Инди-рокеры Slightlykilld: "Мы не ездим на чужом хайпе"

Жирные гитарные рифы с ненавязчивыми синтами и задорным женским вокалом тоже могут быть инди-роком. Музыканты из Slightlykilld говорят, что не ездят на чужом хайпе – не держат нос по ветру, а машут руками, чтобы этот ветер создать. Группа успела выступить на одной сцене с Garbage и даже попасть в плейлист самой Ширли Мэнсон. Свой дебютный альбом Slightlykilld записали в Британии, а последний EP под названием Heartbeats – в Москве. Участники коллектива Кирилл Богданов, Полина Моргун, Владимир Богоявленский и Олег Шурухин рассказали m24.ru, в чем проблема рынка российского андеграунда, что общего между рок-музыкой и дискотекой, как сохранить свою аутентичность и при этом оставаться в жанре, и почему творить можно в любой точке планеты.

Спецпроект m24.ru "Делитесь музыкой": пусть мир вас услышит

– Поясните, пожалуйста, смысл названия вашего коллектива – Slightlykilld

– Оно появилось благодаря случаю. Перед записью голоса в песне Too Good To Be True ребята обнаружили в тексте забавную опечатку: вместо фразы “slightly thrilled" ("слегка напуган" (англ.)) было “slightly killed” ("слегка убит" (англ.). Наш продюсер Иэн Давенпорт отметил, что это звучит забавно и было бы неплохим названием для группы. После чего в голову пришла мысль убрать букву "е" из окончания "thrilled", а слова написать слитно. Наверное, для русского уха "Слайтликилд" звучит тяжеловато, поэтому часто мы используем аббревиатуру SK.



– Почему вы играете именно в этом направлении и как сами можете охарактеризовать свою музыку?

– Мы играем в таком стиле, потому что умеем делать именно такую музыку. Завтра мы научимся еще чему-нибудь, и перед словом "рок" появится какой-нибудь нео-джаз (смеются). Можем ограничиться термином инди-рок – так можно описать нашу музыку, не вдаваясь в подробности.

Фото предоставлено коллективом

– В мае у вас вышел мини-альбом Heartbeats. В чем его главное отличие от того, что вы делали до этого?

– В отличие от последнего, первый EP – более замороченный, но менее продуманный. Последний мини-альбом с первого взгляда кажется проще – но это только на поверхности, потому что на самом деле он получился более зрелым и более ориентированным на слушателя. Еще в новом мини-альбоме мы записали трубы, фортепиано и синты, чего не делали раньше. А с фортепиано нам помог наш друг Андрей Бессонов, играющий во группах Smoke & Hobby и MISHOURIS Blues, а также в проекте "РТЫ".

“У российского рынка андеграунда нет проблем просто потому, что нет самого рынка”

– Диско-шар и сапожок – это ваши символы? С чем связан выбор именно такой символики?

– Это визуальная концепция нашего последнего мини-альбома. Все, где мы присутствуем в интернете (сайт, страницы в соцсетях), оформлено в этом стиле. Будет новый материал – будет новое оформление. Все видят диско-шар и вспоминают восьмидесятые, расцвет стиля диско, но у нас диско-шар символизирует другое. Тут надо немного окунуться в историю. Вы знаете, откуда пошло слово "дискотека"? Во-первых, это от французского la discoteque – "коллекция пластинок", также на сленге это слово обозначало сходку любителей джаза. Во время оккупации Франции в годы Второй мировой войны такие собрания были под запретом, поэтому дискотека была чем-то вроде сопротивления, а не только весельем. Наш коллектив, конечно, никто не запрещает, но в каком-то смысле доля сопротивления в нас присутствует.



– Раньше вы записывались в Британии. Почему именно там?

– Если вас попросят назвать десять любимых групп, бьемся об заклад, что как минимум восемь из них будут британскими. Остальные две – американскими. Поэтому выбор стоял между Америкой и Великобританией, прямо скажем, не большой. Кроме того, до Англии было проще добраться. Мы подумали, что единственная возможность понять, почему английские и американские группы звучат по-особенному – это увидеть все своими глазами…Не просто увидеть, а пройти этот путь самим. О том, что Англия – законодательница мод и легендарная страна в истории всей рок-музыки, можно даже не говорить. Эта поездка была для нас бесценным опытом. Перед тем, как ехать на британскую студию, почти полгода мы готовились к этому событию здесь, в Москве.

“Если вы собираетесь валять дурака, неважно, где это будет происходить с точки зрения географии”

– Можете сравнить процесс работы в Британии и в Москве?

– По сути, творческий процесс музыканта одинаков в любой точке мира. Главное – трудолюбие. Если вы собираетесь валять дурака, неважно, где это будет происходить с точки зрения географии. Что касается Англии, мы заметили, что там все страшные трудоголики. Наш продюсер Иэн был буквально одержим процессом, мы работали по 12–13 часов в день, а идеи генерировались по 24 часа в сутки. Мы выжимали из себя 150 процентов того, что могли, и это было круто!

– Сегодня очень многие андеграундные музыканты выпускаются на зарубежных лейблах, утверждая, что за рубежом больше возможностей реализоваться молодому исполнителю. Как вы считаете, с чем это связано и в чем проблема рынка российского андеграунда?

– У российского рынка андеграунда нет проблем просто потому, что нет самого рынка. Вероятно, это и является причиной. Но мы не ноем на этот счет. Всему свое время. Отсутствие рынка не влияет на желание делать музыку, а заработок – не главная цель творчества, если ты настоящий музыкант. Пожалуй, есть один принципиальный момент, который отличает нас от западной музыкальной культуры – другое отношение публики к локальным концертам и поддержка со стороны.

“Возможно, где-то в прошлом у нас и есть группа-двойник, но мы ее пока не нашли”

На западе сильно развита культура клубных концертов – люди ходят по клубам, чтобы послушать как известных, так и неизвестных музыкантов. У них просто такой стиль жизни. В Европе принимают всегда хорошо, в независимости от того, сколько людей пришло к тебе на концерт – это всегда греет и вызывает желание выложиться на полную катушку. Нам кажется, что там научились работать с молодыми коллективами, так как все понимают, что знаменитыми становятся не сразу. Отсюда и у наших такой интерес к западным независимым лейблам.



– Есть мнение, что сейчас в инди-роке очень сложно кого-то удивить, поскольку очень многое уже давно спето и придумано. Вместе с тем ваше звучание достаточно самобытно. Как вам удается сохранять свою аутентичность и при этом оставаться в жанре?

– Мы не ставили цель кого-то удивить. Многое спето и сыграно и не спето и не сыграно одновременно. Есть много групп, которые делают вполне современную музыку, используя старые приемы. История имеет обыкновение двигаться по спирали, и это ни для кого не секрет. Еще недавно были популярны группы, играющие, как Led Zeppelin. Сейчас мы видим поднимающуюся волну психоделической музыки, а ведь ее истоки берут свое начало еще с шестидесятых годов. Скорее всего, сегодня происходит что-то вроде переосмысления. Новую музыку всегда сравнивали со старой. Еще в 1997 году группу Radiohead причисляли к подражателям Pink Floyd, и что мы видим сейчас? Возможно, где-то в прошлом у нас и есть группа-двойник, но мы ее пока не нашли. Как нам удается совмещать аутентичность и олдскул? Вероятнее всего, это происходит из-за сочетания наших разношерстных музыкальных и околомузыкальных вкусов.

– Вы больше тяготеете к олдскулу или экспериментальным форматам? Заметила, что в вашей музыке есть и то, и другое

– Мне (говорит Кирилл) на этот вопрос трудно ответить. Но если вы заметили, что есть и то, и другое, то, вероятно, мы в равных пропорциях тяготеем и к тому, и к другому. А я (говорит Полина) считаю, что мы просто экспериментируем с олдскулом, хотя Кирилл с этим не согласен.



– Вас сравнивают с Garbage и The Cardigans, вы согласны с такими сравнениями? Насколько сильно творчество этих коллективов повлияло на то, что делаете вы?

– Мы рады, что нас сравнивают. Garbage и The Cardigans – две далеко не последние группы. И если люди могут поставить меня (говорит Полина) и Ширли Мэнсон в один ряд, как я могу быть против этого? Ширли классная! Видимо, нас сравнивают потому, что и там, и там поют девушки, при этом обе группы играют рок. А на меня (говорит Олег) барабанщик Garbage Бутч Виг никак не повлиял. Сознательно, наверное, не повлияло (говорит Владимир), но стоит сказать, что у этих групп есть классные песни и это невозможно отрицать.

“Мы не ездим на чужом хайпе”

– Вы выступали на одной сцене с Garbage, а солистка этого коллектива даже внесла вас в свой плей-лист. Как вам это удалось?

– Мы написали Garbage письмо, в котором рассказали, кто мы, отправили свои записи и клип на нашу песню Rhyme. И вот – сработало! Это одно из наших самых запоминающихся выступлений. Огромное спасибо Garbage и Ширли лично – перед нашим выступлением они сами подошли к нам познакомиться и подбодрить нас. Отдельная благодарность нашим друзьям, которые выступили нашими техниками, а также моему (говорит Владимир) отцу и профессиональному звукорежиссеру Максиму Богоявленскому, который занял место за звукорежиссерским пультом. Мы не можем перечислить всех поименно, но знайте, ребята, мы искренне благодарны всем и помним поддержку каждого!

Фото предоставлено коллективом

– Что вы чувствовали, когда выступали на одной площадке с легендарной группой?

– Это целое событие для нас, которое сделало весь наш прошлый год. Это было очень трогательно и дало нам мощный толчок. Ну и, конечно же, спасибо публике. Нас приняли! Это важно, поскольку обычно разогрев недолюбливают: что уж, все пришли на своих кумиров, а ты, получается, крадешь их время. Но помидорами нас не закидывали, более того, публика кричала: "Еще, еще!". Сказать, что мы были счастливы – не сказать ничего.



– На вашей страничке в одной соцсети была фраза: "Мы не держим нос по ветру, а машем руками, чтобы создать этот ветер". Поясните, пожалуйста, ее смысл. Значит ли это, что движение и легкость лежат в основе вашего творчества?

– Наверное, это я написал (говорит Кирилл), находясь в каком-нибудь измененном состоянии. Видимо, это литературный талант нашего гитариста (говорит Полина о Кирилле) рвется наружу: вечно напишет, а нам отдуваться, объяснять. Это значит, что мы не гонимся за модными тенденциями, чтобы оказаться на волне и не играем то, что просто модно, но не созвучно нам. Скажем так, мы не ездим на чужом хайпе.

Фото предоставлено коллективом

– Станет ли ваш последний EP полнометражным альбомом и где вы планируете записываться в следующий раз?

– Следующий альбом мы будем писать только в Англии, чего бы это нам не стоило. Сейчас мы работаем над материалом – чтобы записать полноценный альбом, композиций нужно приготовить втрое больше. Будем и дальше работать над материалом, над качеством исполнения, оттачивать мастерство. Хорошо играющая группа – сейчас большая редкость. Кроме того, мы планируем снять клип на одну из песен с мини-альбома Heartbeats, а может, и на пару. Кстати, если наша музыка заинтересует кто-то из читателей и вызовет желание предложить свою помощь в создании фото, видео и другого контента, обязательно пишите нам! Мы всегда рады сотрудничеству.



– Традиционный вопрос-просьба: ваше пожелание творческим собратьям – молодым музыкантам

– Будьте сами собой и ничего не бойтесь! Просто ничего не бойтесь. Поменьше рефлексируйте и двигайтесь вперед. Ну и, конечно, поменьше плагиата.

Спецпроект "Делитесь музыкой"

Редакция m24.ru запустила специальный проект "Делитесь музыкой", чтобы помочь молодым музыкантам найти новых слушателей. Если у вас есть такие знакомые или вы сами экспериментируете с музыкой, поделитесь с нами. Присылайте на почтовый адрес yourmusic@m24.ru:

  • название группы или исполнителя;
  • контакты для связи;
  • ссылку, по которой можно послушать эту музыку.


Кураторы проекта внимательно изучат все письма и свяжутся с избранными, чтобы записать интервью. Пока вы думаете, почитайте наши предыдущие беседы с молодыми музыкантами. Теперь по понедельникам!

Материалы по тегам

Яндекс.Метрика