19.06.2017
08:40

просмотров1556

Источник:
M24.ru

Разделы:
Читать

Рубрики:
Культура

Метки:
КАРО.Арт, Роман Виктюк, Театр Романа Виктюка, воспоминания, кинотеатр Октябрь

Распечатать

Роман Виктюк: "Перестань, тебе всегда девятнадцать"

16 июня в кинотеатре "Октябрь" прошла встреча с одним из главных деятелей современного российского театра режиссером Романом Виктюком. Перед организованным проектом "КАРО.Арт" показом документального фильма Дениса Бродского "Нездешний Виктюк" (2015) о выпуске спектакля "Федра" Роман Григорьевич рассказал зрителям о постановках-долгожителях, нежелании думать о возрасте и ноге Дмитрия Бозина – одного из ведущих актеров его театра.

Фото: m24.ru/Игорь Иванко

О силе молчания

Начинать выступление даже страшно. Что-то сразу сбивает. Но у меня есть лунный камень, он меня оберегает.

Я помню одну потрясающую паузу. Это был спектакль "Заводной апельсин". Ребята играют-играют-играют. Потом вдруг бросают играть, смотрят в зал. Выходят вперед, долго вглядываются в лица и молчат. Первую минуту молчат – зрители не понимают. Вторую минуту молчат... На премьере в Москве на третьей минуте начали аплодировать. Такая невыдержанная публика, на третьей-пятой минуте хлопает. На десятой минуте – начинается хохот. Одна половина зала понимает, что это экзамен для них на их же тупость. И, знаете, ведь тупость массово побеждала. А актеры стояли, сволочи, 15 минут.

Мы играли этот спектакль в разных странах. За границей обычно сразу понимали, что здесь какой-то подвох, начинали веселиться. А мы стояли: "Но-но, веселитесь, сколько хотите!" Да, пауза – это опасная вещь.

Об учениках

Научить режиссуре нельзя. Я пытался – это бессмысленно. Воспитать артиста – можно. Но это совершенно адский труд.

Главную роль в мюзикле "Бал Вампиров" играет мой ученик – Ростислав Колпаков. Он феноменален. И поет, и играет так, что зал просто шалеет. И вот какая-то частица, моя частица, она есть в нем. Это ужас. И это такое счастье.

Сейчас мои ученики поют в лучших театрах Европы. Я помню пришел в один театр, перед началом спектакля сижу, молчу. И вдруг сзади меня кто-то обнимает за плечи. Думаю: "Боже мой, меня здесь знают!" Поворачиваюсь, а там моя ученица. Она говорит: "А завтра я здесь пою, вы придете?" Я говорю: "Приду и буду плакать". Потому что это гордость.

Некоторые ошалели, когда узнали, что я один записал повесть "Старуха" великого Даниила Хармса. Я читал ее один, на канале "Культура". Так вот, многие не понимали, как можно такое количество текста превратить в человеческую жизнь. А я тогда себе сказал: "Господи, боже мой, ты столько всего наснимал, столько тебя снимали, а правды в этом – ну, может, пять процентов". А здесь, в "Старухе", все сто! Я редко такое говорю.

Фото: m24.ru/Игорь Иванко

О времени

Когда кто-то начинает говорить про возраст, я сразу спрашиваю: "Сколько тебе лет?" Обычно мне отвечают: "Ну, много". А я говорю: "Перестань, тебе всегда 19".

Вот спектакль "Служанки" идет уже тридцать с чем-то лет. Я не успеваю одуматься, а мне кричат: "Уже 13 лет, 15 лет, уже 20 лет!" А сколько театральных долгожителей... Татьяна Доронина, Маргарита Терехова, Ирина Мирошниченко. И спектаклей-долгожителей очень много, я боюсь даже пересчитывать. Да и незачем.

Я считаю, что последний спектакль – самый лучший. Это как ребенок. Он самый маленький и хочет, чтобы его любили.

Фото: m24.ru/Игорь Иванко



О встрече с Бозиным

Как-то я работал с великой балериной Натальей Макаровой, мы ставили спектакль "Двое на качелях". Потом мы вместе смотрели какую-то постановку, уже не вспомню, где. И она заметила, как на сцене возле левой кулисы пошатывается чья-то нога. Фантастической красоты нога! Она меня толкает в бок и говорит: "Смотри-смотри на эту ногу! Это великая нога!"

Это была нога актера Дмитрия Бозина. Наталья тогда повторяла, что он непременно должен со мной работать. После спектакля мы пошли за кулисы, и я сказал ему: "Завтра в театре Моссовета в 12 утра будет репетиция, на которую я тебя приглашаю. Твоим партнером будет Сережа Маковецкий". Пьеса называлась "Рогатка". Он согласился.

Но если бы он меня тогда спросил: "А сколько мне заплатят, а что это такое...", я бы сразу же ответил: "Иди домой".

О роке

Когда-то я обещал Рудольфу Нурееву поставить про него спектакль. Он тогда посмотрел на меня так пронзительно и просто сказал: "Верю". В десятую годовщину его смерти мы сыграли спектакль "Нездешний сад. Рудольф Нуреев". И было ощущение, что он с нами.

Мой театр находится в роковом здании. Это дом света. У нас был очень долгий ремонт. Я помню, что мы репетировали там – был холод, дождь, все текло, продувало. Сейчас, конечно, все иначе.

Очень хорошо помню, когда у нас шел этот дикий ремонт, я запланировал записать один спектакль. Примчался рано утром к Елене Образцовой. Она на следующий день должна была улетать в Германию на лечение.

Говорю: "Лена, одевайся!" Она, удивленно: "А что?" Я отвечаю: "Зачем ты спрашиваешь?" Тогда Образцова коротко заключила: "Я буду в белом". Не задавала никаких вопросов, просто спела. Потрясающе спела.

Я знал ее очень хорошо и безумно любил. Ее вокал – это какой-то полет. Очень хорошо помню, как после спектаклей она повисала на поклонах, а потом говорила: "Это так продлевает жизнь". И это абсолютная правда.

Такие встречи будут регулярно проходить в рамках проекта "КАРО.Арт". С именами героев будущих встреч и расписанием можно ознакомится здесь.


Наталья Лучкина

Все новости Москвы. Подписывайтесь на наш Telegram!

Сюжет: Персоны
Сюжет:

Программа реновации жилья
"Моя улица": всё о программе благоустройства столичных улиц — в специальном проекте M24.ru

Обратная связь закрыть

Если вы хотите поделиться информацией с другими посетителями — регистрируйтесь и обсуждайте новости в нашей социальной сети!

Если вы хотите пожаловаться на то, что мы неправильно склоняем географические названия, прочтите, пожалуйста, этот текст.

Форма обратной связи

Отправить

Ошибка на сайте закрыть

Форма Отправки ошибки на сайте

Отправить

Информация о мероприятии закрыть

Мероприятия закрыть