Казус Макрона: какие мужчины влюбляются в женщин постарше

Жена должна быть младше мужа – стереотип, доставшийся обществу из глубины веков. Современному человеку приходится доказывать, что он никому ничего не должен. Кто и почему становится нарушителем негласных законов и связывает жизнь с женщинами намного старше себя? Об этом в своей колонке на m24.ru рассказывает Анна Кудрявская-Панина.

Эммануэль Макрон и Брижит Тронье Фото: Zuma/ТАСС/Panoramic

Утром прошлого воскресенья в отеле в центре Москвы, где мы с мужем праздновали 10 лет со дня знакомства, я щелкала по ТВ-каналам, пока не зацепилась глазом за яркую картинку: торжественно украшенный парадный зал, много мужчин и женщин в дорогих нарядах.

Сквозь расступившуюся толпу идет элегантный мужчина лет сорока. Пока он жмет руки и целуется с собравшимися, камера периодически выхватывает слегка сутулящуюся блондинку в голубом костюме. Со спины по сохранившейся фигуре ей можно дать и тридцать, но когда оператор показывает ее анфас, возраст не скрыть. Рядом эти двое смотрятся как мать и сын (к слову, его мать почти ровесница даме в голубом).

Но они муж и жена – Эммануэль Макрон и Брижит Тронье. 39 лет и 64 года. Я смотрю инаугурацию самого молодого президента Франции. "Господи, какая же она старая", – думаю я и одергиваю себя на этой мысли, вспоминая, что сама старше мужа на 10 лет.

Есть негласные общественные стереотипы, впитанные нами с детства. Один из них – в браке мужчина должен быть непременно старше, ну на крайний случай ровесником. Так принято, равно так должно быть. Причем в моей же семье был пример обратного: любимая тетя старше дяди на пять лет. В детстве мне казалось, что эта пара – нечто уникальное. Я и правда других таких не встречала: ни среди родителей подруг, ни среди другой родни. Меня удивляло и что так, оказывается, все-таки бывает, и что моя тетя-красавица выглядит уж точно не старше, а то и моложе дяди. Когнитивный диссонанс: так не должно быть, но так есть. И даже кажется, что это нормально. Более того, уже не кажется, что так не должно быть.

Сейчас разницей в пять лет в пользу женщины никого не удивишь, это и разницей-то уже не считается. Все чаще встречаются семьи, где жена старше на десять, пятнадцать, даже двадцать и больше лет. Конец века двадцатого и начало двадцать первого сломали и этот стереотип. Теперь брак, где женщина старше и сильно старше, уже не считается привилегией исключительно представителей богемы типа Айседоры Дункан и Есенина, Сальвадора Дали и Галы и... Пугачевой и Галкина.

Вообще, если исходить из средней продолжительности жизни в России – у мужчин это 66 лет, а у женщин 77, – то брак, когда женщина старше на 10–11 лет, идеален для того, чтобы жить долго и счастливо и умереть в один день.

Алла Пугачева и Максим Галкин Фото: ТАСС/Сергей Виноградов

Шутки шутками, но самые разные мужчины (в том числе будущие президенты) влюбляются и решают связать жизнь с женщинами, годящимися им в старшие сестры, а иногда и мамы. Вопрос – почему. И еще один вопрос – зачем, собственно, зрелым женщинам выбирать в спутники жизни юнцов?

Самый неприятный и жесткий ответ для обеих сторон звучит так: первые – инфантильные маменькины сынки – ищут жену-маму, а вторые реализовывают недореализованный материнский инстинкт. Ну да, тут еще можно вспомнить Эдипов комплекс, сексуальное влечение к матери в постпубертате, трансформирующееся в интерес к взрослым женщинам. Да, психологию никто не отменял, но все-таки иногда банан – это просто банан. Уверена, такие браки существуют: инфантильные мальчики, вечно ведомые, ищут женщин, которым нравится "лепить" из них мужей под себя. И если эти типажи находят друг друга и счастливы, то, многая им лета, горько и прочие совет да любовь.

Но это точно не единственный вариант, хотя бы потому, что президентами инфантилы вряд ли становятся. А разница у того же Макрона с женой больше 24-х лет. Психологи считают, что амбициозные мужчины вступают в такие неравные возрастные браки, потому что ищут в жене не только подругу и любовницу, но и наставницу, с которой они еще увереннее пойдут по дороге реализации своих наполеоновских планов. Есть еще и такой тип мужчин – рано взрослеющие психологически. И им в 20–25 лет просто неинтересны ровесницы и тем более совсем юные нимфы с их представлениями о жизни, увлечениями и тараканами, плотно населяющими прекрасные головки.

Сальвадор Дали и Гала Дали Фото: AP/Jack Kanthal

Злые языки обзывают таких молодых людей геронтофилами и саркастически высказываются на тему целлюлита, морщин, обвисших груди и дряблой попы и в целом не юного тела их избранниц. Тут есть с чем поспорить: сейчас нередко женщины в возрасте от 30 до 50 могут в плане ухоженности, фигуристости и подтянутости дать фору двадцатилетним. Отчасти потому, что активно работают над тем, что в юности воспринимается как данное раз и навсегда. А если даже все так – и грудь обвисла, и целлюлит, и морщины в наличии и ассортименте, – то давайте вернемся к тому, что мужчины, сделавшие такой выбор, психологически зрелы, а значит, способны полюбить женщину не только и не столько за упругие ягодицы.

А что женщины? Почему они – состоявшиеся, с накачанными и не очень попами, знающие цену многому в жизни и наверняка не раз обжегшиеся, – вступают в эти отношения? Как саркастически заметила моя приятельница по поводу романа нашей общей знакомой слегка за сорок с двадцатилетним кавалером: "Молодого мяса захотелось". Это, конечно, грубо и пошло. А на деле все гораздо проще: эти женщины просто чувствуют себя молодыми.

Как высказалась по поводу своего возраста другая моя приятельница: "Какие сорок, когда ветер в жэ?!" Еще вариант, что они просто не ощущают разницы в возрасте. Мне, например, иногда кажется, что у нас в семье точно старше не я.

Когда я собиралась второй раз замуж, то не раз слышала вопросы или просто недоуменные комментарии на тему возраста моего будущего супруга. И тогда у меня родилась универсальная фраза, которая и для меня самой многое объясняет, в том числе и причину, почему мы вместе: "Можно быть в двадцать лет мужчиной, а можно в пятьдесят мальчиком". И поскольку с этим не поспоришь, после этой фразы ко мне уже никто с вопросами не приставал.

Эммануэль Макрон и Брижит Тронье Фото: AP/Christophe Ena

Известные мне браки, где женщина старше, достаточно крепки. Тот же Макрон со своей Брижит уже 10 лет в законном браке. А сколько он ждал, когда она разведется?! В этих семьях спокойно шутят про возраст – причем обоих супругов. Да, есть подводные камни, конечно, есть. Если разрыв в возрасте слишком велик или партнеры встретились поздно, есть вероятность, что у них не будет общих детей. А разницу в 20 лет невозможно скрыть, когда жене уже 60, а мужу всего 40.

Поэтому и проскользнула у меня та самая мысль про жену Макрона. Если бы я увидела ее не в паре с ним, подумала бы: "неплохо выглядящая женщина в возрасте". Именно на фоне своего молодого мужа она выглядит, скажем так, слишком взрослой. Да, мне кажется, что 24 года разницы – это все-таки слишком много. Это мой личный стереотип, который явно пора ломать, потому что кому-то и наши 10 лет кажутся нелепостью. А Макрон с женой выглядят не менее влюбленными и счастливыми, чем мы с мужем.

Досмотрев инаугурацию, я вздохнула и повернулась к мужу:
– Вот сразу понимаешь, как ты стар, когда осознаешь, что президент Франции моложе тебя на четыре года. Но! Как вспомнишь, сколько его жене... Так я еще юна! И вообще, когда ты пойдешь в президенты?! Тебе уже 33. Хочу быть первой леди!
– Подождем, пока тебе исполнится 64, – подмигнул мне муж.

Материалы по тегам

Яндекс.Метрика