07 марта, 2013

На "Чердаке" Театра сатиры показали "Бешеные деньги" Андрея Миронова

Поделиться в социальных сетях:

Фото: satire.ru

На сцене знаменитого "Чердака" Театра сатиры состоялся предпремьерный показ спектакля "Бешеные деньги" по одноименной комедии Николая Островского. Впервые в репертуаре театра эта постановка – режиссерская работа Андрея Миронова - появилась в 1981 году.

Спектакль ставили в течение 25 лет. Затем наступили годы перерыва, и вот снова зрители наблюдают за хитросплетением судеб алчной особы на выданье Лидии Юрьевны Чебоксаровой, ее погрязшей в долгах матушки Надежды Антоновны, поклонников Телятева, Кучумова и Глумова, кичащихся вымышленным богатством, и провинциального жениха Лидии Саввы Геннадича Василькова.

Историю, высмеивающую пороки общества, подменяющего ценности любви и дружбы стремлением к наживе и богатству, Островский написал в 1870 году. И тут же образы главных героев пьесы были раскритикованы в пух и прах. Лидию, 24-летнюю светскую барышню, обвиняли в чрезмерной любви к деньгам, бездушии, порочности, готовности без лишних мук совести попрать нравственные устои. Предъявили претензии и Савве Геннадичу, коего уличили в скупости.

Фото: satire.ru


Вопреки стандартным сюжетным линиям в "Бешеных деньгах" герои не делятся на исключительно положительных и отрицательных. Деревенский житель Васильков (Андрей Зенин), нагрянувший в столицу по делам и без памяти влюбившийся в красавицу Лидию Юрьевну (Анастасия Микишова), поначалу вызывает зрительское сочувствие. Но симпатия к персонажу неоднозначна. Савва Геннадич далеко не безгрешен: ставит три тысячи на то, что добьется расположения Лидии, педантично сверяет счета, боясь "выйти из бюджета". Однако на фоне поступков Лидии – его невесты, а позже и жены – Васильков невинен и чист аки младенец.

Характер молодой Чебоксаровой легко распознать по одному из самых показательных ее монологов: "Так зачем же, зачем же мне-то плакать? Зачем вы навязываете мне заботу? Забота старит, от нее морщины на лице. Я чувствую, что постарела на десять лет. Я не знала, не чувствовала нужды и не хочу знать. Я знаю магазины: белья, шелковых материй, ковров, мехов, мебели; я знаю, что когда нужно что-нибудь, едут туда, берут вещь, отдают деньги, а если нет денег, велят приказчикам приехать на дом. Но откуда берут деньги, сколько их нужно иметь в год, в зиму, я никогда не знала и не считала нужным знать. Я никогда не знала, что значит дорого, что дешево, я всегда считала все это жалким, мещанским, копеечным расчетом".

Таков ответ отторгающей сложности Лидии на сообщение матери о финансовых затруднениях семьи. В защиту молодой Чебоксаровой можно сказать одно – она честна. И не стремится скрыть своих пороков, главным из которых считает бедность. В отличие от папашки Кучумова (актер театра имени Вахтангова Рубена Симонова), живущего в иллюзорном мире финансового благополучия и собственной социальной значимости. Лидия с отчаянностью утопающего предпринимает попытки сохранить остатки благополучной, беспечной жизни. С этой целью ищет богатого мужа, прекословит матери, забывает о приличиях, принимая подачки Кучумова и ухаживания Телятева.

Но, как подчеркнул последний, "теперь деньги умнее стали, все к деловым людям идут, а не к нам".

Фото: satire.ru


В конце второго акта герои рассуждают о понятии "бешеные деньги", которые никак не удержать в карманах, как цепко ни хватайся за вожделенные банкноты.

"Знаете ли, я недавно догадался, отчего у нас с вами бешеные деньги? Оттого, что не мы сами их наживали. Деньги, нажитые трудом, - деньги умные. Они лежат смирно. Мы их маним к себе, а они нейдут", - изрекает все тот же провидец Телятев.

Отношение к деньгам будет меняться у героев в течение всего действия. Так, расточительство взбалмошной Лидии подавит жесткий деловой расчет. Она узнает цену каждой купюре и примет от мужа Саввы Геннадича необычное предложение, от которого прежде гневно отказалась бы.

Декорации на сцене преображаются под стать ситуациям: обстановку уютных комнат Чебоксаровых вытесняет скромная мебель квартиры, в которой Лидия и ее мать вкусят все "прелести" существования в рамках злополучного бюджета. И даже внешний облик главной героини является визуальным подтверждением происходящих в ней перемен: если в начале спектакля не знающая горестей девушка порхает в легком белоснежном платье, то в конце мы видим решительную женщину в черном.

В этом ироничном и легком спектакле нет ярко выраженной финальной точки. Каждый сам волен рисовать в воображении собственный финал истории о любви, амбициях и нравах светского общества. Но совершенно очевидно – "бешеные деньги" заполучить также легко, как и потерять.

Подготовила Алла Панасенко

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика