"Мужчина и женщины": о любви и смерти с юмором

Фото: пресс-служба театра имени Станиславского

Накануне в театре имени Станиславского прошел показ юбилейного 200-го спектакля "Мужчина и женщины" по произведению Алена Рейно-Фуртона. Премьера состоялась осенью 2005 года, когда в театре фактически отсутствовал художественный руководитель. Однако, несмотря на все препоны, легкая французская комедия на сцене прижилась и продолжает собирать полные зрительные залы.

Одних привлекает контраст характерных персонажей: находчивой жрицы любви Кати, скромного пенсионера Амедея, колоритного туземца из Африки и почтенного святого отца. Других – калейдоскоп событий и острота сюжетного повествования.

История в интерпретации постановщика Артура Офенгейма (он же сценограф, костюмер и музыкальный оформитель) вряд ли претендует на достоверность изложенных в ней фактов. Да зритель того и не требует – разглядывает одряхлевшую от времени комнату, улыбается шуткам актеров, ждет сюрпризов.

При этом каждый в зале буквально с первых минут начинает искренне и всем сердцем сопереживать главному герою – бывшему учителю французской словесности, интеллектуалу и домоседу Амедею. Он тих и умиротворен, на досуге смотрит телевизор, разгадывает кроссворды, печет торты, а еще злоупотребляет причастными и деепричастными оборотами из-за детской психологической травмы.

Фото: Сергей Тупталов

Но однажды ночью жизнь почтенного мужчины круто меняет представительница древнейшей профессии по имени Катя, которую добродушный Амедей ненароком спасает от беды на одной из городских улиц. События разворачиваются со стремительностью и пародией на детектив. Случайное убийство сутенера Кати и африканского гостя Бамумболло приписывают ни в чем не повинному пенсионеру. И вот он уже не бывший педагог Амедей, а криминальный авторитет Амед, перед которым трепещут от страха все окрестные бандиты.

При содействии Кати скромная обитель уважаемого француза превращается в дом терпимости: на втором этаже снимают комнаты "студентки" Кики и Белоснежка, а в гостиной частенько засиживается "друг семьи" – мелкий жулик по кличке Деде. Декорации словно визуализируют изменения характеров главных героев. Громоздкий буфет и фотографии на стенах уступают место новым деталям интерьера, а тускло-коричневые стены приобретают смелый розовый окрас.

Не в силах сопротивляться заманчивым финансовым перспективам, которые открывает перед ним Катя, Амедей незаметно превращается в расчетливого "коммерсанта", не теряющего при этом своего обаятельно простодушия и способности витиевато сплетать слова в мудреные фразы.

Метаморфозы не радикальны. Режиссер оставляет героям право вернуться к истокам, вспомнить привычное старое, не замутненное налетом алчности и порока. Возможно, именно поэтому часть комнаты все еще имеет прежний облик, живо контрастируя с безликим осовремененным пространством.

Фото: Сергей Тупталов

"Я полюбил Амедея, все готов ему прощать. По-своему он положительный персонаж. А еще для наших героев, для всех и каждого, в любом возрасте важно желание любить", - оправдывает своего персонажа заслуженный артист России Александр Пантелеев.

Да, любви на сцене с избытком. В гости к "студенткам" захаживают друзья, а между Катей и Амедеем то и дело вспыхивают искры. Чувства обоим в новинку. Она не привыкла к мужской искренности, а он 30 лет был женат на женщине, которая "из всех семейных радостей признавала лишь суфле".

Но любовь творит чудеса. Катя, сняв парик и красные сапоги, освоит союзы причинно-следственной связи. Амедей же, избавившись от привычки считать деньги, наконец решится сделать девушке предложение.

Только перед этим героям предстоит совершить множество безумств: сбить с пути истины священника Жозефа, утопить Деде и спрятать труп игрока в карты в своем сундуке.

"Это игра во французскую жизнь и все, связанные с ней нелепые положения. И мне бы хотелось, чтобы публика воспринимала мою героиню очаровательной, милой женщиной, попавшей в нелегкую ситуацию. Мы рассказываем трогательную и забавную историю про любовь двух разных людей", - отмечает исполнительница роли Кати Людмила Халилуллина.

Фото: Сергей Тупталов

Последние минуты финальной сцены пропитаны сентиментальностью: Амедей и Катя слились в страстном объятии, Деде таки выбрался живым и невредимым из Сены, а Кики улетает знакомиться с матерью жениха. Так и хочется добавить немного дегтя в бочку меда. И режиссер добавляет – из сундука, где спрятан мертвец, неожиданно доносится явственный настойчивый стук. Герои встрепенулись и приготовились к новому витку событий. Еще мгновение и на сцене появится… Но, кажется, это уже история для другого спектакля.

Подготовила Алла Панасенко

Материалы по тегам

Яндекс.Метрика