"Британцы похожи на нас": как русский язык помог стать подданной королевы Англии

Биг-Бен, Лондонский Тауэр, Вестминстерский дворец, Тауэрский мост и резиденция Елизаветы II в Букингемском дворце – вот, что первое приходит на ум, когда думаешь о Лондоне. Москвичка Виктория Новикова живет в британской столице уже десять лет и знает, что собой представляет жизнь в этом мегаполисе глазами горожанина, а не туриста. Она тот человек, которому знание именно русского языка и способность его преподавать иностранцам дало возможность переехать в Лондон и стать подданной английской королевы.

О том, почему не родившись в Британии нельзя стать настоящим англичанином, для чего лондонцы учат русский язык, и почему им он кажется похожим на китайский, как имперское прошлое России и Англии объединяет наши страны и зачем, живя в эмиграции, важно сохранять свою национальную идентичность, читайте в интервью m24.ru.


Виктория Новикова. Фото: Анастасия Мальцева

О переезде в Лондон, кандидатской диссертации и случайности

Я живу в Лондоне уже почти 10 лет. По профессии я преподаватель русского языка как иностранного, до отъезда я работала в нескольких московских вузах. Я уехала жить в Англию совершенно случайно, у меня никогда не было таких планов. В 2007 году, после того, как я защитила диссертацию, я пару месяцев размышляла, что мне делать дальше. В тот момент я уже шесть лет преподавала в вузе в Москве, после получения степени кандидата наук я получила должность доцента и казалось, что в карьере настал мой потолок – я была на пятнадцать-двадцать лет моложе большинства моих коллег, дальнейшего роста и каких-то перспектив я не видела.

Фото: ТАСС/Анатолий Струнин

И тут довольно неожиданно мне предложили поучаствовать в программе Russian language assistant, которую проводил Британский совет. По этой программе я могла поехать в Лондон на восемь месяцев, работать в школе ассистентом, проводить устные уроки для детей по русскому языку, готовить их к экзаменам и помогать школьным преподавателям. Ассистентов набирали не только в России, но и в Германии, Франции, Италии и многих других странах.

О школах, бюрократии и лицензии на преподавание

Я поехала в Лондон сначала на восемь месяцев. Для меня это была довольно простая работа, потому что там даже не нужно было быть профессиональным преподавателем, от меня только требовалось помогать детям развивать навыки устной речи.

Жизнь в эмиграции

M24.ru продолжает публиковать серию историй горожан, которые решили пожить за границей. Ранее мы рассказали, как отправиться в одиночку в путешествие по Азии и переехать в Индию и устроиться там на работу в международную IT-компанию .


Школа, в которой я работала, находилась на окраине Лондона, и была одной из лучших в стране, специализирующихся на изучении иностранных языков. Работать было интересно, с английскими коллегами и моими учениками сложились хорошие отношения, и я решила узнать о возможностях продления контракта, поговорив с начальством. Директор школы и мой начальник предложили мне приехать еще на год. Сначала, правда, мне пришлось уехать обратно в Москву, чтобы оформить рабочую визу, но осенью 2008 года я вернулась и начала преподавать уже не как ассистент, а как обычный преподаватель.

В Лондоне мне пришлось получить дополнительное образование, которое позволило бы мне работать в школе.

В Британии нет такого понятия как педагогический вуз вообще.

Ты должен сначала получить профильную специальность, а если хочешь преподавать, то должен получить дополнительную специализацию – Qualified Teacher Status. Такое обучение длится от года до двух в зависимости от специальности, возраста и опыта желающих стать школьными учителями.

ТАСС/Barcroft Images/Michael Dunlea

Я училась заочно и параллельно работала. В школе я провела четыре года. Но образовательная политика менялась (в частности, на русский язык стало отводиться меньше часов), в учительской работе оказалось слишком много бюрократии и бумажной работы (я знаю, что на это и российские учителя сейчас жалуются все больше и больше), и я решила снова заняться тем, чем занималась до этого в России – преподаванием русского языка взрослым.

Об экзотике, интересе к России и детях русских эмигрантов

Сейчас я работаю в Центре русского языка, который находится в центре Лондона рядом с Британским музеем. Это частная языковая школа, мои студенты – люди от 18 до 80 лет.

Учат русский язык не только англичане, поскольку в Лондоне живет очень много людей разных национальностей. Я бы разделила своих студентов на три категории. Первая – это те, кому язык нужен для профессиональной деятельности, ведения бизнеса с Россией или с теми странами, в которых большинство говорит на русском языке (Беларусь, Казахстан и другие). Например, я преподавала в русском офисе "Газпрома" и во многих финансовых организациях в Сити.

Фото: ТАСС/PA Images

Вторая категория учеников – это те, кто изучает русский язык для того, чтобы общаться с мужьями, женами, тещами, свекровями, бабушками, дедушками и даже собственными детьми. Есть также дети эмигрантов во втором, третьем поколении, которые по-русски говорят, но плохо, они тоже интересуются своей историей, корнями.

И третья категория – люди, для которых изучение русского – хобби. Кто-то любит просто учиться, кому-то нравятся русский балет или русская литература, для кого-то это просто что-то необычное.

Русский язык в Англии – экзотика, он находится на уровне японского и китайского, только, конечно, изучать его немного проще.

Мне кажется, что везде в мире большой интерес к России есть всегда, порою он положительный, порою – отрицательный. Британцам, безусловно, интересно, что у нас за страна, какие тут люди, чем они живут. В Британии пропагандистское представление о России довольно негативное в последние годы, СМИ часто представляют ее как вражеское или, как минимум, не слишком дружественное Европе и Британии государство, правительство на официальном уровне тоже всякие шпильки вставляет в отношения наших стран.

Обычные британцы к России относятся по-разному. Есть те, кто читает слишком много газет и побаивается нашей страны, они помнят времена холодной войны и то, что Советский Союз был врагом. Образованные и интересующиеся люди часто, наоборот, относятся положительно. В Лондоне живет довольно много русских (и отнюдь не все они олигархи!), к ним все привыкли, на них никто не смотрит косо и мне за десять лет ни разу не пришлось столкнуться ни с какой дискриминацией по национальному признаку.

Об адаптации, еде и ценах на общественный транспорт

Я живу в окружении иностранцев и говорю на иностранных языках с 17 лет (закончила Российский университет дружбы народов), поэтому адаптировалась я к жизни в Лондоне довольно быстро. Да, нужно было привыкать, что общественный транспорт стоит намного дороже, чем в Москве, надо было учиться по-новому платить за коммунальные платежи и понимать очень быстро говорящих лондонцев, но большого дискомфорта мне это не доставляло, я довольно быстро освоилась.

Фото: ТАСС/PA Images

Единственное, к чему нужно было привыкнуть – это к британской еде, узнать, где ее вкусно готовят и где можно пообедать или поужинать за нормальные деньги, а не по туристическим ценам. При желании в Лондоне можно найти и привычную русскую еду, за исключением, пожалуй, "правильного" черного хлеба.

О снобизме, свободе слова и цвете кожи



Британцы в чем-то похожи на нас. Исторически Британия и Россия – две бывшие империи, некоторые замашки и у нас, и у них остались до сих пор.

Например, они тоже иногда свысока взирают на бывшие колонии, как и мы на бывшие республики СССР и так же не слишком любят учить иностранные языки, как и русские.

Лондонцы не снобы, это стереотип. Они вежливые, доброжелательные, корректные, но действительно с незнакомыми людьми предпочитают общаться дистантно.

Англичане очень любят высказывать свое мнение по разным вопросам, от политических до бытовых.

Меня часто спрашивают, чувствую ли я себя в Британии свободнее, чем в России. Я бы не сказала, что есть какие-то особые отличия – по крайней мере, для меня лично. На мой взгляд, свобода слова все-таки идет изнутри у каждого человека, какой бы национальности он ни был и ограничивается она самыми разными обстоятельствами, в частности, знанием своих прав и обязанностей.

Только со стороны может показаться, что в Великобритании больше свободы слова. На самом деле, в России не принято говорить об одном, а в Англии о другом.

Население точно так же критикует правительство, его политику и решения, как и у нас. Но в Британии есть и свои ограничения, например, не принято говорить о цвете кожи, национализме, нетрадиционных отношениях и сексуальных меньшинствах.

О дружбе, финансах и отдыхе

Я переехала жить в Лондон одна. Как оказалось позже, здесь живет моя подруга по университету из России, и мы с ней много общаемся, еще я дружу с коллегами по работе. У меня нет недостатка общения точно, моя работа связана с постоянным говорением, поэтому в выходные я часто предпочитаю немного отдохнуть от людей и помолчать.

Фото: ТАСС/PA Images

Лондонцы работают много, чем не отличаются от москвичей. Они находятся в постоянной конкуренции, беспокоятся за свои рабочие места, периодически случаются волны увольнений, особенно в периоды финансовых кризисов. Работа у них занимает очень большую часть жизни. Когда дело касается бизнеса и финансов, люди работают столько, сколько нужно. Никто не встает по звонку в шесть вечера и не идет отдыхать.

О браке, детях и ипотеке

В Лондоне, как известно, жизнь дорогая.

У среднего коренного молодого лондонца шанс купить себе квартиру или дом в городе – даже с ипотекой – минимальный.

Если родители тебе не оставили дом или квартиру, то накопить на свою довольно трудно. Молодые люди, пары, часто проживают вместе в съемных квартирах, но официально не женятся где-то до 30 с небольшим лет, они сначала копят на покупку жилья перед тем, как создавать семью.

Жить с родителями в Лондоне не принято. Иногда недавно закончившие университет молодые люди, конечно, экономят и остаются после учебы в вузе в родительских домах, но это считается совсем не престижным и встречается редко. Чаще всего они снимают квартиру или дом вместе с друзьями: поделить ренту на троих или четверых проще, это обычная практика.

Главная ценность англичан в семье – дети и их образование. Очень часто семьи переезжают жить поближе к хорошей школе, а не к работе, как это бывает в Москве.

Малышей воспитывают строго, но иногда любят побаловать.

Об английском гражданстве, гордости и путешествиях

Десять лет жизни в Лондоне – большой срок для меня. Пока я не знаю, где я хотела бы жить дальше. Сейчас здесь я живу одна, у меня нет семьи и детей, которые бы привязывали меня к этому городу. Мне нравится работать и жить в Лондоне, вернуться в Москву сейчас и снова преподавать в университете я бы не хотела в силу очень многих причин. Переезд дал мне возможность иметь интересную, оплачиваемую работу и при этом путешествовать по миру.

ТАСС/PA Images/Rick Findler

Три года назад я получила английское гражданство. Для этого нужно было сначала пять лет прожить по рабочим визам, затем получить вид на жительство, и через год можно было подать на гражданство.

Много бумажек заполнено, много денег заплачено, и теперь я гражданка Англии, или, как называет меня сын моей подруги, подданная английской королевы.

Не знаю, чем тут можно гордиться, для меня британский паспорт – это документ, который позволяет мне посещать массу стран без визы, жить и работать в стране, которая мне близка и интересна. Если бы российский паспорт позволял то же самое, то британский мне был бы не нужен. Я вообще не склонна ассоциировать уважение, любовь и гордость своей страной с наличием паспорта: я действительно гражданка двух стран, я люблю их обе, но совершенно по-разному.

О Москве, семье и улицах без рекламы

Я думаю, что могла бы вернуться в Москву ради родителей и семьи. Я не из тех людей, которые решили уехать отсюда из-за чего-то плохого, ни от чего никогда не бежала. Не исключаю возможности возвращения в Москву в будущем: я люблю этот город, и, конечно, я скучаю по родителям, возможности поговорить с лучшей подругой живьем, а не по скайпу, по посиделкам с друзьями на кухне.

Фото: ТАСС/Марина Лысцева

Сейчас Москва мне нравится. За те десять лет, которые я здесь не живу, она стала красивее, чище, приятнее и уютнее. В центре столицы очень приятно гулять. Я не узнаю половину улиц, потому что никогда не видела эти здания без рекламных плакатов. В городе появилось много мест, где можно отдохнуть, выпить кофе на улице или съесть мороженое. Намного лучше и удобнее стал общественный транспорт – открылись новые станции метро. Московское метро, кстати, лучшее из всех, которые мне приходилось видеть, и не только чисто эстетически. Лондонское метро все называют атмосферным, и оно, безусловно, самое первое и самое старое в мире и может похвастаться очень интересной историей, однако, по степени эффективности ему с московским не сравниться.

О водке, холоде и снеге



Англичане думают, что все русские пьют водку и не боятся холода.

Когда я работала в школе, которая состояла из нескольких корпусов, зимой я перебегала из одного здания в другой без пальто, а потом в учительской говорила коллегам: "Как же холодно!". Они удивлялись: "Как холодно, ты же русская?!" Я отвечала: "Русская, но это не значит, что я не мерзну". Это был наш типичный разговор. А если в Лондоне выпадал снег (что бывает редко), то от каждого человека я слышала: "Теперь ты чувствуешь себя как дома?". Про водку я уже молчу: если бы я с каждого человека, спросившего меня, почему я не пью водку, брала пенни, я бы, наверное, уже купила неплохую машину.

О национальных привычках, идентичности и самоизоляции

Москвичам, которые мечтают переехать жить в Лондон, я бы посоветовала быть реалистами, не идеализировать жизнь за границей и хорошо выучить английский язык (но быть готовым, что как бы хорошо вы его не выучили, придется учиться дальше).

Когда ты приезжаешь жить в другую страну, нужно избегать двух крайностей. Во-первых, полной самоизоляции. Есть такие мигранты, которые приезжают в другую страну, но всячески стараются сохранить свои национальные привычки, не пробовать ничего нового, общаться только с людьми из своей страны и по возможности – на родном языке. Это не только проблема русских, так ведут себя многие мигранты и из других стран.

Вторая опасность – слишком сильная ассимиляция, активные попытки стать настоящим англичанином, перенять их привычки, слова и манеру поведения. Если человек пытается отказаться от того, что было у него своего и стать другим, это выглядит жалко и грустно. Так можно потерять себя.

Если ты не родился англичанином, ты уже не можешь им стать, сколько бы лет ты там не прожил. Ты всегда будешь тем, кто приехал в Англию и живет здесь.

Точно так же нельзя стать русским, если ты не родился в России. Ты можешь только присвоить себе новую идентичность, пока живешь в другом месте, и сделать свою личность богаче.

Англичане очень бережно относятся к своей национальной идентичности, они совершенно точно не будут уважать человека, который пытается отказаться от себя и стать кем-то другим.

Материалы по тегам

Яндекс.Метрика