Москва 24

Культура

20 апреля, 2015

Томми Эммануэль - о русских гастролях, виниле и любимой музыке

Томми Эммануэль

Австралийский гитарист-виртуоз Томми Эммануэль стоит на современной музыкальной сцене особняком. Не имея музыкального образования и даже — по его словам — не зная нот, он сначала стал одним из самых востребованных в Австралии сессионных музыкантов, затем, начав сольную карьеру, покорил весь мир. Он выступает один, благодаря уникальной авторской технике становясь и солистом, и аккомпаниатором; помимо гитары играет на банджо, мандолине, ударных инструментах и иногда поет. Томми выпустил 16 сольных альбомов, был награжден множеством локальных призов и дважды номинирован на премию “Грэмми”.

В преддверии российского гастрольного тура корреспондент M24.ru позвонил музыканту в Лондон.


- О, звонок из России! Знаете, я никогда не забуду свои первые русские гастроли. Тогда я не представлял, что вы знаете мою музыку, мало что знал о вашей стране. И был невероятно удивлен тем, как открыто меня слушали, как щедро мне аплодировали, и было видно, что это совершенно искренне.

-​ Вас и правда знали — я сам, работая на радио, нередко включал вашу запись с Четом Аткинсом (американский кантри-гитарист, кумир юного Томми Эммануэля. - Ред.).

- Правда? Чет был бы вам благодарен за это. Он был великий учитель, большой мастер, великий музыкант, Наставник с большой буквы Н. Он очень многому меня научил, и прежде всего тому, что свои границы ты определяешь сам. При этом он был джентльмен старой школы, невероятно консервативный в частностях, но совершенно открытый в главном.


-​ Его воспринимали у нас как кантри-музыканта, а он, как мне кажется, был явлением куда большим...

-​ Другое поколение, понимаете. Не можем мы судить о его музыке по своим критериям. Я для 20-летних и сам уже давно старикан и понимаю теперь, как на меня смотрел Чет — снисходительно, конечно. Но он был добр и умел слышать других, у него была щедрая душа. Да, конечно, он шел от кантри – но и Бах, и The Beatles были для него равны, по крайней мере он играл их с одинаковым почтением.

-​ Расскажите о вашей совместной работе.

- Я был потрясен, когда получилось записаться с Четом. Тогда ему часто приходилось играть под запрограммированный аккомпанемент, а я настоял, что все должно быть по-старинке, вживую, сам сыграл на бас-гитаре – в общем, постарался, чтобы все звучало классно. По-моему, так и получилось. Это, кстати, практически последняя запись Чета. Ему тогда было 73 года.


- Вы много работали как сессионный музыкант до того, как стали сольным артистом. Расскажите об этом.

- Я вообще изначально хотел стать именно студийным музыкантом, это была моя мечта. И в конце концов я уехал в Сидней, работал в студии с сотнями музыкантов и групп. В студийной работе есть большая мудрость и польза, ты приобретаешь невероятный опыт, ты играешь с разными людьми и у каждого учишься чему-то. Поначалу было непросто, потому что я самоучка, нот не читаю, – но потом все пошло на лад: мои идеи, моя техника и мастерство устраивали всех. Я работал в основном в Австралии, редко — в США, однажды работал с Дэйви Джонсом из The Monkees, работал с Men At Work, Air Supply, и это было здорово. Но есть у студийной работы и другая сторона: ты выполняешь желания заказчика, твое мнение никого не интересует, таковы правила игры. И поэтому сегодня рок, завтра кантри, послезавтра хэви-метал... Так что есть плюсы, есть и минусы. Придут, например, скажут: играй как Стив Хау (гитарист группы Yes. - Ред.) или, наоборот, как Эрл Клюг (американский гитарист, работающий в жанре кроссовер и смус-джаз. - Ред.) - приходится имитировать стиль. Что поделаешь, такая работа.

-​ Когда вы начинали сольную карьеру, вы четко понимали, чего хотите?

- Конечно. Я хотел выступать на сцене с собственными композициями, хотел сочинять свою музыку, хотел исполнять нравящиеся мне чужие вещи. Один.


-​ А почему один? Почему не окружить себя группой?

-​ Моя техника, которая к тому времени уже была отработана во многом, позволяла мне понимать, что я вполне обойдусь без подельников. И это давало мне невероятный уровень свободы. Я один могу вести и сольную партию, и аккомпанемент, и много чего еще!

-​ И вот с тех пор вы выходите на сцену – перед разными аудиториями, большими и малыми, – в одиночестве? Вы привыкли? Что вы чувствуете, играя? Власть над публикой?

- Наверное, к этому привыкнуть нельзя... Да нет, какая власть, о чем вы. Я чувствую прежде всего ответственность. Все эти люди пришли сюда, чтобы послушать меня, и я не имею права их разочаровать, подвести, дать им обмануться в выборе... Вот примерно так.

-​ Вам знакомо имя Алексея Архиповского?

-​ О да! Это же ваш знаменитый виртуоз-балалаечник! Я знаю, почему вы спрашиваете! Это из-за того нашего совместного ролика, да? Я видел, он страшно популярен на YouTube. Дело было так: Алексей, как и я, выступал в программе фестиваля “Мамакабо”, я видел его программу и был невероятно впечатлен. За кулисами я попросил нашего общего друга Тимура Ведерникова помочь мне с общением: я не знаю русского, а Алексей не говорит по-английски, но мне ужасно хотелось попробовать с ним сыграть. Ну и получилось то, что получилось, – мы сыграли “Турецкий марш” Моцарта. По-моему, всем понравилось, в том числе и Архиповскому. А я был в полном восторге. Алексей – очень большой музыкант, ваша гордость.


-​ Что вы слушаете ради собственного удовольствия?

-​ О, самую разную музыку. Вот, например, вчерашний-сегодняшний день... Сперва был Стиви Уандер, потом я слушал Nine Inch Nails, а вечером я ехал в машине, за рулем, и по радио поймал очень интересную программу о том, как в одном госпитале лечат ментальных больных музыкой – вот это, наверное, было самое интересное. Я тут же задумался, подошла бы для лечения моя музыка, но так пока и не решил, да или нет.

-​ А какому носителю вы отдаете предпочтение? МP3, компакт-диски, может быть, виниловые грампластинки?

-​ Знаете, я ведь не коллекционер. Конечно, у меня есть какое-то количество компактов, у меня с собой iPod с музыкой в формате MP3, но я не могу отдать предпочтение чему-то конкретному. Хотя, если честно, винил до сих пор мне нравится больше всего!

- Во время российских гастролей вы много ездите по провинциальным городам, тогда как ваши коллеги зачастую ограничиваются только крупными городами, а то и обоими столицами...

-​ О, я очень люблю играть в местах, где меня совсем не знают! Это как проверка: смогу ли я завоевать симпатии людей, которые ничего про меня не знают? И потом, это невероятно интересно. Гастрольный ритм непрост, увидеть много никогда не удается, да и сам я не записной путешественник, не охотник до достопримечательностей, но, играя в небольших городах, в глубинке, понимаешь, что Россия куда разнообразней и интересней, чем только Москва и Санкт-Петербург.

Концерт Томми Эммануэля состоится 21 апреля в “Крокус Сити Холле”.

Сюжет: Персоны
закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика