Участок БКЛ закроют с 22 июня

Новости

Новости

17 сентября 2015, 12:03

Культура

В МУЗЕОНЕ прошел фестиваль авангардной музыки Fields

Фото: vk.com/fields2015/Мария Смоляр

5 сентября, в день города, в парке искусств МУЗЕОН состоялся фестиваль авангардной музыки Fields. Редакция m24.ru пообщалась с организаторами фестиваля и узнала, чем Fields-2015 отличался от предыдущих.

В этом году фестиваль авангардной музыки "Fields" проводился во второй раз. Еще два года назад он существовал в формате отдельных концертов, которые проводились на различных площадках, а также в паблике Вконтакте. В прошлом году, он наконец обрел свой дом в парке искусств МУЗЕОН. В этом году день проведения фестиваля совпал с днем города, и организаторы, понимая, что это день массовых гуляний, постарались адаптировать его под такой формат. Мы сделали четыре сцены: главную, экспериментальную, джазовую и детскую.

Фото: vk.com/fields2015/Александра Можаева

Джазовая, как самая привычная слуху зрителя, программа открывала фестиваль. В целом, здесь все было вполне ожидаемо. Ребята привлекли прекрасных джазовых музыкантов, таких как Одиссей Богусевич или Алексей Круглов. Эта площадка должна была стать небольшой приманкой для зрителя, и мы рассчитывали, что тех, кто будет гулять в этот день по парку, сможет заинтересовать и последующая программа.

Фото: vk.com/fields2015/Мария Смоляр

В этом году была организована прекрасная детская площадка. На самом деле, она была, наверное, самой экспериментальной из всех, потому что никто до конца не знал, что из этого получится. Тут детям раздавали различные звукоизвлекающие преборы и старались показать, что музыка может рождаться из всего. Здесь выступали Сергей Загний и детская музыкальная студия АДМИ*Лаб.

Фото: vk.com/fields2015/Мария Смоляр

Экспериментальная сцена была, конечно, в большей степени для любителей и ценителей авангардной музыки. Но и главная площадка, в какой-то мере была экспериментальной. Но при этом, многие музыканты играли авангардную музыку на границе с классикой. То есть то, что уже более-менее привычно для слуха неискушенного человека.

Фото: vk.com/fields2015/Мария Смоляр

Парк искусств МУЗЕОН всегда ставил своей задачей просвещение гостей, поэтому наш фестиваль тоже получил свою образовательную концепцию. Чтобы подчеркнуть ее организаторы специально подготовили информационные буклеты, где можно было познакомиться не только с программой фестиваля, но и с жанрами, представленными на нем. Этот буклет был специально составлен для нас электронным музыкантом Ником Завриевым.

В продолжении фестиваля m24.ru публикует фрагменты музыкального словаря "Fields".

Жанры

Ambient – музыка без ярко выраженной ритм-секции, подчеркнуто абстрактная, медленная и обволакивающая. Для эмбиента характерны гудящие басовые тоны, повисшие в воздухе аккорды или отдельные ноты и активное использование разного рода шумов. «Тишина», которую вы слышите в лесу или в пустом ночном городе – тоже в своём роде эмбиент. Пионером жанра считается Брайан Ино, а в девяностые жанр получил новое развитие вместе с популяризацией электроники.

IDM, он же Intelligent Dance Music – рейв для интеллектуалов или то, что пытается им быть. IDM описывают очень по-разному, например как синтез эмбиента и брейк-данса или борьбу ритма с мелодией. Запутанные рваные биты, лязг и скрежет вместо привычных ударных и на контрасте с этим – тёплые и порой сентиментальные синтезаторные мотивы. Распространение жанр получил в середине девяностых благодаря AphexTwin, Autechre, BeaumontHannantи их последователям.

Фото: vk.com/fields2015/Вероника Челяпина

Минимализм – принцип построения музыки вокруг повторяющихся музыкальных фраз и возможно едва заметном видоизменении фразы при каждом новом повторе. Первоначально был популярным течением в авангардной академической музыке (его пионерами считаются композиторы Ламонт Янг, Терри Райли, Стив Райх, Филип Гласс и другие), затем получил распространение в электронике.

Неоклассика – современная, если угодно молодёжная классическая музыка. Уходит корнями к минималистам или классическим композиторам, которых отличала лаконичность и стремление фокусироваться на красоте звука как такового, например, к Клоду Дебюсси. Часто, хотя и совсем не всегда, неоклассика несет в себе элементы эмбиента и другой современной электроники. К скрипкам и фортепиано добавляется шум улицы, электростатический треск и другие «посторонние» звуки. Известность жанру принесли Макс Рихтер, Hauschka, SWOD, Рюити Сакамото.

Фото: vk.com/fields2015/Александра Можаева

Wonky / Beats – незаконнорожденный потомок хип-хопа и IDM. Представьте себе вариацию хип-хопа, где место речитатива занимают сложные синтезаторные текстуры или нарезанный на мелкие фрагменты вокал, а ударные вместо того чтобы создавать ровный танцевальный ритм, начинают хромать и спотыкаться. Особое распространение получил в Калифорнии. Праотцом жанра считается ныне покойный хип-хоп продюсер JDilla, а популярность жанру принесли Flying Lotus, Hudson Mohawke, Nosaj Thing, Mike Slott и другие.

Future Beats / Future Bass – танцевальная музыка, родившаяся в результате слияния хауса (это делает future beats пригодным для клубов), британского джангла и гэрриджа начала 2000-х (отсюда довольно запутанный ритмический рисунок и глубокий «плавающий» бас) и эмбиента – над ритм-секцией как правило воспаряет нечто абстрактное – протяжные синтезаторные пассажи и обрывки пения, тонущие в эхе. Продвигается, например, лейблами Lucky Me, Ninja Tune или Planet Mu. Среди звезд жанра – Machinedrum, Ital Tek, FaltyDL.

Фото: vk.com/fields2015/Вероника Челяпина

Bassmusic – нещадно критикуемый всеми, но всё же употребляемый в прессе зонтичный «мета-жанр», включающий в себя дабстеп, futurebeats, UK garage и другие жанры, основу которых составляют ломаные ритмы и слегка расстроенный медленный «плавающий» бас. Плох термин тем, что объединяет в себе уж очень разных артистов от кумира масс Skrillex до эстетов-подпольщиков Boxcutter или Sorrow.

Свободная импровизация – развитие идеи «свободного джаза», оформившейся в 1950-е усилиями Орнетта Колмана и других джазменов-авангардистов. Целью здесь является освобождение даже от джазовых рамок – в свободной импровизации нет ни заданной темы, ни привычного набора инструментов. Вместо саксофона – электрогитара, вместо трубы – тарелка из ударной установки, на которой играют смычком или синтезатор, не имеющий клавиш. Основоположниками жанра стали джазмены конца 60-х вроде Джона Зорна, затем к ним примкнули экспериментаторы от рока вроде Sonic Youth и электронщики-шумовики.

Фото: vk.com/fields2015

Модульные системы

Если вы видите синтезатор, похожий на гигантский пульт управления космического корабля, значит перед вами модульная система. Суть этого подхода в том, что в руках музыканта оказывается не столько синтезатор, сколько конструктор. Соединяя разные блоки (модули) при помощи кабелей (разноцветные провода – обязательный атрибут модульных синтезаторов), можно получать совершенно разные инструменты, способные звучать совершенно по-разному – гибкая архитектура даёт почти безграничные возможности. Модульные системы активно выпускались в 1960-е и 1970-е (самыми знаменитыми их производителями были Buchla, Moog, EMS и ARP) и использовались музыкантами в диапазоне от Yes и The Who до Жана-Мишеля Жарра. Но особенно ценили такие синтезаторы композиторы-авангардисты вроде Эдгара Вареза или Карлхайнца Штокхаузаена. Синтезаторы позволяли им наконец выйти за ограничения тембра и строя, которые накладывали традиционные инструменты. К середине 1970-х модульные системы почти перестали производиться, уступив место портативным синтезаторам – более дешевым, компактным, а главное, простым в использовании. Но в последние десять лет модульные системы снова переживают настоящий бум. Производством систем или отдельных модулей заняты десятки независимых компаний, а используют их самые разные артисты от андерграундных электронщиков до рок-звезд уровня Nine Inch Nails.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

закрыть
Яндекс.Метрика