05 сентября, 2013

Актриса и режиссер Евгения Дмитриева о спектакле "Зойкина квартира"

Поделиться в социальных сетях:

Евгения Дмитриева. Фото: PR-служба актрисы

В середине сентября в Доме Высоцкого на Таганке состоится премьера спектакля "Зойкина квартира" по одноименному произведению Михаила Булгакова. Режиссер действия – актриса театра и кино, преподаватель Школы-студии МХАТ Евгения Дмитриева.

Мы узнали у Евгении о том, как рождался спектакль, и почему герои, созданные в воображении автора, на сцене начинают вести себя непредсказуемо.

- Евгения, "Зойкина квартира" - это ваш дебют на режиссерском поприще?

- Не совсем. В основном я делала спектакли со студентами. "Зойкина квартира" - последний или крайний, как говорят в кино, который был поставлен. Это дипломный спектакль Щепкинского училища. Мы доработали действие и готовы играть в качестве самостоятельного произведения.

- "Зойкину квартиру" в московских театрах ставят часто. Почему вы выбрали именно эту пьесу?

- Корни спектакля – в институте, а там ты выбираешь не по тому, что ты хочешь делать, а по тому, какие у тебя есть артисты. К сожалению, режиссеры в театрах об этом иногда забывают. Я вдруг увидела в ребятах персонажей "Зойкиной квартиры". Пьеса очень временнАя – в Москве жилищный кризис, люди стремятся убежать из страны. Мы убрали всю историю КГБ. И от этого пьеса совершенно не пострадала. Наоборот, стала более современно звучащей.

- Расскажите немного о задействованных в спектакле актерах.

- Зойку играет начинающая молодая артистка театра "Современник" Анна Шевчук. Аметистова – замечательный парень Юра Борисов, актер театра "Сатирикон". Манюшки - Дарья Мельникова и Викторя Соловьева, которая сыграла главную роль у Никиты Михалкова в "Солнечном ударе". Алла Вадимовна – Полина Одинцова, артистка ТЮЗа. Мои друзья Коля Сирин и Алексей Кабешев, организовавшую творческое объединение PenguinsGang, дали спектаклю новую жизнь.

- Историю с КГБ из сценария вы убрали. А сдобрен ли спектакль современными реалиями?

- Жанр "Зойкиной квартиры" абсолютно совпал с сегодняшним временем, которое можно определить как трагифарс. Только и остается, что хохотать над какими-то событиями. Этот спектакль – скорее возврат к старому. Работая над постановкой, я находилась под впечатлением от "Пяти вечеров" Виктора Рыжакова. Когда-то Петр Наумович назвал этот спектакль «драматической Пиной Бауш». А многие говорили, что это возврат к Мейерхольду. Наверное, потому, что я не придумываю нового, я не рвусь в режиссуру.

- Как выбирали площадку для "Зойкиной квартиры"?

- Спектакль камерный. Поэтому нам нужно было найти небольшую сцену. Площадка Центра Высоцкого отличается спектаклями-поисками. Здесь можно увидеть работы молодых режиссеров и актеров. А среди зрителей – очень интересная публика. Обыватель эту площадку не знает. Он скорее пойдет в центральные театры на Тверской.

- Не планируете больше режиссерских работ?

- Не задумываюсь над этим. Актер и режиссер – две разные профессии. Я понимаю актеров, которые идут в режиссуру. Им не хватает материалов, ролей и прочего. Но спектакли нужно ставить только, когда не ставить не можешь. Пример тому – "Чайка" Бутусова, которая кричит на сцене.

- А каково было вам в режиссерском амплуа?

- Так как спектакль мы начинали делать в институте, я не знала, во что это выльется. Первые репетиции и то, что получилось в итоге, - это небо и земля. Фактически наша "Зойкина квартира" сформировалась за последние три недели. До этого был поиск. Это как коробочка с персонажами в булгаковском "Театральном романе". Ты придумал персонажей, а они вдруг начали жить самостоятельно.

- Над какими проектами работали помимо "Зойкиной квартиры"?

- За лето было два интересных проекта. Один из них носит рабочее название "Прощай, любимая". Это телефильм из восьми серий Алены Звонцовой. Сценарий фантастический. Это фантастический триллер. Раньше никогда не играла таких ролей. Сериал выйдет на Первом канале. Второй проект – с Леонидом Мазором, я играю главную роль в лирической комедии "Виолетта из Атамановки". Со мной работают замечательные партнеры: Володя Виноградов, Сережа Шнырев, Миша Горевой.

- Какие ваши любимые театры в Москве?

- Любимым у меня был театр Петра Фоменко. При жизни Петра Наумовича это было какое-то сумасшествие для всей Москвы. Сейчас потрясением для меня стали работы Юрия Бутусова, Саши Урсуляк. Один из лучших для меня спектаклей – "Чайка".

- Какой жанр вам ближе всего?

- Я – клоун. Мне интересен "дурацкий театр Полины Огуреевой". Раньше у меня не было ролей, в которых приходилось действовать только мыслью. Поэтому, работая с Аленой Звонцовой, я прислушивалась к каждому ее слову.

- В свое время вы пробовались на роль Марины Цветаевой в фильме "Зеркала", показ которого состоялся на днях в рамках фестиваля отечественного кино "Московская премьера". Тогда вы отмечали эмоциональную связь с творчеством поэтессы.

- Мне близок скорее не ее образ. Цветаева – сложная женщина. Я не дотягиваю до ее высот. Мне близок тот рваный ритм внутренней жизни, который прослеживается в ее стихах. Он присутствует и во мне, иногда доставляя много хлопот и мучений.

- Евгения, вам не тяжело совмещать преподавательскую и актерскую деятельность?

- Очень тяжело. Я даже хотела уйти в академический отпуск, но поступило предложение от МХАТ и Константина Райкина, который позвал преподавать в свою школу. Я перешла из Щепкинского училища в Школу-студию МХАТ.

- И какие они, ваши сегодняшние ученики?

- Чувственности им не хватает. Мы много чего не умели, но могли плакать над чем-то. В наше время не стыдно было ходить в юбке, которую ты сшила сама. А сейчас это совсем неприлично, если ты не можешь заработать в каком-нибудь сериале. Это какие-то американизированные ребята. А хочется, чтобы они могли заплакать над "Белый Бим Черное ухо".

Алла Панасенко

Сюжет: Взгляды

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика