Москва 24

Политика

23 ноября 2018, 17:23

"Конкуренция норм". Эксперт – об изъятии единственного жилья у банкротов

Фото: depositphotos/AllaSerebrina

Верховный суд (ВС) России постановил, что единственное жилье гражданина-банкрота может быть включено в конкурсную массу и продано с торгов. Это решение было принято по делу Анатолия Фрущака, которому нижестоящие суды ранее разрешили сохранить пятикомнатную квартиру.

История вопроса

В апреле 2017 года Фрущак, который должен своему кредитору Андрею Кузнецову 13 млн рублей, направил в Арбитражный суд Москвы заявление с просьбой о признании его банкротом. Суд удовлетворил эту просьбу и ввел процедуру продажи его имущества. Тогда должник ходатайствовал об исключении из конкурсной массы его квартиры площадью 198 кв. м., заявив, что это его единственное жилье. Ходатайство было удовлетворено. Позднее в ВС поступила кассационная жалоба от Кузнецова, попросившего отменить судебные акты. По мнению представителей кредитора, банкротство было инициировано Фрущаком, чтобы применить статью 446 Гражданского кодекса РФ об имущественном иммунитете.


Адвокат Олег Цуканов в беседе с порталом Москва 24 пояснил, что сегодня существует конкуренция норма правоприменения. По его словам, до сих пор продолжает действовать положение статьи 446 Гражданского кодекса, где указано, что взыскание не может быть обращено на ряд объектов прав, в том числе, на единственное жилье, которое имеется у гражданина: то есть приставы не могут налагать арест на единственное жилое помещение.

Обычно к адвокатам обращаются лица, оказавшиеся в сложной финансовой ситуации. "Это среднестатистический гражданин, который имеет в собственности квартиру небольшой площади: 40–60 кв. метров, как правило, в долях с членами своей семьи, который действительно вследствие недостаточной оценки своих финансовых возможностей оказался в так называемой кредитном рабстве", – отметил эксперт.

Но. по его словам, из-за этой статьи наблюдается большое число злоупотреблений. "Закон о несостоятельности банкротства не ранжирует людей по признаку имущественного ценза, именно поэтому лица злоупотребляют при подаче заявления о признании их банкротом", – добавил Цуканов. Это означает, что неважно, какова площадь жилого помещения: если оно единственное, приставы не имеют права выставлять его на торги.

До настоящего времени никакие изменений в статью 446 ГПК не внесены, поэтому исполнение судебных решений в отношении единственного жилья невозможно. Но по отдельным делам суды приходят к оценочным понятиям, сообщил Цуканов. По практике, гражданин не должен быть лишен жилья в принципе, но остающаяся ему часть должна быть пропорциональна той норме жилого помещения, которая предоставляется на момент обеспечения гражданина по Жилищному кодексу жилыми помещениями. "Речь идет о 18 кв. метрах жилой площади. Но форму закона это не приобрело, это некая норма", – пояснил собеседник портала Москва 24.

По словам Цуканова, на этот счет существует много споров, но эксперт убежден, что сначала необходимо внести правки в сам закон, а затем уже принимать судебные решения. Он выступил против принятия судебных актов исходя из некой фактической необходимости: четкий критерий размера жилого помещения законом не установлен до настоящего времени. "Поэтому никакого правового препятствия для обращения в суд с заявлением о том, что это единственное жилье, не имеется", – резюмировал адвокат.

Евгения Маркова

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать