Филипп Янковский: "Сыграть Гамлета? Почему бы и нет?.."

Фото: m24.ru/Александр Авилов

В МХТ имени Чехова с огромным успехом идет премьерный спектакль Виктора Рыжакова "Dreamworks* *Мечтасбывается" по пьесе Ивана Вырыпаева. Главную роль в постановке, собирающей полные залы, исполнил Филипп Янковский. Мы встретились с Филиппом в перерыве между репетициями и поговорили о мечтах, новом театре, Константине Богомолове, Андрее Тарковском и о том, что такое любовь.

– Вы вернулись из режиссуры, где провели довольно длительное время, на театральную сцену. Где чувствуете себя органичнее: в актерском амплуа или в кресле режиссера?

– Профессии смежные, они недалеко друг от друга ушли. Я освоил обе, поэтому теперь мне комфортно и как актеру, и как режиссеру. Правда, фильмы уже давно не снимаю, сконцентрировался на театральной сцене. Это мое первое образование, безусловно, любимое, поэтому в большей степени я все-таки артист. Впрочем, это как велосипед: если научился на нем ездить, то можно уже как угодно экспериментировать. Или сравнимо с биатлоном: там и на лыжах катаются, и стреляют из двух позиций. Особых проблем нет.

– Первая роль после камбэка – Митя Карамазов в спектакле Богомолова. Сейчас премьера "Dreamworks* *Мечтасбывается" – и снова громкие имена: драматург Иван Вырыпаев, режиссер Виктор Рыжаков. Чем вас привлекла пьеса и ее главный герой Дэвид?

– Артист выбирает работы по степени амплитудности персонажа, которого играет. Здесь воедино сложилось много факторов. Вырыпаев – замечательный драматург, мне кажется, один из лучших на сегодняшний день современных российских авторов. Его очень интересно играть. Это тексты, которые востребованы, они находят отклик в сердцах зрителей. Я уж не говорю о том, что МХТ – моя любимая сцена, театр, в котором я учился. Ну и, бесспорно, интереснейший режиссер Виктор Анатольевич Рыжаков. Тандем "МХТ – Рыжаков – Вырыпаев" – гарантия качества. С большим энтузиазмом начал репетировать, несмотря на то что театр априори тяжелая работа, как и любая другая.

Фото: Екатерина Цветкова

– Для вас роль Дэвида – энергетический вампир или донор? Больше отдаете или получаете?

– Любая роль на сцене – энергетический обмен со зрителем. Если в кино он немножко затянут, через какое-то время, допустим, когда фильм выходит через год, артист уже может забыть, что он играл. Тут все происходит мгновенно и одновременно. Другая специфика существования, поэтому мы, артисты, окончившие профильные вузы, так любим театр. Именно благодаря моментальной отдаче.

– При просмотре пьесы возникает иллюзия, что Dreamworks во многом ваша личностная история...

– В 99 процентах артист никакого отношения к своему персонажу не имеет, но любой материал необходимо пропускать через себя. Это Станиславский: "...через сознательную психотехнику артиста к подсознательному творчеству самой природы". Играя Гамлета, необязательно убивать Клавдия, достаточно представить ситуацию. Артист на то и артист, что любит игру как таковую. А если амплитуда героя большая, становится еще интереснее. Чего ждет зритель? Эмоций, идущих со сцены, возможности подключиться к персонажу, увидеть в нем себя, знакомые ситуации, чувства. Тексты Ивана Вырыпаева как раз максимально близки людям и актуальны. Мы получаем огромное количество добрых слов от зрителей, благодарящих за возможность сопереживать. Наша актерская миссия – давать гамму таких эмоций.

Спектакль Dreamworks с каждым разом идет все легче, исчезает напряженность, волнение. Фразы постепенно перестают быть просто набором словом, а становятся частью тебя, твоим телом, движением. Ведь как проходят премьерные постановки? "Произнес текст? Весь? Ничего не забыл? Фух, слава Богу!" Тем более монологи у нас огромные, сложные. Но уже сейчас они вплавляются в твое естество, ведь по сути что такое актер? Это слово и пластика. Думаю, в новом сезоне спектакль уже приобретет отточенные черты, хотя, конечно, в театре ничего никогда не застывает, продолжая развиваться.

– Поймала себя на мысли, что главный персонаж Dreamworks в чем-то напоминает героя фильма "Полеты во сне и наяву", блестяще сыгранного вашим отцом Олегом Янковским. Изменились обстоятельства, время, декорации, быт, но пустота, одиночество, искания остались прежними. Как вы считаете, возможно здесь провести подобную параллель?

– Наверное, это удел театральных и кинокритиков – искать параллели, анализировать, делать выводы и заключения. Мое дело – честно прожить судьбу главного героя, только это важно, только за этим необходимо следить. Но я уверен, Вырыпаев смотрел все эти значимые фильмы, они оставили след и в его душе, и в творческом развитии. И Рыжаков, безусловно, не мог не сопоставить. Каждое поколение пропускает через себя все лучшие произведения своего времени. В свою очередь "Полеты во сне и наяву", например, выросли из Вампилова, а если смотреть еще глубже, то и из Антона Чехова.

Фото: facebook.com/МХТ-им-АП-Чехова/Сергей Петров

– В спектакле часто звучат слова "любовь", "отношения", "мужчина", "женщина". Вы как человек, проживший в браке больше 25 лет, знаете ответ на вопрос, что такое любовь?

– Искусство на вопросы не отвечает, оно их задает. Моя задача какая? Посеять зерно мысли, и пусть каждый ищет ответ сам. А ответа на ваш вопрос и вовсе быть не может. Любовь – одна из самых сложных для объяснения и понимания субстанция. Единственное, что я желаю каждому человеку – ее ощутить. Как говорит персонаж нашего спектакля Элизабет, эти вопросы возникают только у того человека, который по-настоящему любовь не постиг. У переживших ответы есть. Не хочется быть ментором и кого-то учить, я просто желаю каждому из ваших читателей испытать любовь. Если бы можно было узнать ответы из книжки, но нет, увы. Только собственный опыт помогает понять очень многое.

– Давайте вернемся к вашей работе с Константином Богомоловым. Вы играете Митю в его постановке "Карамазовых". Константин Юрьевич сейчас на пике популярности, он законодатель театральных провокаций. Насколько вам близка его эстетика? Ваш личный Достоевский и богомоловское прочтение совпадают?

– С Богомоловым невероятно интересно. Для артиста счастье сотрудничать с режиссером такого уровня и такой фантазии. По методу работы он не похож ни на кого. Получаешь колоссальный опыт, раздвигаешь собственные рамки, уходят стереотипы. Богомолов учит смотреть на мир по-другому, он образованнейший человек, талантливейший. Мне повезло, я служу в МХТ, наш худрук – Олег Павлович Табаков – сам актер и режиссер. Он дает артистам шанс сотрудничать с абсолютно разными мастерами, у нас нет диктата. Это позволяет и свой диапазон менять, и играть в разных сценических техниках, и видеть диаметрально противоположные подходы к театру.

Что же касается Достоевского, он настолько сложный, многогранный автор, и, естественно, мое восприятие отличается от того, какими видит его романы Богомолов. Но ему как режиссеру удалось главное: он сделал из "Карамазовых" нечто максимально современное. Классический вариант известен любому, есть экранизации текста. Богомолов – это, на мой взгляд, новый театр, принципиально иной. Мы часто бываем на гастролях, вы не представляете, с каким вниманием и отечественная публика, и заграничная встречает его постановки. Это не наша маленькая местечковая радость, а действительно культурное событие в жизни России, да и во всей Европе.

– 14 июня в Ивановской области начинается фестиваль имени Андрея Тарковского "Зеркало". В одноименном фильме мэтра вы еще совсем маленьким сыграли одну из ролей. Что побудило вас поехать на фестиваль в этом году и какое влияние на вас оказал Андрей Арсеньевич?

– Великий фильм и великий режиссер. Горжусь тем, что работал в этой картине. Считаю себя частью этого мощного проекта. Андрей Арсеньевич лично утвердил меня на роль: я как раз играю его маленького. Безусловно, я и моя семья (отец снимался в "Ностальгии") всегда с огромной любовью относимся к этому художнику. Раньше не удавалось приехать на фестиваль, но сейчас в год его 10-летия все складывается удачно. Да и по большому счету я чуть ли не единственный, кто еще жив из действующих артистов... Ну и немногие дети, снявшиеся в детстве в кино, стали профессиональными актерами – публике интересно на нас посмотреть.

– Кстати, о детях. Ваши сын и дочь тоже выбрали актерскую стезю. Вы поощряли их выбор?

– Мы с Оксаной с уважением отнеслись бы к любому их самостоятельному решению. Но наши дети рождены в актерской семье, у них генетически заложены способности. Иван уже профессиональный артист, у него прекрасные работы и на сцене, и в кино, сейчас он снимается, получает призы. Сыграл Германа в блестящей работе Павла Лунгина в фильме "Пиковая дама". Я вижу в Ване талант, желание работать, понимание, сколько надо вложить труда и души в профессию. Лиза тоже учится в ГИТИСе, 2-й курс оканчивает. У нее еще все впереди. Мы – счастливые родители.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

– Мы начинали разговор с премьеры "Мечтасбывается". Мечты Филиппа Янковского часто сбываются?

– Наверное, да. Каждый человек должен к этому стремиться. Конечно, можно мечты разделить на мелкие и глобальные. У меня есть семья, дом, роли, сцена. А если охватывать вселенную, думать про мир во всем мире и что-то для этого делать, то и здесь все будет двигаться к лучшему. Работа каждого человека на земле – мечтать о хорошем, о добром. Тогда, мне кажется, все будет…

– У вас есть роль мечты? Гамлет, например, как бы банально ни звучало.

– Гамлет... Почему бы и нет? Вот спроси футболиста, в каком клубе он хочет играть, любой ответит: "Мадридский "Реал". Так и у нас. Банально с одной стороны, но Гамлет же настолько объемный, сложный, конечно, хочу его сыграть. А еще Хлестакова и Сирано де Бержерака.

Материалы по тегам

Яндекс.Метрика