Москва 24

Город

27 ноября 2018, 00:04

Главная / Истории /

Один день из жизни полицейского кинолога

Кинологи и кино: мифы и правда о жизни полицейского кинолога и четвероногих сотрудников

О том, почему служебной собаке не нужен бронежилет, чем кинологи заменяют наркотики и взрывчатку для тренировок, а также можно ли общаться с псом без слов – читайте в материале специального корреспондента портала Москва 24 Виталия Воловатова.

Первый снег местами прикрыл все еще зеленые газоны, поддувает ветер, все уже явственно намекает на то, что скоро Новый год. Солнышко ситуацию спасает – но не особо. Может ли кто-то радоваться этой погоде?

Служебные собаки Центра кинологической службы УВД по ЗАО. Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

Мы с фотографом подходим к УВД по ЗАО. Высокое здание, длинный забор и два КПП. Интересно, который нужен нам? Пока я вожу замерзшим пальцем по экрану смартфона, Антон склоняет голову набок, а потом уверенно идет направо. Теперь я тоже слышу заливистый собачий лай.

Мы прошли на огороженную территорию. Путь к крыльцу местного кинологического центра пролегает мимо вольеров – нас встречает многоголосый лай и множество умных глаз, которые внимательно следят за каждым нашим движением. Ветер приносит едва уловимый аромат влажной подмерзшей травы – базу кинологов отнесли вглубь территории УВД, где за забором находится большая площадка для выгула и тренировки собак.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

На пороге появляется невысокая женщина в пятнистом сине-сером бушлате. Она ставит на асфальт охапку абсолютно одинаковых спортивных сумок "а-ля 90-е", после чего изучающе смотрит на нас. Это – младший инспектор-кинолог, прапорщик полиции Нина Шапранова. Следом за ней вышел старший прапорщик полиции Павел Шабанов – крупный мужчина со шрамами на лице. В зимней униформе он похож на медведя: такой же большой и грозный. Интересно, кто из них – наш сегодняшний герой?

Собачья специализация

Проходим в кабинет командира. Начальник центра кинологической службы УВД по ЗАО подполковник полиции Александр Воздвиженский уже около 10 лет руководит кинологическим подразделением УВД по ЗАО. Он отлично разбирается во всех тонкостях разведения, отбора, подготовки и применения служебных собак. От него мы узнали много интересных моментов. А еще я понял, что герой у меня сегодня будет не один…

Просто невозможно показать будни кинолога на примере одного человека с одной собакой. Начать хотя бы с того, что у одного полицейского может быть несколько собак – регламентируется тут все только здравым смыслом и эффективностью. Как правило, кинологи ограничиваются тремя-четырьмя мохнатыми подопечными: одна-две собаки несут службу, одна – готовится сдать экзамены и еще одна – подрастает.

Начальник центра кинологической службы УВД по ЗАО подполковник полиции Александр Воздвиженский. Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

Подполковник Воздвиженский собирает в папку бумаги, а исписанные стикеры – в кожаный ежедневник. В общем, наводит порядок. Конечно, нет ничего предосудительного в том, что у человека, который занят серьезной работой, стол завален различными бумагами и записками – так и должно быть. Но порядок в правоохранительных органах – превыше всего! А может, там есть данные, которые не для чужих глаз. Под столом гудит компьютер, донося аромат подогретого воздуха.

"Сейчас у нас в центре 40 собак. В основном, это немецкие овчарки, но есть еще малинуа и ротвейлер. Это и взрослые собаки, которые уже несут службу, и молодняк, которому лишь предстоит сдать экзамены", – рассказал он.

Готовить служебных собак начинают с полуторалетнего возраста, однако некоторые щенки могут попасть в "школу при колледже" уже с восьми месяцев. Здесь, как и у людей: бывают более или менее талантливые кандидаты. Но даже в этом случае к серьезным тренировкам и профессиональному обучению четвероногий кадет приступит лишь по достижении полутора лет. До этого полицейские будут присматриваться к нему и постепенно приучать к мысли, что теперь на его плечи ляжет крайне тяжелая и ответственная задача – охранять закон.

Александр Воздвиженский. Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

Обучение тоже можно сравнить с подготовкой полицейских-людей: у служебных собак есть своя "строевая подготовка" ("Рядом!", "Сидеть!", "Лежать!" и прочие основные команды), кроссы и полоса препятствий, а также рукопашный бой. Или зубопашный? В общем, сражение с условным противником. До недавнего времени этого требовали только от конвойных собак, но теперь распространили норму на все специальности.

Кстати, о специальностях. Их можно разделить на три направления: собаки бывают поисковые, следовые и конвойные. Соответственно, в задачу поисковых входит обнаружение наркотиков или взрывчатки, следовые должны преследовать злоумышленника и находить вещи, которые он выбросил. Ну а конвойные – охраняют заключенных при перевозке в суд или к местам лишения свободы.

"Животные служат до восьми лет, потом каждый год мы их проверяем: смотрим, выполняют ли они положенные нормативы, справляются ли со своей специализацией. И если все хорошо – то оставляем на службе. Но если видим, что собака устала, у нее перестало получаться – отправляем на заслуженную пенсию. А бывает и так, что через два-три года собака становится вялой, нет блеска в глазах. Эмоциональное выгорание, все как у людей", – поясняет Александр Воздвиженский.

Собаку, которая вышла на заслуженный отдых, отправляют в специальные приюты. Или же кинолог может оставить ее у себя (часто именно так и происходит). В любом случае – "своих не бросаем". А пока несут службу, четвероногие полицейские обитают, как правило, на базе. Но могут, опять же, жить у своего инструктора-кинолога.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

График у кинологов сменный, тут может быть "два через два" или "сутки через трое" – в зависимости от необходимости и поставленных задач. Ну и от оперативной обстановки в городе, конечно. В обычные спокойные дни на дежурстве находятся трое инструкторов и, соответственно, в готовности – три собаки: для поиска взрывчатки, для поиска наркотиков и следовая. Нам повезло – мы попали как раз в такое затишье. А бывает и настоящая буря, рассказывает глава кинологического центра УВД ЗАО.

"Помните "эпидемию" телефонного терроризма некоторое время назад? Тогда регулярно поступали сообщения о том, что заложена бомба в одном из ТЦ или другом людном месте. Кинологам приходилось делать иногда по 10 выездов за смену!" – вспоминает он.

Для понимания. Сколько обычно у вас времени уходит на то, чтобы обойти все этажи любимого ТЦ в выходной? А теперь представьте, что вам нужно зайти в каждый магазин, заглянуть в каждый уголок и под каждый стол, осмотреть каждую подсобку и закоулок. И все это нужно делать быстро – потому что в любой момент может прогреметь взрыв. Но при этом нужно быть предельно внимательным – нельзя в спешке пропустить что-то важное. Представили? Умножьте на десять.

С ароматом наркотика

Ну а в обычные, спокойные дни, кинологи большую часть рабочего дня проводят со своими питомцами: кормят, чистят и, конечно, тренируют. Занятия важны не только и даже не столько для поддержания собаки в форме – сколько для укрепления контакта между ней и инструктором. Пес и человек должны быть, что называется, "на одной волне". Должны понимать друг друга без слов, иногда – буквально.

Младший инспектор-кинолог, прапорщик полиции Нина Шапранова и овчарка Рикта. Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

Вот и сейчас подполковник Воздвиженский приглашает нас выйти во двор, где прапорщик полиции Нина Шапранова, которую мы встретили раньше, как раз занимается со своей собакой. Ее овчарка Рикта специализируется на поиске веществ, запрещенных к употреблению на территории РФ. Теперь понятно, для чего нужен был тот ворох спортивных сумок!

Они стоят в ряд на асфальте, только в одной – сверток с опасным зельем. В которой же? У крыльца нетерпеливо сучит лапами служебная собака. Инструктор выжидает, пока фотограф выберет удобную позицию для съемки, а затем отстегивает поводок. Овчарка срывается с места и устремляется вперед. Она заметно нервничает: дергает хвостом, потряхивает головой. Но, тем не менее, с первого раза находит нужную сумку и, как говорят кинологи, "обозначает" ее. То есть, ложится рядом, давая понять, где именно скрыто искомое вещество.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

Нина Шапранова несколько раз повторяет упражнение. Она отводит собаку за угол, потом меняет сумки местами, после чего снова спускает Рикту с поводка. А командир тем временем комментирует работу кинолога и развенчивает некоторые популярные мифы. Так, довольно часто можно встретить заблуждение, что если в сумке у человека есть что-то вкусное (курица-гриль или сало, например), то пес может среагировать и указать на угощение.

"Во-первых, наши собаки всегда сыты – они на специальной диете и питаются исключительно теми кормами, которые мы закупаем. Во-вторых, они приучены брать еду только из рук кинолога. И в-третьих, инструкторы поощряют их за успешно выполненные упражнения нематериальными методами: например, могут дать поиграть с любимой игрушкой. Так что, "шкурный интерес" на выезде исключен", – объясняет Александр Воздвиженский.

В самом деле, прапорщик Шапранова достает из кармана что-то и бросает – Рикта стрелой вытягивается в неимоверном прыжке, ловит это нечто и тут же несется через весь двор, похвастаться перед четвероногими коллегами. Она бегает перед вольерами, подпрыгивает и, наконец, возвращается к инструктору. Теперь мы видим – в зубах у нее мячик на веревочке. Что может быть лучше? А вы говорите про какое-то сало...

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

Но как же собак учат искать нужные вещества? Тут есть еще один распространенный миф. Пожалуй, к нему кинологи относятся наиболее болезненно. Нина Шапранова рассказывает, в чем суть.

"Почему-то все думают, что мы пичкаем собак наркотиками, чтобы они их лучше искали. Во-первых, это противозаконно. Во-вторых, это жестоко. Методика обучения совершенно иная, скажу больше – у нас даже нет наркотиков, поскольку их оборот в России запрещен", – говорит она.

Так в чем же секрет? Специализированная фирма производит для кинологической службы… ароматизаторы с запахами наркотиков и взрывчатки. Полицейские видят недоумение на наших лицах и смеются. Затем Шапранова, с разрешения командира, приносит чемоданчик. В нем – небольшие баночки, как от бабушкиного варенья. А внутри каждой – розовый матерчатый мешочек, пропитанный особым составом, который дает аромат, "идентичный натуральному", но не дает эффекта. Это и есть имитаторы наркотических веществ. Любопытно.

Чемодан с имитаторами запахов наркотических средств и наркотических препаратов. Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин


Тренированная собака может опознать нужный аромат и определить, с какой стороны он исходит. Даже если это тончайший шлейф, теряющийся в толпе. Она сможет найти наркокурьера, а при необходимости – задержать.

Кстати, бронежилет служебным собакам не положен – тут жизнь несколько расходится с западным кинематографом. Впрочем, подполковник Воздвиженский пояснил, что в этом и нет необходимости: броня лишь мешает, делая собаку тяжелее, снижая подвижность. А серьезной защиты все равно не дает. Поэтому собак учат сражаться. Их оружие: скорость, зубы и, чего уж там, фактор страха!

Горячие следы

Вдруг моих ноздрей касается один смутно знакомый запах, отсылающий к воспоминаниям о военных сборах в конце десятого класса. Старая вытертая кожа и ружейная смазка. Оборачиваюсь – старший прапорщик полиции Павел Шабанов ловит мой взгляд и прикрывает кобуру полой бушлата. Он говорит, что теперь настало время его воспитанникам показать себя!

Павел – настоящий ветеран, кинологической службе – сначала милиции, а затем и полиции – он посвятил двадцать лет жизни. Работал на местах всех крупных трагедий конца девяностых в столице, дважды ездил с командировками в Чечню. Тогда он со своим подопечным искал взрывчатку. А последнее время у него следовые собаки. Именно эта специальность – самая сложная в мегаполисе.

Старший прапорщик полиции Павел Шабанов и овчарка Ксанри. Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

В городе множество людей, разных запахов. Сложно преследовать злоумышленника еще и потому, что из любой точки города не так далеко до метро или остановки автобуса. А когда человек садится в транспорт, собака теряет след. Впрочем, кинолог всегда действует в составе оперативно-следственной группы, и благодаря современным техническим средствам, иногда даже малейшего следа бывает достаточно.

"Был случай: квартирная кража, территория ЖК огорожена забором, несколько калиток. Я приехал на место, применил собаку – она взяла след, повела к одному из выходов, потом еще метров двести вне территории комплекса, и там закончила. Следователь посмотрел записи с камер на пути следования собаки и заметил, что в предположительное время кражи несколько человек прошли этим путем и сели в машину там, где собака остановилась. Фактически, собака дала приметы и номера машины", – вспоминает Павел Шабанов.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

Он выводит из вольера свою овчарку Ксанри и пускает на площадку размяться. Она, конечно, первым делом несется к ближайшим вольерам и начинает дразнить сородичей – те отвечают заливистым лаем. Похоже, им даже в такую погоду нравится гулять, бегать и прыгать. Энтузиазм просто поражает! А кинолог тем временем говорит, что самое сложное в работе – для человека.

"С собакой надо работать душой. Важно найти с ней контакт", – объясняет он.

Ксанри и ее "коллеги". Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

Наладить взаимоотношения с собакой помогают тренировки. Собаки в чем-то похожи на детей: даже опытная Ксанри поведением напоминает подростка, который хвастается товарищам, что его выпустили погулять, пока все сидят за уроками. Поэтому важно соблюдать баланс между обучением и игрой. Но если все сделать правильно – собака будет понимать своего инструктора без слов. Буквально.

"Был случай: сообщили о минировании школы, я выехал на место. Там срочная эвакуация, паника, работать надо быстро. Я применил собаку – а это был еще мой старый пес – и пока работали, я не сказал ни единого слова. Лишь иногда делал еле заметные со стороны жесты. Но собака была опытная, и она хорошо чувствовала меня – поэтому мы отработали качественно. А оперативники потом удивлялись, спрашивали, как я умудрился управлять собакой, ни слова не говоря!" – смеется старший прапорщик полиции.

Ксанри берет след. Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

Разминка закончена, и Павел Шабанов решает показать нам, как именно собака берет след. Для чистоты эксперимента, выходим в "дикую среду", то есть, на улицу. Рядом шумная городская магистраль, гудят машины, снуют люди. Но собака и ухом не ведет – она сидит там, где приказал кинолог и ждет, пока мы спрячем предмет. Возле остановки бросаем на землю сумку, а под нее – носовой платок. Именно его Ксанри предстоит найти.

Собака сучит лапами от нетерпения и порывается вскочить – но остается на месте, повинуясь команде. И вот, время настало! Павел Шабанов указывает на чуть примятую траву и говорит взять след. Собака принюхивается и тут же стартует. Она уверенно идет маршрутом, который недавно проложили мы: по газону, вокруг деревьев, через кусты (мы не хотели облегчать ей задачу). И вот – останавливается у сумки!

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

– И что, куда ты меня привела? – Павел делает вид, что ничего не понимает.

– Гав!

– Что ты этим хочешь сказать? Где оно, покажи!

– Уу! – и собака утыкается носом под сумку.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

Павел Шабанов поднимает ее и извлекает искомый платок. После чего Ксанри радостно устремляется за своим поощрением – мячиком на веревочке, который кинолог запустил через кусты.

"Собака может не только взять след преступника, но и найти вещи, которые он бросил. Важно, чтобы она могла не просто найти – но и показать, где искомый предмет. Такой случай: было совершено убийство на бытовой почве. Один мужчина нанес другому на улице ножевые ранения. Его на месте преступления задержали, но от ножа он успел избавиться. Я туда выехал и применил собаку, и уже через три минуты ножек был найден. Было темно, а он сам был спрятан – я долго приглядывался и смог увидеть лишь самый кончик. Если бы собака не показала – его бы не нашли", – объясняет он.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

Но бывают и нестандартные случаи "применения собаки". Например, такой: на молодую девушку напал неизвестный, он пытался затащить ее в ближайший парк с целью совершения насильственных действий. Однако ей удалось отбиться и убежать. Девушка пришла в отделение полиции, где в тот момент находился Павел Шабанов со своим питомцем. Кинолог увидел шок на лице пострадавшей, почувствовал ее боль и панику. И направил к ней собаку, позволил пообщаться. Такая терапия пошла на пользу: девушка очень быстро успокоилась – собака помогла ей преодолеть эту травму.

Это пример того, как кинолог действует по совести, а не по инструкции.

Прощаемся. Старший прапорщик с собакой идут к своей базе, а нам с фотографом пора возвращаться на свою. Ветер становится сильнее, и погода меняется буквально на глазах. Может быть, в следующий раз пойти в гости к синоптикам?..

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать