Музыка может быть неотъемлемой частью семейной идиллии. Особенно, если члены этой семьи склонны к внутренним метаниям и уходу от реальности. Электронный дуэт супругов Оксаны и Дмитрия Ивашининых Magnetic Poetry – отличный пример того, как совместное творчество помогает справляться с испытаниями бескомпромиссной повседневности.

Недавно дуэт выпустил новый мини-альбом Typical, показывающий, как процесс взросления примиряет внутренний и внешний миры, когда радужные иллюзии растворяются в зрелой приземленности. В интервью m24.ru Оксана Ивашинина рассказала о поисках компромисса с действительностью, ретрофутуризме, причинах кризиса жанра и влиянии музыки на личные отношения.


Спецпроект m24.ru "Делитесь музыкой": пусть мир вас услышит

– Почему Magnetic Poetry? Ваши тексты обладают каким-то магнетизмом?

– В магазинах продаются наборы с магнитиками, из которых можно складывать слова, а из них – стихи. Примерно такой же подход у нас с мужем сложился, когда мы начали делать первые совместные песни. Мы брали одну идею, которая потом обрастала различными образами. Если вы обратите внимание на наше раннее творчество, то увидите, что все слова в песнях достаточно простые и их очень ограниченное количество. Как правило, большие тексты плохо ложатся на музыку, поэтому в текстах мы стараемся придерживаться минимализма, чтобы основной акцент приходился на музыкальную часть. Слова в наших песнях – это тоже музыкальный инструмент.

“Чем ты моложе, тем тебе проще воспринимать себя в контексте собственной фантазии”

– В этом году у вас вышел мини-альбом Typical, который можно назвать более спокойным и минорным по сравнению с более ранними задорными композициями. Вы сами как его оцениваете?

– Пожалуй, это наш самый мрачный альбом. Да, мы стали делать более мрачную и минималистичную музыку. Раньше мы писали веселые милые песенки про любовь. Сегодня мы понимаем, что действительность уже не такая радужная. Мы стали больше принимать окружающий мир и меньше дистанцироваться от него. Хотя элементы эскапизма у нас всегда присутствуют. Другое дело, что с этим эскапизмом ты далеко не убежишь – в противном случае есть риск оказаться где-то вне времени и пространства.



– С чем связаны такие перемены?

– С разочарованием и той действительностью, которую мы сами себе придумали. Собственно, об этом и наш новый альбом. От настоящей реальности никуда не деться. Хорошо быть радужными, если контекст позволяет. А если не позволяет и для сильной радости нет каких-то реальных предпосылок, то можно сойти за улыбчивого дурачка. Возможно, мы просто повзрослели и стали более приземленными.

– То есть, чтобы принять действительность такой, как она есть, нужно повзрослеть?

– Пожалуй, да. С возрастом ты сталкиваешься с приходом каких-то насущных проблем, больше начинаешь думать о будущем и меньше жить сегодняшним днем. Наверное, чем ты моложе, тем тебе проще воспринимать себя в контексте собственной фантазии. Чем старше, тем трезвее ты оцениваешь происходящее вокруг. При этом фантазии никуда не денутся, просто от них можно пострадать, столкнувшись с непониманием со стороны. С каждым годом твоей жизни это непонимание воспринимается все ближе и ближе к сердцу.



– То есть мечтать вредно?

– В какой-то степени. Наверное, в этой жизни лучше быть реалистом. Не получается? Пишите музыку – это отличное пространство для воплощения фантазий.

“Переживания – это цена за возможность творить”

– В этом случае музыка для вас – это защитный механизм от непонимания?

– Раньше она была чем-то подобным. Но в последнее время мы заметили обратный процесс – с музыкой мы стали более ранимыми. На самом деле, с творчеством мы все так же пытаемся открыться миру, но если раньше мы были в этом более уверенными и позитивными, то сегодня соприкосновение с внешним миром, порой, травмирует нас.

– Если творческий процесс такой травматичный, почему вы этим занимаетесь?

– Это наш осознанный выбор. Мы просто хотим и делаем. Нам хочется продолжать, несмотря ни на что, потому что в первую очередь мы делаем это для себя: так мы развиваемся, учимся, открываем какие-то новые плоскости во всем. Переживания – это своего рода цена за возможность творить. Когда ты создаешь что-то сам, ты всегда подвержен тревожности.

“Музыка помогает нам выйти из зоны своего комфорта и интегрироваться в окружающий мир”

– Как-то грустно все это звучит. Может, все-таки есть способ справиться с суровой реальностью без эмоциональных травм?

– Я бы не сказала, что реальность так уж сурова, скорее – некомфортна. Музыка помогает нам выйти из зоны своего комфорта и интегрироваться в окружающий мир.



– Реальность некомфортна – для чего? И что тогда комфортно для вас?

– Самое комфортное для нас состояние – это быть вдвоем и при этом не получать от окружения никакого негатива. В нашем маленьком мирке нет плохих эмоций, особенно когда мы вместе делаем музыку. А вот когда эта музыка выпускается на волю – тогда зона комфорта заканчивается, потому что реакция на наше творчество может быть абсолютно непредсказуемой. Но мнения бывают разные, и это нормально. Самым волнующим для нас является непосредственно момент выпуска своих творений в свет. Со временем к нам пришло осознание, что мы хотим занять свою нишу в музыкальном мире. Но пока это дается нелегко.

– Однажды я услышала фразу: "женщина-художник – горе в семье". Вы пишете музыку вместе со своим мужем. Как творчество и личные отношения влияют друг на друга?

– Очень прикольно. Мы вдвоем воспринимаем этот мир как один человек – и радости, и невзгоды. Наши отношения проходят через призму музыки – она удваивает все ощущения этой жизни. Музыка может вызывать у нас как совместный восторг, так и свойственные многим парам мелкие ссоры, которые иногда случаются на творческой почве. Раньше музыка базировалась на наших с Димой отношениях, теперь же – это музыка об отношениях нас двоих с этим миром. Так или иначе – это неотъемлемая часть нас. Иногда мы даже в шутку называли музыку нашим ребенком. Для нас творчество – это интимная вещь. Возможно, по этой причине нам сложно подключать к творческому процессу кого-то третьего.

“Пророческим даром обладает все искусство”

– В вашем клипе на песню Not Alone присутствуют электрички будущего. Можно ли считать это чем-то вроде пророчества?

– Я бы не сказала, что клип в полной мере выражает то, о чем мы поем, хотя само видео вызывает у меня восторг – это отличная работа. Видеоряд повествует об одиночестве, дистанцировании и странном будущем. Песня же – не об одиночестве, а как раз наоборот о том, что это круто, когда рядом с тобой есть кто-то. При этом клип отлично сочетается с песней. Просто получилось так, что музыка и видео оказались немного в разных мирах. Что касается пророчества, мне кажется, этим даром обладает все искусство.



– Так или иначе, футуризм в вашем творчестве присутствует.

– Наличие синтезаторов уже несет в себе какой-то элемент футуризма. Я выросла на киберпанке, и в один момент вспомнила об этом увлечении, решив его переиграть. Но я не могу сказать, что наше творчество основано на футуризме. У нас скорее ретрофутуризм – нас вдохновляют технологии, созданные много лет назад. Мы вдохновлялись старой музыкой и сейчас ее слушаем. Периодически мы даже больше уходим в прошлое, чем в будущее, но вообще стараемся придерживаться некоего баланса.



– Как вам удается балансировать между прошлым, будущим и настоящим?

– Это очень сложный процесс, но к этому балансу мы стремимся. С одной стороны, люди проще воспринимают ту музыку, которая на что-то похожа. С другой – если постоянно ориентироваться на современные референсы, в творческом плане ты далеко не уедешь. Мы вдохновляемся музыкой восьмидесятых и девяностых, при этом стараемся делать что-то новое. Не знаю, для будущего это или нет, но знаю одно – далеко не все могут воспринимать нашу музыку относительно какого-либо, в том числе временного, контекста.

“Никто не может понять, на что мы похожи”

– О каком именно контексте идет речь?

– Массовая аудитория не может воспринимать нас как поп-группу, электронщики не относят нас к электронщикам и так далее. Такой кризис жанра получается. Никто не может понять, на что мы похожи. Но, возможно, это даже хорошо. Просто кого-то эта непохожесть на что-либо может смущать, а у кого-то – наоборот, вызывать интерес.

– Комментируя одну из песен с вашего нового альбома, вы упомянули про душевные метания. Почему эта участь касается практически всех творческих людей и как с этим справиться?

– Многие из нас не знают, чего хотят, и все метания – исключительно из-за этого. Иногда бывает сложно определиться, хочешь ли ты быть коммерчески успешным, но известным только в своих кругах, или чтобы о тебе писали в иностранных блогах – все это вместе сложно сочетать. Мне кажется, это проблема многих музыкантов в нашей стране. Мы в один момент подумали, что могли бы быть более успешными, если бы играли на гитаре. При этом мы хотим делать синтезаторную музыку. Честно говоря, мы до сих пор не определились, стоит ли идти на компромисс с самим собой ради успеха или лучше оставаться верным себе и не идти на поводу у тенденций.



– В одном из интервью вы сказали, что после записи песни Treasures вам захотелось снять клип под водой. Это все еще входит в ваши планы?

– От прослушивания этой песни складывается ощущение, будто ты под водой. Образ действительно загадочный и родился он очень ситуативно – просто партия баса стала звучать как что-то булькающее, водное. Снять связанный с водой клип действительно хочется, но плавать я не умею, поэтому это можно было бы сделать в надувном бассейне.



– Наш традиционный вопрос-просьба: дайте совет молодым музыкантам, как преодолеть творческий кризис и покорить этот мир.

– Главное – верить в то, что ты делаешь, как бы банально это ни звучало. Чем больше у тебя веры, тем меньше людей смогут ее в тебе сломить. Прежде, чем показать свое творение людям, хорошенько подумайте, проработайте все детали и выводите его в свет только тогда, когда вы сами будете в нем уверены.

Спецпроект "Делитесь музыкой"

Редакция m24.ru запустила специальный проект "Делитесь музыкой", чтобы помочь молодым музыкантам найти новых слушателей. Если у вас есть такие знакомые или вы сами экспериментируете с музыкой, поделитесь с нами. Присылайте на почтовый адрес yourmusic@m24.ru:

  • название группы или исполнителя;
  • контакты для связи;
  • ссылку, по которой можно послушать эту музыку.


Кураторы проекта внимательно изучат все письма и свяжутся с избранными, чтобы записать интервью. Пока вы думаете, почитайте наши предыдущие беседы с молодыми музыкантами. Новые тексты – по субботам.

Материалы по тегам

Яндекс.Метрика