта зданий того времени, и студенты спускались по нему в самый низкий корпус – общественный блок. Там для них была организована столовая, читальный зал, библиотека и клуб. В них обычно проходило максимум самодеятельности: проводились собрания комсомольской ячейки, кинопоказы, встречи и прочее.

Поскольку Иван Николаев был специалистом промышленной архитектуры, для крыши общественного корпуса он использовал типичный промышленный прием – пилообразное шедовое покрытие, которое использовалось на фабриках. Такие предприятия обычно были одноэтажными и широкими, свет не мог в них проникать в достаточном количестве через окна, поэтому их освещали через кровлю. Но в то время не умели делать стеклянную поверхность достаточно прочной, поэтому строились пилообразные перекрытия, где снег мог ложиться на полноценную крышу, а стекло располагалось сбоку. В гражданской архитектуре этот прием впервые был использован именно здесь.

Эксперимент просуществовал до конца 1950-х годов, то есть студенты реально следовали заведенным правилам в течение 30 лет. Конечно, они все равно проводили свободное время в жилых ячейках и хранили там личные вещи, несмотря на существующие запреты. К слову, личные вещи было заведено хранить в шкафчиках в санитарном блоке, там же, где учащиеся переодевались в дневную и спальную одежду. Сейчас исследователи уверены, что коммунальный уклад общежития удалось сохранять в течение такого длительного времени именно потому что, что в нем жили молодые люди, которым свойственны не очень большие запросы, тем более, студенты и так любят проводить время на общественной территории. В 50-е годы эксперимент прекратился, здание вместо текстильного института получает МИСиС и его переоборудуют в обычное общежитие.

Порядка десяти лет назад началась масштабная реконструкция здания, в этом году она была полностью закончена. Примечательно, что в одном из блоков была воссоздана небольшая часть с оригинальными спальными ячейками образца 1931 года.

– Здание студенческого общежития – это своеобразный манифест по советскому авангарду. Его одного достаточно, чтобы полностью рассказать про авангард: и про эстетику, и про социальную программу, – заключил наш гид и мы поехали к следующему пункту, на Донское кладбище.

Бывший крематорий на Донском кладбище

Адрес: улица Орджоникидзе, 4

До 1927 года на этом месте располагался храм преподобных Серафима Саровского и Анны Кашинской, тогда же был объявлен конкурс на строительство крематория на базе церкви. В нем участвовал и известный архитектор Константин Мельников, который предложил необычную концепцию: создать целый завод по сжиганию людей. Правда, в итоге крематорий строил Дмитрий Осипов, который предложил снести у церкви колокольню и сзади надстроить башню, в итоге здание после перестройки напоминало зиккурат.

В 70-е крематорий был закрыт, а в 90-е годы здесь был воссоздан храм. Расположенные рядом колумбарии относятся к чуть более поздней эпохе. К слову, они действуют и сейчас – любой желающий может приобрести место под урну.

Вырезки из публикаций в журналах и путеводителях конца 1920-х годов:

"Рабочий класс, как передовой, призванный к переустройству старого общества в деле сжигания умерших также будет в числе первых клиентов крематория и потащит за собой остальных".

"Донской монастырь является пионером в части кремации в СССР, трупосжигание существовало у таких культурных народов как римляне, греки, евреи, японцы, но было привилегией богатых и знатных. И лишь в СССР кремация так дешева, что доступна всем".

"Московский крематорий за рабочий день может совершить 18 сожжений, какое облегчение для Москвы!"

Хавско-шаболовский жилой комплекс

Адрес: Улица Лестева, 13/3

При становлении СССР жилые массивы строили в основном конструктивисты – это была определенная художественная группа, главным конкурентом которой являлись рационалисты, они называли себя АСНОВА (ассоциация новых архитекторов), конструктивисты же были известны как ОСА (Объединение современных архитекторов).

В основе деятельности ОСА лежала концепция: форма определяется функцией. И раз основная функция у дома – жить, а квартиры удобнее всего расставлять прямоугольниками, в итоге у них получались обычные прямоугольные дома. И Москва начала застраиваться безликими микрорайонами, типа нынешней Усачевки или Шмидтовских переулков.

– Этот же комплекс решили отдать рационалистам, чтобы они показали на что способны. Дома строились для рабочих из окрестных предприятий. И первое, что они сделали – построили дома буквой "Г" и повернули их на 45 градусов к осям улиц, – Айрат показывает на углы жилых домов. – Поэтому здесь получился настоящий лабиринт, хотя на самом деле углы домов всегда показывают на улицы Серпуховской вал, Шаболовка и Лестева. Этот прием сразу разнообразил архитектурную среду поселка, создал такую необычную игру с пространством. К слову, предводитель АСНОВА Николай Ладовский сказал как-то "Пространство, а не камень – материал архитектуры".

Изначально весь поселок был выполнен в красно-белых цветах. Большая часть стен оставалась в красном кирпиче и некоторые участки, например, выступающие части домов, углы и подъезды были выделены белым цветом. Причем каждый дом обладал уникальной цветовой схемой, то есть в квартале существовала цветовая навигация, а на углах, большими белыми квадратами обозначались номера домов. В последствие все было закрашено, сейчас здания полностью выкрашены в светло-желтый цвет.

В жилмассиве был построен отдельный одноэтажный корпус, где была организована библиотека и клуб. В дальнейшем к нему надстроили еще четыре этажа и дом стал жилым, но свои общественные функции не утратил – в здании и сейчас располагается библиотека, на базе которой действует центр авангарда и галерея "На Шаболовке".

Дом-коммуна на Лестева

Адрес: улица Лестева, 18

Мы двигаемся все дальше, проезжаем дворы и переулки района Шаболовки. Взгляд уже автоматически выискивает следы авангардных архитекторов прошлого столетия – полукруглые одноэтажные пристройки, в которых сегодня находятся продуктовые супер-маркеты, ленточные окна и необычные изгибы домов. Мы останавливаемся во дворе П-образного жилого здания – первого дома-коммуны для взрослых в советской России.

На самом деле комплекс когда-то назывался как "Дом рабоче-жилищного строительного кооперативного товарищества "Первое Замоскворецкое объединение", но поскольку никто не в состоянии это запомнить, всего его знают как дом-коммуну на Лестева.

Здание строилось как дом переходного типа – два корпуса состояли из обычных квартир. Другие же два – были коммунальные, через всю секцию шел коридор, слева и справа находились 11-метровые коммунальные ячейки, которые были рассчитаны на целые семьи. На каждом этаже располагалось по семь-восемь комнат, а также общий санузел и кухня. Центральный корпус п-образного строения был полностью коммунальный: на первом этаже были ясли и детский сад, на втором – столовая, на третьем и четвертом – двухэтажный клуб, а на пятом этаже располагался спортзал. К тому же у здания была организована эксплуатируемая кровля, крыша, где можно было делать зарядку, пить чай, загорать и так далее.

Правда социальный эксперимент не очень удался, вероятно, потому что в доме жили именно взрослые люди. Через три года после его сдачи, одна жительница написала письмо в редакцию московской газеты, которые было напечатано. В нем рассказывалось о том, что жильцы не соблюдали коммунальный уклад дома: они не пользовались общими площадями, при этом предпочитали устраивать кухни у себя в ячейках и ставили примуса на своих подоконниках, к тому же притащили с собой огромные красные уголки с иконами.

В послевоенное время коммунальные корпуса были расселены, вместо них там разместились различные учреждения: ЖКХ, районная прокуратура и прочее.

– Недавно были опубликованы воспоминания бывших жильцов этого дома, правда, все они были еще детьми, когда жили в этих ячейках. Отзывы жителей были очень радужными, они писали, что использовали весь дом как огромную детскую площадку, потому что общий коридор шел через три корпуса в виде буквы "П", – Айрат продолжал рассказывать. – У нас в стране был проведен беспрецедентный эксперимент, очень ценный для исследователей, урбанистов и социологов, строителей, архитекторов. Скорее всего эта тенденция будет возвращаться.

Дом-коммуна на Лестева – это последний авангардный жилой массив в нашем маршруте и своеобразный промежуточный итог в экскурсии от проекта "Москва глазами инженера". Впереди остаются только Мосторг и Шуховская башня.

Даниловский Мосторг

Адрес: Люсиновская улица, 70

Мосторги, которые чуть позднее стали называть универмагами, строили вблизи рабочих поселков, чтобы люди могли покупать себе мебель, одежду, посуду и прочие необходимые в быту вещи не покидая пределы родного квартала. Даниловский Мосторг построили в уже 1936 году и он показывает некий отход от эстетики авангарда, переход к более классической, декоративной тенденции.

– Вроде бы мы видим общую геометрию: гигантский полукруг, мы видим ленточные окна, точнее их имитацию. Тогда часто не могли позволить себе строить ленточные окна, к тому же это здание строили из кирпича, а не железобетона. Создатели пытались сделать вид, что окно ленточное, поэтому они все утоплены нишу, которая создает ощущение, что это лента, – продолжает гид. – В тоже время здесь видны элементы уже классической ордерной архитектуры. Например, начиная с третьего этажа виднеется имитация камней на фасаде – руст, совершенно типичное для классики явление. Карниз свисающий с крыши – это также типичный для классики прием. Дворовый фасад Даниловского Мосторга, кстати, выполнен именно в авангардном настроении, там отчетливо выделяется полукруглая лестница, в отличие от парадной стороны, которая выглядит более декоративно.

Мосторг до сих пор остается настоящим универмагом, как в советские времена, сегодня такие можно встретить разве что в небольших российских городах. В холле располагается широкая круговая лестница с чугунными перилами. Кроме того, рядом с церковной лавкой на первом этаже Центр авангарда проводит экспозицию в честь 80-летия магазина, на небольшой выставке можно узнать подробнейшую историю здания и посмотреть на утюги, странные щипцы для завивания волос, посуду, необычный электрофонарик и прочие вещи, которые когда-то продавались на местных прилавках.

Шуховская башня

Адрес: улица Шухова, 8

Первую свою башню инженер Владимир Шухов представил в 1896 году в Нижнем Новгороде на Всемирной промышленной выставке. Существует интересная легенда о том, как ему приходит идея создания сетчатых строений: однажды он вошел в офис, где работал и увидел, что горничная перевернула плетеную ивовую корзину для бумаг вверх дном и поставила на нее тяжелый горшок с фикусом. Он убрал горшок, попробовал сесть на нее и она выдержала. Так у инженера родилась идея создавать прочные башни из ромбической сетки.

Такие башни строились по всей территории Советского Союза, всего их было построено более 200. Чаще всего вышки делали меньшими по размеру и использовали в качестве, например, водонапорной башни, маяка, пожарной каланчи или опоры для ЛЭП.

Телебашня на Шаболовке – это самая крупная и известная из Шуховских башен. Изначально инженер планировал построить ее высотой аж 350 метров, она могла бы стать самым высоким сооружением на Земле, но из-за войны страна испытывала трудности с ресурсами и металла хватило лишь на 150-метровую башню. По плану, ее высоты должно было хватить для охвата всей Евразии, но в итоге вышки едва хватало на одну Россию.

– Если обычно Шухов строил односекционные башни, здесь же перед ним стояла задача построить шесть секций и поднять их в условиях, когда кранов и лишнего металла на возведение у него нет. Для этого он придумал технологию, которую назвал телескопической – все секции строились на земле внутри готового сооружения и поднимались вручную с помощью тросов, – стоя у подножия башни, Айрат показывал, как из нее "выезжали" дополнительные секции.

Строительство и монтаж башни прошли не без эксцессов: когда рабочие поднимали четвертую секцию один из тросов лопнул и она упала, уничтожив практически всю работу. К тому моменту на земле были собраны пятая и шестая секции, которые были сильно повреждены во время аварии. Часть башни также покорежила третью, немного измяла вторую и первую и, конечно, при падении разрушилась сама.

За происшествие Владимиру Шухову вынесли странный приговор – условный расстрел. Он достроил башню только через год – команде строителей пришлось полностью разбирать и приводить в надлежащий вид покореженные детали вышки. Тем не менее 19 марта 1922 года с вышки был запущен первый радиосигнал.

Первоначально башня транслировала только радио, но в 1939 году она также начала передавать ТВ-сигнал. Вскоре башня стала символом советского телевидения – на передачах "Голубой огонек" она всегда была на заднем фоне. Самый эффектный, нижний, ракурс, к сожалению, увидеть невозможно – башня огорожена забором с колючей проволокой и закрыта для посещений.

Последняя история Шуховской башни началась в марте 2014 года, когда РТРС предложила ее перенести, что вызвало целую волну протестов со стороны общественности. За башню заступилось даже международное сообщество архитекторов, включая, Заху Хадид и Нормана Фостера, которые написали письмо в защиту сооружения. В итоге телевизионная компания приняла решение оставить вышку на месте и провести противоаварийные работы. Внутри были установлены восемь стержней, которые взяли на себя собственный вес башни, однако это решение поддерживают далеко не все – она потеряла свою ажурность и изящество.

Сегодня "Москва глазами инженера" – это порядка 50 различных экскурсий по столице. Проект в первую очередь направлен на жителей города, но иногда в бюро обращаются и туристы с просьбой провести экскурсию по таким кассовым продуктам как Храм Василия Блаженного или МГУ. Компания также ориентируется и на англоязычную публику, для которой проводят маршруты по дому Наркомфина, ВДНХ и институту "Стрелка".

– У нас есть пешеходные, велосипедные, теплоходные, автобусные зимние маршруты, а также экскурсии внутри помещений. Многие из них похожи, например, то, что мы летом делаем на велосипеде – зимой переходит в автобусный формат. Маршрут немного удлиняется, благодаря тому, что на автобусе скорость передвижения выше. Если же смотреть на количество тем, то их будет где-то 25–30", – пояснил m24.ru основатель проекта Айрат Багаутдинов.

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика