10.07.2017
11:00

просмотров1932

Источник:
M24.ru

Разделы:
Отдыхать, Читать

Рубрики:
Музыка, Культура, Люди города

Метки:
TYOMA, делитесь музыкой, космос, перформансы, синтезаторы, экспериментальная музыка, электронная музыка

Распечатать

TYOMA: "Я перекладываю на синтезаторы то, что нельзя выразить словами"

Настоящая электроника – это не просто "туц-туц-туц". Электронная музыка может быть мелодичной. Особенно, если она экспериментальная. Такую делает Артем Харченко со своим электронным проектом TYOMA, для которого мелодичность и честность – основные ценности. Такие принципы отлично сочетаются с жирными олдскульными синтами, теплым аналоговым звуком, холодным космосом и дружелюбной простотой. Вы когда-нибудь пытались заново открыть себя во время общения с зеркалом? Можно попробовать, начав с прослушивания первого альбома TYOMA под названием Mirror. По словам музыканта, он посвящен космосу и первооткрывателям как окружающей, так и своей внутренней вселенной.

TYOMA успел выступить на одной сцене с немецкими электронщиками Moderat, а в сентябре этого года планирует выпустить второй альбом, каким он будет – пока остается загадкой. Куратор спецпроекта m24.ru Маргарита Маслова пообщалась с Артемом Харченко и выяснила, насколько многогранным бывает аудиовизуальное творчество, в чем разница между диджеем и электронным музыкантом, каким органом чувств лучше воспринимать абстрактную музыку и почему российская публика меньше открыта к экспериментальной электронике, чем западная.


Фото предоставлено менеджером артиста

Спецпроект m24.ru "Делитесь музыкой": пусть мир вас услышит

– Почему проект со столь нестандартной музыкой называется так просто – TYOMA?

– Мне больше нравится, как это произносят иностранцы: не Тёма, а Тайома. Я не пишу что-то конкретное, не говорю себе: "Сейчас я буду писать клубный трек или даунтемпо". Я просто перекладываю на синтезаторы то, что нельзя выразить словами. В какой-то момент набралось достаточное количество материала, который ассоциировался именно с тем, что я действительно хотел показать. Вот и назвал свой проект TYOMA, потому что друзья зовут меня именно так.

“TYOMA – проект не только о музыке. Это проект-процесс”

– На своей странице в соцсетях вы говорили, что нашли наиболее комфортный для себя образ. В чем выражается этот комфорт?

– TYOMA – это наиболее комфортная форма моего музыкального существования, поэтому ее хочется называть своим именем. Это проект не только о музыке – это проект-процесс. На сцене всегда задействовано очень много людей, при этом наши выступления одной только музыкой не ограничиваются: у нас есть еще и инсталляции, и видео. Мы пытаемся открыть четвертое измерение, чтобы аудитория могла совместить то, что слышат уши и видят глаза, – так создается цельный музыкальный образ.

Фото предоставлено менеджером артиста

– Ваше творчество концептуально?

– Концепция, безусловно, есть. Максимально общая концепция – быть честными. Во время работы над первым альбомом к нам прилипло слово "бескомпромиссный". Компромиссов можно было найти множество, но мы от всего отказывались и делали все максимально честно, несмотря ни на какие трудности. А так, за каждым нашим треком всегда стоит некая история. Начинали мы это все еще с проектом Kooqla, где про каждый трек с альбома был написан отдельный рассказ, а музыка становилась саундтреком к прочитанному.



– В вашем первом альбоме Mirror была такая же задумка?

– Главная концепция первого альбома – тема космоса и первооткрывателей, в том числе – первооткрывателей самого себя во время общения с зеркалом. Это история о поиске и исследовании мира, а так же о том, что прежде, чем открывать что-то новое вокруг, было бы неплохо сначала открыть это "что-то" внутри себя. Внутри каждого из нас есть зеркало, отражающее как внутреннюю, так и окружающую вселенную.

Фото предоставлено менеджером артиста

– Чему лучше доверять, чтобы понять вашу музыку: эмоциям или разуму?

– На самом деле, нашу музыку можно воспринимать многими органами чувств. Музыку нужно читать шеей, потому что она находится где-то между сердцем и головой. Мне нравится, что у каждого, кто слушал альбом Mirror, есть свой любимый трек. У этого альбома нет какого-то одного хита, который бы понравился всем – каждый человек находит свой для себя. Возможно, это связанно с ассоциациями: кто-то перекладывает музыку на себя или связывает ее с какими-то уже пережитыми эмоциями, кого-то музыка может вдохновлять на подвиги и так далее.

“Музыку нужно читать шеей, потому что она находится где-то между сердцем и головой”

– При прослушивании электронной музыки в голове волей-не волей появляются разные картинки. Согласны ли вы, что электронику легче воспринимать, когда она сопровождает визуальные образы?

– Я бы не назвал это чисто электронной музыкой. Например, в процессе работы над альбомом Mirror мы записывали симфонический оркестр, с малым составом которого выступали на презентации альбома. Оркестр сидел за инсталляцией, и это было интересно, поскольку публика слышала живые скрипки, но не видела их. Энергетика, которая рождается на сцене, переходит в зрительный зал. Что касается восприятия, когда мы даем перформанс с инсталляцией, люди воспринимают это и глазами, и ушами – так рождается аудиовизуальная картинка в целом.

Фото предоставлено менеджером артиста

– Визуальные образы – ключ к пониманию вашей музыки?

– На дворе 2017 год и, как бы мы не говорили о концептуальности, здесь существует элемент некоего шоу – крючка, которым ты цепляешь публику, показывая, что твой проект интересен. Мне кажется, сейчас такое время, когда не достаточно быть просто вокалистом, просто диджеем или просто снимать видео. Нужно уметь совмещать в себе много разных навыков. На сцене можно совмещать новые технологии и новые возможности, не забывая про старую школу использования аналоговых синтезаторов и оркестра. Когда ты выходишь с новым проектом, нужно показать, чем ты отличаешься от массы других интересных музыкантов.



– Ваши эксперименты с музыкой – это продуманный процесс или экспромт, то, что рождается "здесь и сейчас"?

– Это и не здесь, и не сейчас, и не осознанная стратегия. Это моя жизнь, которая всегда проходит рядом с музыкальными инструментами: как в студии, так и дома. Как только мне что-то приходит в голову, я просто сажусь за инструменты и записываю. Это могут быть как конкретные композиции, так и идеи, которые складываются в копилочку, а потом превращаются в законченное произведение, когда приходит их время. Эксперименты со звуком помогают мне выразить мелодическую идею, которая появляется только после ритмических партий.

Фото предоставлено менеджером артиста

– Ваше творчество и в самом деле достаточно мелодично, что не так часто встретишь в электронике, где зачастую больше внимания уделяется ритмическим рисункам. Я правильно понимаю, мелодия – самое важное для вас?

– Мелодика очень важна для меня. Это касается и текстов: вокал я воспринимаю исключительно как мелодический инструмент – для того, чтобы вслушаться в текст песни, мне нужно тотально переключить свой мозг. Мелодия может передать смысл, даже если текст песни – это "ла-ла-ла". Главное, чтобы композиция звучала красиво и гармонично.

“Всем советую приходить на концерты с чистой головой”

– Считаете ли вы свою музыку созерцательной?

– Да. Когда пытаются определить какую-то стилистическую направленность, мою музыку называют кинематографичной электроникой, что, в принципе подразумевает некую созерцательность. Очень много треков с нашего альбома было использовано в коротком метре. Альбом выполняет миссию саундтреков на 200 процентов.



– Творчество многих электронщиков достаточно интровертно: некоторые предпочитают выступлениям студийную работу, а кому-то вообще не важно, как на них отреагирует публика. Вы много говорите о выступлениях, насколько вам важно быть со слушателем на одной волне?

– Я не пытаюсь специально попасть на одну волну с аудиторией, но считаю, что быть на одной волне – это очень важно. В этом случае как единый организм работает не только сцена, но и вся площадка. Мне кажется, здесь очень многое зависит от публики. Каким бы ты ни был крутым диск-жокеем, если публика пришла к тебе с какими-то уже завышенными ожиданиями или плохим настроением, никакой магии не получится. Поэтому я всем советую приходить на концерты с чистой головой и внимать настоящему моменту. Сверхожидания мешают наслаждаться. Так или иначе, пока у меня еще не было выступлений, которые не нашли бы отклика у публики.

“Музыка – это моя реакция на все, что происходит вокруг”

– Ваша музыка отражает ваш внутренний мир или то, что происходит вокруг?

– Мне кажется, это две взаимоисключающие вещи. Конечно, это зеркало меня, но через меня проходит то, что творится вокруг, а значит и отражается в этом зеркале. В каждом треке можно найти события, происходящие вокруг меня, или людей, которые меня окружают. Музыка – это моя реакция на все, что происходит вокруг.

– Не секрет, что западная публика больше открыта к экспериментальной электронике, нежели российская. Как вы думаете, почему так происходит?

– Я не соглашусь, что мы слишком сильно отстаем от мировой сцены. Просто на столь большой территории вся сцена, по сути, сконцентрирована в трех-четырех городах. Занятие экспериментальной музыкой – не самая легкая штука. Это занимает кучу времени и практически не приносит денег. Нужно очень сильно любить музыку и поиски нового, чтобы этим заниматься. Кроме того, сейчас в принципе очень большая конкуренция с музыкантами более массового формата.

Порог вхождения в профессию настолько снизился, что делать это может практически каждый. Раньше очень многие останавливались на полпути, понимая, насколько сильно нужно вложиться, чтобы стать профессиональным музыкантом. До цели доходили лишь немногие. Сегодня для написания музыки достаточно иметь ноутбук, поэтому в нашей среде очень много музыкантов, работающих на массовый спрос, – они востребованы среди широкой публики и им эксперименты не нужны. Настоящие экспериментаторы остаются в меньшинстве, поскольку конкурировать с этим слоем очень сложно.



– Получается, что главная проблема связана с культурой музыкального потребления?

– Скорее с общим развитием культуры и потребностями людей. Мне кажется, чтобы думать о духовном, нужна благоприятная обстановка. Люди с кучей бытовых и других проблем просто не находят в себе сил на всякое высокое искусство – им проще быстренько переключиться на что-нибудь легкое, чтобы просто расслабиться и отдохнуть от тяжелой недели, чем тратить время и моральные силы на походы по театрам и концертам экспериментальных исполнителей. Но я бы хотел, чтобы моя музыка была сравнима с походом в театр. Другое дело, что массовым такое творчество сможет стать только тогда, когда у людей будет возможность открыться к восприятию экспериментальной музыки.

Фото предоставлено менеджером артиста

– Как сильно меняются ваши собственные идеи в процессе работы с людьми?

– Наверное, я все-таки диктатор. Бывает такое: "Хочу и все!". Однако диалог с людьми для меня очень важен. Рабочий процесс возможен только тогда, когда у твоего союзника горят глаза и он действительно вовлечен в твои идеи. Бессмысленно заставлять кого-то что-то делать, спорить или искать компромиссы – лучше вдохновлять людей своим творчеством, чтобы они сами захотели внести в него частичку своего внутреннего мира. А идеи же нам удается успешно реализовать совместными усилиями.

“Иногда мне нужно сосредоточиться и остаться один на один со своим внутренним”

– Многим необходимо одиночество, чтобы творить. А вам?

– Конечно, есть и интимная часть процесса, когда ты сидишь в студии и хочешь, чтобы тебя никто не отвлекал. Иногда мне нужно сосредоточиться и остаться один на один со своим внутренним. Но это касается только некоторых частей работы над альбомом. В целом, коллаборация и просто общение с людьми рано или поздно отразятся в музыкальной составляющей. Как я уже говорил, музыка – это зеркало не только моего внутреннего, но и всего окружающего мира, включая людей.

– Как вы считаете, диджей и музыкант – это принципиально разные вещи?

– Музыкант – это создатель. Диджей тоже создает, но он это делает по-другому: как некий повар, который делает вкусный микс из определенных ингредиентов. Это разный подход. Не каждый хороший диджей может быть хорошим музыкантом, и наоборот. Диск-жокей должен чувствовать настроение публики и постоянно поддерживать с ней контакт. Для музыканта этого не обязательно – он может выйти на сцену с каменным лицом и быть органичным, потому что у него такой образ, такая артистическая позиция. Обе профессии нужны, обе профессии важны.



– А сами себя вы больше относите к диджеям или музыкантам?

– Я музыкант. Когда меня называют диджеем, я поправляю. Но часть диск-жокейства – желание покопаться в пластинках и собрать много разной интересной музыки – во мне все-таки присутствует.

– Традиционный вопрос-просьба: что бы вы хотели пожелать молодым музыкантам

– Никогда не останавливайтесь! Если у вас возникают мысли, что "что-то не то", лучше меняйте профессию. Вы не сможете жить без музыки, если это действительно ваше.

Спецпроект "Делитесь музыкой"

Редакция m24.ru запустила специальный проект "Делитесь музыкой", чтобы помочь молодым музыкантам найти новых слушателей. Если у вас есть такие знакомые или вы сами экспериментируете с музыкой, поделитесь с нами. Присылайте на почтовый адрес yourmusic@m24.ru:

  • название группы или исполнителя;
  • контакты для связи;
  • ссылку, по которой можно послушать эту музыку.


Кураторы проекта внимательно изучат все письма и свяжутся с избранными, чтобы записать интервью. Пока вы думаете, почитайте наши предыдущие беседы с молодыми музыкантами. Теперь по понедельникам!


Маргарита Маслова

Программа реновации жилья
"Моя улица": всё о программе благоустройства столичных улиц — в специальном проекте M24.ru

Обратная связь закрыть

Если вы хотите поделиться информацией с другими посетителями — регистрируйтесь и обсуждайте новости в нашей социальной сети!

Если вы хотите пожаловаться на то, что мы неправильно склоняем географические названия, прочтите, пожалуйста, этот текст.

Форма обратной связи

Отправить

Ошибка на сайте закрыть

Форма Отправки ошибки на сайте

Отправить

Информация о мероприятии закрыть

Мероприятия закрыть