16.03.2016
18:26

просмотров5726

Источник:
M24.ru

Рубрики:
Культура

Метки:
Дина Корзун, Звездный мальчик, Подари жизнь, Чулпан Хаматова, благотоворительность, премьера, спектакль

Распечатать

Актриса Дина Корзун: "Самое интересное и классное в жизни – это делиться"

Фото: facebook.com/dina.korzun.31

На этой неделе у зрителей Москвы и Петербурга будет уникальная возможность увидеть на сцене актрису Дину Корзун. Выпускница Школы-студии МХАТ (курс Аллы Покровской) прославилась после выхода на экраны фильма "Страна глухих" Валерия Тодоровского, а в 2006 году вместе со своей коллегой Чулпан Хаматовой основала благотворительный фонд "Подари жизнь", который помогает детям с онкологическими заболеваниями. Вот уже несколько лет Корзун живет и работает в Лондоне, и в Россию приезжает нечасто. 17 марта в Москве на сцене театра Et Cetera и 19 марта в петербургском музее современного искусства "Эрарта" актриса сыграет в благотворительном моноспектакле "Звездный мальчик" по сказке Оскара Уайльда, который поставил режиссер Максим Диденко.

Корреспондент m24.ru поговорил с Диной Корзун об этом благотворительном проекте.


– Дина, вы уже не первый раз обращаетесь к творчеству Оскара Уайльда. Чем для вас интересен этот автор?

– Да, на выпускном экзамене в Школе-студии МХАТ я читала отрывок из "Дориана Грея", а в прошлом году наш фонд "Подари жизнь" проводил благотворительный спектакль "Счастливый принц", это тоже сказка Уайльда – довольно метафорическая, одухотворенная. У этого автора, на мой взгляд, очень интересная судьба. За свою жизнь он испытал настолько разные чувства: избалованный, гордый, тщеславный человек в конце жизни стал униженным и оскорбленным. Свои сказки Уайльд написал уже в тюрьме. И в них, как мне кажется, отразились его глубочайшие человеческие переосмысления.

Сказку "Счастливый принц" мы ставили актерским коллективом. А у "Звездного мальчика" есть прекрасный режиссер Максим Диденко. Мы познакомились с ним два года назад в Лондоне, когда он работал над нашим благотворительным гала. Максим мне очень понравился как человек, и я его попросила помочь мне еще раз. Для меня "Звездный мальчик" очень необычный спектакль: ведь вы, наверное, знаете, Максим работает в жанре физического театра, его режиссерские работы стоят на стыке между театром пластическим и разговорным. На сцене я нахожусь одна, играю более двадцати ролей. Перевоплощения, переключения из одного образа в другой должны быть мгновенными. Нужно мощно дышать, двигаться. Да и сама судьба заглавного героя требует больших душевных затрат. В конце спектакля, мне кажется, я теряю килограмма три.

– Для какой аудитории Ваш спектакль: для детской или все-таки взрослой?

– Я его адресую взрослым. Ведь не только дети любят мультфильмы. Да, это метафорический, сказочный разговор, но очень жесткий, честный. По сути, звездный мальчик – это любой взрослый человек, который духовно не повзрослел, ему может быть и 35, и 65 лет. Я имею в виду душевную инфантильность, когда человек безответственно относится к своим мыслям, словам, действиям, живет в разладе с важнейшими законами: не делай людям того, чего не желаешь себе, что посеешь, то и пожнешь.

Фото: facebook.com/dina.korzun.31

– Театр Максима Диденко – это все-таки нишевая история. Вы не боитесь отпугнуть рядового зрителя, для которого его постановка может показаться чересчур радикальной?

– Спектакль "Звездный мальчик" не совсем похож на предыдущие работы Максима. Он сам говорит, что никогда не работал с таким огромным количеством текста. Да, на сцене я много двигаюсь, но вместе с тем история, которую я рассказываю, имеет свое развитие и наполнение. Вообще, это жанр не новый. В нем работают Сергей Юрский, Александр Филиппенко, Константин Райкин.

– Где у вас проходят репетиции? Вы ведь живете в Лондоне, а Максим работает в основном в Петербурге и в Москве?

– Он прилетал несколько раз на репетиции в Лондон, за что я ему бесконечно благодарна. У меня маленькие дети, я здесь снимаюсь, работаю, и приезжать в Москву для меня довольно проблематично.

– В Москве вы будете играть на сцене театра Et Cetera, а в Петербурге – в музее современного искусства "Эрарта". Насколько эти две совершенно разные площадки приспособлены для вашего спектакля?

– Честно говоря, я никогда не была ни там, ни там. В "Эрарту" мы попали благодаря Максиму. С Et Cetera договаривалась я – худрук театра Александр Александрович Калягин очень быстро согласился предоставить нам свою сцену. Он, кстати, был участником нашего первого благотворительного концерта в театре "Современник" в 2005 году. Несколько других московских площадок нам отказали, что совсем не удивительно. Сейчас сложные времена, не каждый театр может себе это позволить.

– После окончания Школы-студии вы некоторое время играли на сцене МХТ. Не скучаете по драматическому театру?

– Нет. Слишком много интересного происходит в моей жизни и слишком много у меня дел. Каждое утро просыпаюсь – и перед глазами длинный список того, что нужно успеть. Наверное, скучать можно, когда есть свободное время. Вот по чему я действительно скучаю, так это по природе. Мне не хватает общения с ней. Я родилась в Смоленске, росла за городом у бабушки. И у меня какая-то необъяснимая связь с лесом. Я вообще не городской человек, приходится мириться с тем, что живу в мегаполисе.

Фото: facebook.com/dina.korzun.31

– В Великобритании вы являетесь еще и соучредителем благотворительной организации Gift of Life. Как она связана с фондом "Подари жизнь"?

– Gift of Life – это лондонское отделение "Подари жизнь". В этом году нам исполняется десять лет, а Gift of Life – пять. Оба фонда выполняют одну и ту же миссию: помогают детям с тяжелыми онкологическими заболеваниями. Мы занимаемся всем – от диагностики до лечения и реабилитации. Конечно, если бы денег было больше, мы бы спасали весь свет. Однако Gift of Life – английский фонд, и мы отчитываемся по английским законам. Хотя наши благотворители – это преимущественно наши соотечественники или русскоговорящие люди, неравнодушные к судьбам российских детей.

Нас часто обвиняют, что мы снимаем ответственность с правительства, занимаемся тем, чем должны заниматься чиновники. На самом деле это не так. Во всем мире благотворительность финансируется из двух источников. Никакое государство не сможет оплатить лечение всем нуждающимся, поэтому нужны совместные усилия.

– Вы, как человек, который живет меж двух стран, можете сравнить отношение к благотворительности в России и Великобритании?

– В Англии благотворительность – это традиция, которая существует уже очень давно: здесь с ранних лет приучают делиться, для англичан это естественно. В нашей стране в дореволюционные времена благотворительность тоже была явлением распространенным: состоятельные люди строили школы и больницы, проводились благотворительные вечера. Но в Советском Союзе эта традиция прервалась. Я хорошо помню, как моя бабушка, которая прошла войну, говорила мне: "Не приглашай домой подружек. Не угощай их чаем с сахаром". Пройдя столько лишений, нашим согражданам было сложно осознать, что самое интересное и классное в жизни – делиться. Это укрепляет силу воли, воспитывает сострадание.

Фото: facebook.com/dina.korzun.31

– В нашей стране есть стереотип, что заниматься благотворительностью могут позволить себе только очень состоятельные люди...

– Мы собираем большие деньги малыми пожертвованиями, с миру по нитке. Иногда на счет нашего фонда переводят даже 10, 50 копеек. И не надо думать, что этого недостаточно. Нужно поделиться тем, чем ты можешь на данный момент. А если нет денег – сделай доброе дело, просто пожелав ребенку выздоровления.

Начать можно и со своей семьи. Например, вместо того чтобы накричать на детей от усталости, лучше выдохнуть и найти другой, мирный, выход из ситуации – и это уже благотворительность. Тогда дети вырастут в любви и уважении.

Ведь я смотрю на мир: и войны, и кризисы, и несчастья. Они происходят от того, что в людях все меньше любви. Зачинщики войн тоже когда-то были детьми, звездными мальчиками. И у них были родители, которые, скорее всего, не помогли им разобраться, в чем человеческое предназначение, в чем смысл нашей жизни. И поэтому эти люди выросли совершенно потерянными и думают, что надо быть самыми богатыми и успешными, начинают выяснять отношения, воевать друг с другом. Они не понимают главного: все наши победы должны наполнять жизнь любовью, светом. Иначе все успехи – ерунда.

– Насколько я понимаю, вы человек непубличный. Не сложно ли вам заниматься актерской и благотворительной деятельностью и постоянно быть на виду?

– Да, наш фонд довольно большой, и работа в нем требует больших душевных и энергетических затрат. Спектакль "Звездный мальчик" очень сложный, но я знаю, что он полезный, чувствую, что это очень нужная и важная вещь. И поиграть мне его какое-то время придется. Я понимаю, что медиа оказывают огромное влияние на сознание людей, поэтому давать интервью непременно нужно. И мне всегда приятно, когда журналисты готовы говорить о творчестве, а не о личной жизни. Но я не чувствую себя ни просветителем, ни Индирой Ганди, ни Матерью Терезой. Я не ощущаю на себе такой огромной ответственности. Для меня важно быть вдохновителем – заставить заниматься благотворительностью нельзя, можно только вдохновлять.

И самый главный мой мотиватор – это выздоровевшие дети, наши бывшие подопечные. Сейчас они уже математики, журналисты, врачи, актеры, фотографы. Многие из них работают у нас волонтерами. Вы не представляете, сколько радости испытываешь, когда с ними общаешься.



Ирина Мустафина

Сюжеты: Интервью: Время, Персоны

Обратная связь закрыть

Если вы хотите поделиться информацией с другими посетителями — регистрируйтесь и обсуждайте новости в нашей социальной сети!

Если вы хотите пожаловаться на то, что мы неправильно склоняем географические названия, прочтите, пожалуйста, этот текст.

Форма обратной связи

Отправить

Ошибка на сайте закрыть

Форма Отправки ошибки на сайте

Отправить

Информация о мероприятии закрыть

Мероприятия закрыть