Москва 24

Культура

29 июня, 2016

Вперед в прошлое: один день из жизни современного рыцаря

Фото: Майя Динова

В Москве все чаще можно увидеть людей в исторических костюмах, в доспехах и на лошадях. В любую погоду они охотно позируют перед камерами, рассказывают об истории заинтересованным прохожим и развлекают взрослых и детей импровизированными боями и увлекательными ремесленными мастер-классами. Это реконструкторы – особая субкультура, которая воссоздает реалии прошлых веков – от костюма и быта до манеры поведения – чтобы сохранить для потомков. Одно из объединений таких людей – агентство "Ратоборцы" – около пяти лет назад предложило правительству Москвы проводить различные исторические мероприятия в Москве, чтобы популяризировать историю, и вот каждый год мы уже с нетерпением ждем фестивалей "Времена и эпохи", "Риттервег", "Турнир Святого Георгия" и новинку этого года – "Былинафест".

Чтобы понять, каково это – быть рыцарем – автор m24.ru решил посетить большой реконструкторский фестиваль: жить в шатрах, есть аутентичную эпохе пищу и жить по определенным законам. В общем, стать участником действа, а не зрителем. Один из русичей, Саша, здоровый бородатый реконструктор эпохи викингов, ответил, что достанет мне костюм и привезет его на фестиваль. Ближайшим таким событием оказался турнир "Риттервег" в Подмосковье.

Риттервег(нем.) Ritter Weg, путь рыцаря. Фестиваль, посвященный рыцарской культуре 13 века в Европе, главным событием которого является конный рыцарский турнир. В этом году прошел уже в третий раз.

Реконсокращенное от "реконструктор", термин, принятый в употреблении среди своих.

Первые шаги

Что нужно, чтобы попасть в тринадцатый век? Платья той эпохи, сшитые из натуральных тканей по старинным гравюрам, несколько аутентичных украшений, историческая обувь, спальник и желание вписаться к кому-нибудь в шатер. Особо суровые реконы не пользуются спальниками, а спят на сене, расстилая плащи или шкуры. На некоторых фестивалях это даже является обязательным условием участия. Но "Риттервег" оказался не таким уж суровым. Антураж мне привезли, спальник у меня был.

Фото: Майя Динова

Если вы думаете, что человек на фестивале примеряет необходимый антураж только ради зрителя на какой-то положенный срок, словно актер ради спектакля – это не так. Буквально в первые же пять минут, когда я ступила на поле, меня переодели в два платья: нижнюю белую хлопковую рубаху до пола и верхнее льняное, повязали на голову белый платок, выдали кожаные самодельные расшитые тапки (очень пафосные, как сказали мне реконы, восхищенно оглядывая мои ноги), и затянули на талии длинный плетеный пояс. С этого момента я больше не могла появляться вне шатра в обычной одежде, пользоваться гаджетами. Самое грустное, что я ни в коем случае не должна была снимать неудобный, как оказалось, платок… Зато могла ходить, куда хочу, и делать, что хочу. Потому что реконструкторские фестивали всегда в первую очередь делаются для участников, а не для зрителей. И, имея полный костюм, ты имеешь доступ куда угодно. И я отправилась исследовать фестиваль, который занял все поле белыми шатрами, стойбищами и ристалищем.

Очелье повязка, которая одновременно держит платок, чтобы не спадал, и служит украшением.

Ристалище огороженная территория, на которой проходят конные и пешие показательные бои.

Хутор Сапога

В этом году посвященный реконструкции тринадцатого века в Европе "Риттервег" с его белыми шатрами разбавили станом Руси. Он расположился на Хуторе Сапога – уютной территории с бревенчатым домом, несколькими огороженными живыми изгородями клетушками и землянками. Здесь некоторое время назад реконструктор по кличке Сапог девять месяцев жил, как наши предки в далеком прошлом, не пользуясь благами цивилизации и слушая шум трассы за соседним леском. Это был эксперимент в духе living history – одного из ответвлений реконструкции, где не позволяется использовать ничего современного. Люди просто выезжают на природу, строят жилища, охотятся, питаются своей добычей или подножным кормом и даже нитки делают из сухожилий, а иглы из костей, чтобы пришить заплатку на прохудившийся наряд. "Риттервег", к счастью для меня, оказался не так жесток, и у нас даже работали телефоны.

Фото: Майя Динова

Кто приезжает на реконструкцию

Когда реконы не выезжают на летние фестивали, они занимаются подготовкой к ним. И это, наверное, самое важное в их роде деятельности. Они изучают источники, шьют костюмы, куют доспехи, клепают кольчуги, зачастую – все сами, заказывают кузнецам аутентичное оружие, упражняются в фехтовании, танцах, стрельбе из лука. Кто-то делает это в одиночку у себя дома или на даче, но большинство объединяются в клубы. Так проще (и дешевле) выезжать, когда все основное, например, котлы и горны покупается вскладчину.

В России существует множество клубов, которые занимаются реконструкцией разных стран, эпох и периодов. Самые популярные у нас – это ранятные клубы, чей интерес – эпоха 8–11 веков. Многих привлекает в ранятине кредо ратных подвигов, чувство братства, вольность, былинность и эпоха мифов, а также простой и недорогой в пошиве костюм. К тому же ранятина – один из немногих периодов, в котором на поле брани могут выходить девушки. Во все остальные реконструируемые исторические эпохи им это делать запрещено.

КИР клуб исторической реконструкции.

Ранятинареконструкция эпохи раннего средневековья (Русь, викинги, степь и т.д.).

Женщины в поле

Чем же занимаются девушки-реконструкторы? В тринадцатом веке, как я проверила на своем опыте, их основное занятие – готовить еду на костре, петь песни и помогать воинам вооружаться на бой, а также поить их в перерывах между битвами и всячески развлекать после. Есть еще особая каста – дамы в дорогих костюмах из шелка и мехов, с латунными и серебряными коронами с драгоценными камнями, которые обычно выезжают в составе больших КИРов и принимают участие в Суде Дам на турнире. Они откровенно скучают, занимаясь лишь светскими беседами, плетением венков и поеданием винограда. Что же еще делать богатой женщине в тринадцатом веке? Некоторые, правда, помогали рыцарям ухаживать за конями или участвовали в конкурсе средневековой кухни, но в основном их главное дело на фестивале – ходить по торговым рядам, посещать мастер-классы, созерцать и сопровождать своих кавалеров на ратные подвиги.

Фото: Майя Динова

Основное развлечение женщины происходит до фестиваля: они кроят, шьют (часто на всю команду), изучают книги и заботятся о том, чтобы во время выезда никто ничего не забыл. Девушки, которые реконструируют степные народы или ту же ранятину, имеют право участвовать в боях, потому что это не противоречит историческим источникам. К слову, если что-то хоть единожды упоминалось в одном из древних текстов или было изображено на древней гравюре – это уже можно реализовывать. Таков принцип реконструкции: каждый день археологи и ученые узнают что-то новое о той или иной эпохе, это сразу же подхватывается движением – создаются новые украшения (на примере найденных на раскопках), шьются костюмы, женщины допускаются до конных боев или мужчины изучают прецеденты поведения тех исторических личностей, имена которых они взяли. Чаще, конечно, реконструкторы не обращаются к образам реально живших людей, а создают героя древности из самого себя.

Упоение в бою

За день до фестиваля реконструкторы не только слоняются по полю, общаясь с друзьями, но и участвуютв состязаниях: турнир лучников, конное меле, сходка хитов, конкурс кашеваров. Но именно боевка является связующей нитью любого такого фестиваля и создает накал противостояния, чтобы участникам тоже было интересно. Например, нынешний "Риттервег" взял за основу своей драматургии конфликт Европы и Руси, и вооруженные отряды с той и другой стороны сходились в боях на стальном оружии при полных доспехах и махались в поле, выполняя различные квесты и перестроения, на тридцатиградусной жаре.

Многие удивляются: как это может нравиться – бить друг друга тяжелыми мечами и топорами, колоть копьями, на которые надет сомнительного вида гуманизатор, залезать в стегло и кольчуги, потеть, задыхаться, падать… Но почувствовать себя защитником, героем, держать строй, нанести точные удары, победить… Потом вернуться в лагерь, выпить холодной медовухи из земляночного погребка, скинуть свое железо и нырнуть с друзьями в прохладную речку. А затем сесть у костра, протянуть красавице свою миску и отведать вкуснейшего мясного рагу с дымком… Разве зритель можно такое прочувствовать?

Фото: Майя Динова

Боевкалюбое боевое взаимодействие по определенным правилам в присутствии судей и маршалов (распорядителей, которые следят за выполнением правил и имеют право остановить бой в случае нарушений).

Стегло – сленговое название плотной тряпично-ватной стеганной защиты, надеваемой под доспехи.

Конное меле – бой рыцарей верхом на лошадях с мечами, палицами или топорами.

Хит – условная единица здоровья, которую снимает одно попадание оружия в корпус. Обычно во время реконструкторских боев у воинов от двух до четырех хитов, в зависимости от качества защиты. Значит, три-четыре попадания по поражаемой зоне (корпус, иногда ноги, руки и голова) – и воин выбывает из боевки до конца сходки.

Кто есть кто в реконструкции

Среди реконструкторов много историков и археологов – именно они добывают основную информацию об эпохе. Но среди любителей ночевать в шатрах есть представители разных профессий. Помимо настоящих кузнецов, ремесленников и преподавателей истории, среди реконов встречаются инженеры, строители, бизнесмены, продавцы, менеджеры, студенты.

Средний возраст реконструктора – примерно 25-30 лет. Кто-то уже может позволить себе тратить деньги на дорогое хобби: доспехи (цена средней боевой кольчуги – от 20 тысяч), антураж (настоящий шелк или бархат на платья, например) и выезды по всей стране с котлами, шатрами, шкурами, домашней утварью и прочими радостями походной жизни.

Фото: Майя Динова

В день фестиваля

Все реконструкторские фестивали проводятся в течение длительного времени – от трех дней до недели или больше. Даже если на афише" Риттервега" написан один день, это всего лишь означает день, что тогда приезжают зрители, и для них проводится несколько показательных мероприятий.

Самое грустное, что может случиться с реконструктором на публике – это звонок телефона у него в подсумке. Такое запрещено, и организаторы внимательно следят не только за степенью оригинальности костюма (да-да, тебя преспокойно могут выгнать с поля в туристы, если твоя фибула застегнута неправильно), но и за поведением. Хотя в пылу боя бойцам трудно удержаться от ругани, они одергивают друг друга за крепкие словечки.

Фото: Майя Динова

Хлебом единым

Кстати, о еде. На реконструкторских фестивалях не едят тушенку, макароны и прочие радости современной походной кухни. Там готовят разное, но всегда из натуральных продуктов и по старинным рецептам. Например, у нас тушили говяжье рагу с капустой и варили сбитень. В процессе готовки принимают участие все, кто не дерется на ристалище и не снимает это на фотоаппарат.

Приготовление трапезы на фестивале – увлекательное занятие: помыть овощи в колодезной воде, нарезать старинными ножами, сварить или поджарить на костре, как делали предки. И пища получается невероятно вкусная, с дымком. Раздают ее в глиняной посуде, в крынках, рассаживая людей за общие столы. А после трапезы можно полежать в тени на шкуре или сходить искупаться на реку, а потом сидеть на пирсе, болтая ногами в прохладной воде и слушать музыку с главной сцены. Наверное, ради этого люди и идут в реконструкцию: ради таких моментов соединения с природой, другими людьми, и не просто на уровне дружеских связей, но на уровне народа, истоков, романтики старины, ощущения, что живешь, как жили многие тысячелетия, и ничто современное над тобой не властно.


Майя Динова

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика