20 августа, 2013

Гитарист "КиШ" Александр Леонтьев о "Северном флоте" и Горшеневе

В ночь с 18 на 19 июля в Санкт-Петербурге скончался вокалист группы "Король и шут" Михаил Горшенев, более известный как Горшок. Это известие застало врасплох тысячи фанатов. Культовая группа только в начале июля выступила на "Нашествии", а 20-го числа у них был запланирован концерт в "Зеленом театре". Впереди было и возобновление репетиций зонг-оперы TODD, и новые проекты, и, в конце концов, 40-летие Михаила, до которого он не дожил буквально месяц.

Группа "Король и шут" – это отдельная веха в истории отечественной рок-музыки, и сейчас она подошла к завершению. Недавно музыканты "Короля и шута" объявили, что дадут серию концертов, во время которых попрощаются не только с Михаилом, но и со зрителями. Больше под этим названием на сцену они не выйдут.

Михаил Горшенев. Фото: ИТАР-ТАСС

Однако играть вместе продолжат, но уже как группа "Северный флот" – в честь одноименной песни Михаила Горшенева.

О том, как музыканты пришли к такому решению и каким им запомнился Михаил Горшенев – в интервью сетевому изданию М24.ru рассказал гитарист и новый голос "Короля и шута" Александр Леонтьев.

– Главный вопрос, как вы пришли к идее создания новой группы – "Северного флота"?

– Через день или два после того, как у нас случилась беда, мы вспомнили об оставшемся материале. Паша, наш клавишник, сказал, что его необходимо доделать. Через какое-то время я уехал в Москву, но понял, что чисто физически не в состоянии расстаться с ребятами. Понял, если мы сейчас разбежимся, то это навсегда. Приехал обратно в Питер, сели с ребятами, поговорили и пришли к выводу, что какое-то время нам нужно поиграть вместе.

Люди начали спрашивать, что будет дальше. Кто-то подходил и говорил: "Как же так! Вы вкалывали на бренд 20 лет! Оставайтесь!". Но это невозможно. По многим причинам, но главное – это некрасиво. Миха – это "Король и шут". И Андрюха – "Король и шут". Это все.

В любом случае, мы решили, что будем играть, но как и что – не знали. Некоторое время назад Миха написал песню "Северный флот", это была абсолютно его тема. Нам виделась ватага викингов на драккаре. Поэтому мы и взяли такое название, хотя других вариантов и не было. Можно расценивать его как трибьют или общую оценку ситуации.

Ватага, потеряв предводителя, не разбегается по хибарам, где остается ждать старости. Она продолжает.

Фото: ИТАР-ТАСС

– Расскажите тогда о прощальном туре "Короля и шута".

– Изначально мы думали дать один-два концерта в Москве и Питере, но плавно эта идея переросла во что-то большее.

Ни для кого не секрет, что группа "Король и шут" была гастрольной. Огромное количество людей ходили на нас по семь или восемь раз, во многих городах России мы также были не единожды. Это целый пласт, целая жизнь. С этими людьми нам и хочется попрощаться. Вместе проводить Миху, отпустить все это, достойно спеть то, что мы можем спеть. Это гигантская работа. Будет тяжело.

– И о начале "Северного флота". Когда нам ждать новый материал?

– К новому году тур "Короля и шута" будет окончен навсегда. Мы станем "Северным флотом". Я не могу сказать, когда будут первые концерты. Планируется, что параллельно с гастролями мы будем работать над новым материалом, готовить программу. Быть может, выпустим сингл. Мы, если честно, об этом пока не думали. У нас нет бизнес-проекта. Не до этого сейчас. Мы просто занимаемся музыкой.

– Андрей "Князь" Князев не пожелал к вам присоединиться? Быть может, помочь.

– Князь пока не высказал такого желания. Как бы сказать, мы пока приняли решение продолжать. Естественно, с Андреем мы не советовались в этом плане. У него отдельный проект и свои задумки, мы это понимаем. Он с головой окунулся в это. У него свои гастроли, свои ребята.

Однозначно могу сказать, все мы, естественно, не будем против любого диалога с ним. Если Андрей захочет отыграть прощальный тур, например. Но нужно понимать, что у Князя свой запланированный гастрольный график. А то представьте ситуацию: в одном городе мы выступаем с Андреем, если он изъявит волю, а в другом городе уже без него! Это будет странно выглядеть.

Раз прощальный тур, то пусть он будет в едином ключе. Иначе это некрасиво и неуважительно. Именно поэтому мы пока отказались и от приглашенных вокалистов. Будем справляться своими силами.

Михаил Горшенев. Фото: ИТАР-ТАСС

– Многих фанатов волнует вопрос лирики "Северного флота". Какой она будет? Это второй "Король и шут" или что-то совершенно новое?

– Нас сейчас пятеро, все вопросы решаем мы сами. Пока получается так, что написание материала на мне. Если получится писать тексты, то буду сам. Если нет, то мы, возможно, будем сотрудничать с людьми, с которыми работали в зонг-опере TODD. Либретто Тодда и песни они как раз писали.

Создать второй "Король и шут" невозможно. По многим причинам. Есть такой человек, как Андрей Князев, то есть поэт, который создал эту тему. Дело не в том, что нам не хотелось бы подражать. Это просто невозможно! Он уникальный поэт. У него своя подача, мир. Я видел подражания, но их даже пародиями не назовешь – это абсолютно не то. Как рыбу и птицу сравнивать. Так, как он писал, никто не напишет.

– Значит, сказок уже не будет?

– В "Северном флоте" сказок пока не будет, а там посмотрим. Да и Миха от этого планировал отходить. Если честно, то не знаю, что получится.

Могу гарантировать одно – музыка будет от всего сердца. Если получится красиво, то издадим. В стилистические рамки загонять группу я не хочу. В нашем возрасте уже понимаешь, что уповать на что-либо бессмысленно.

Делаешь, как надо, а дальше два варианта – либо выйдет, либо нет. Потом ты поймешь, стоишь ли чего-нибудь.

2011 год. Фото: korol-i-shut.ru

– В одном из последних интервью Андрей Князев сказал, что Михаилу всегда было 25, что он мысленно жил в 80-х. Каким он запомнился вам?

- Подчеркиваю, слова Андрея – правда. В последнее время они с Михой не общались, так уж получилось. Но какое-то время были очень близки – дружили, творили вместе. Также Андрей очень восприимчивый к людям человек.

Говоря о себе… в последние годы мы с Михой сильно сблизились. До этого такого не было. Когда я вернулся в группу в последний раз, то подчеркнул, что не буду занимать место Князя – это невозможно. Но Миха видел во мне подмогу. За эти годы он просто отвык быть без "второго пилота", без опоры. Я узнал его гораздо ближе.

Знаете, он постоянно носил маски. На людях был, с одной стороны, самоуверенным, но с другой – замкнутым, закомплексованным. Он стеснялся новых людей, трудно подпускал к себе и, как правило, в таких ситуациях надевал маску "Горшка". Если в двух словах, то Миха был стеснительным и добрым парнем.

Образ жизни предполагал какой-то вечный угар, который иногда продолжался месяцами. Это сажало и здоровье, и психику. Не только ему, но и всем. Когда же он был собой, не в угаре, - это был дичайше добрый человек с абсолютно справедливым восприятием мира.

Он терпеть не мог какие-то заскоки. Окружающие делали из него кумира и звезду, но он этим не заболел. Никого не обижал. Был правильным и добрым. Человек, который видел Миху не в угаре и видел его глаза, никогда их не забудет. У него глаза были такие же, как на детских фотографиях - ребячьи, мальчишеские. Без тени негатива.

Я какое-то время называл его Га-Ноцри. У нас внутри группы были кодовые имена. Для всех – Горшок, а мы его называли Гаврилой, еще как-то, а я его называл Га-Ноцри. Иисус, вот и все.

Виктория Сальникова

Читайте также

Яндекс.Метрика