Группа "Громыка": "Не позовут на "Нашествие", позовут на "Пришествие"

14.03.2016 14:41

Фото: Юлия Утышева

До недавнего времени о них было известно не слишком много. В распоряжении имелись фото людей со строгими лицами, облаченных в не менее строгие костюмы и шапки-пирожки, а также – эмоциональные впечатления нескольких человек, побывавших на выступлении в родном городе "Громыки" Петрозаводске. Новость о том, что в ближайшее время коллектив собирается представить в Москве свой новый альбом, выпущенный компанией "Союз Мьюзик", заставила нас всерьез заняться поисками ее участников. Накануне своего визита в столицу Максим Валерьевич Кошелев (вокал, металлофон), Никита Андреевич Власов (электрогитара) Павел Сергеевич Фролов (стилофон, "Фаэми") Андрей Анатольевич Петеляев (бас-гитара), Петр Николаевич Васьковский (барабаны) презентовали нам свое новое видео и побеседовали с обозревателем m24.ru Алексеем Певчевым.

– Если слушать альбом, не представляя вас визуально, то неизменно возникают ассоциации с группой "Ландыши", встретившейся с финской low-fi-группой AAVIKO. кто-то вспомнит про театральные хулиганства группы "Н.О.М.". Музыканты не любят подобных сравнений, но слушатель хотел бы знать, откуда вы, с кем и зачем?

Н. А. Власов: В случае с "Громыкой" бомбардировать читателя именами и названиями – только запутывать, ничего не объясняя. "Громыку" движет и вдохновляет именно возможность создавать небывалое – то, что будет вдохновлять других.

П.С. Фролов: Пожалуй, ни одна из перечисленных групп на "Громыку" влияния не оказала. Относительно театральных хулиганств – театр подразумевает, что эти самые хулиганства как бы закавычены, что помещает хулигана вне контекста его действий. Мы никогда не были актерами и все, что мы делаем в музыке, мы делаем всерьез, зачастую рискуя нашей репутацией. По поводу lo-fi – мы не делаем культа из старой электроники. На первом альбоме записан советский одноголосный мини-электроорган "Фаэми", он развалился в процессе записи, оказавшись одноразовым; на новых записях и концертах – английский электроприбор Stylophone 350S, обладающий необычными выразительными средствами. Вы отчасти правы, в нашем отношении к творческому процессу есть что-то панковское, мы совсем не перфекционисты, обычно записываемся с первого-второго дубля.

М. В. Кошелев: Из всех видов ландышей мы предпочитаем подснежники.

Фото: Ираида Прокопик

– Костюмы и имидж, которые вы используете, само название коллектива, созвучное с фамилией председателя президиума Верховного Совета СССР, накладывают на музыкантов огромную ответственность. Что именно вы хотите донести до ваших будущих многочисленных слушателей?

М. В. Кошелев: До наших слушателей мы в первую очередь хотим донести наш альбом.

Н. А. Власов: Ну какая ответственность из-за бровей, серых костюмов и шапки-пирожка? То, что название группы "Громыка" созвучно фамилии министра иностранных дел СССР, он же впоследствии председатель президиума Верховного Совета, скорее подразумевает обратное.

П. С. Фролов: Дело в том, что весь материал первого альбома был записан, когда названия "Громыка" еще не было. М. В. Кошелев придумал его буквально в последний момент, когда уже возникла необходимость печатать афиши. В нем было что-то от Громозеки и громкого грома с грохотом. Ну и А. А. Громыко тоже имелся в виду. В доказательство этого был изготовлен гигантский портрет А. А. Громыко и прикреплен над барабанщиком. Традиционный образ бунтаря, как неумытого поросенка с ирокезом, по всей видимости вытесняется офисным революционером в недорогом костюме. После того как название "Громыка" было утверждено, было приобретено пять таких костюмов. Отсутствие старомодного ирокеза компенсировалось нарисованными карандашом элегантными бровями.

Здесь следует уточнить, что мы никогда не называли наш стиль словом "политбюрок" или "политбюро-рок", эти слова придуманы и используются не нами.

Фото: Наталия Задорина

Когда записали первые 30 песен, мы задумались, как можно назвать жанр того, что получилось, но такого слова в русском языке не было, и мы взяли какой-то заграничный CD-каталог и ткнули наугад. Попали в Heavy Psychedelic Blues. Первые два слова понравились, так как они отвечали нашей звуковой концепции, последнее – нет. Еще хуже было слово "рок", которое обладало нежелательным для нас смысловым оттенком. Тогда, перефразируя слова известного английского поэта и скалолаза, мы выбрали "твист" как самый бессмысленный из всех имеющихся терминов, тем самым с максимальной точностью парадоксально описывающий то, что делает "Громыка". И вообще, какие времена, такой и твист. Впрочем, это вполне мог бы быть и тяжелый психоделический свист.

А. А. Петеляев: Или тяжелая психоделическая летка-енка.

М. В. Кошелев: Когда мне было 10 лет, умер Леонид Ильич Брежнев, и я, помню, очень переживал: кто же будет руководить страной? Вид пожилых дядей в политбюро вселял уверенность в завтрашнем дне, и голос диктора был голосом, которому доверяешь. Я очень беспокоился.

Сейчас моей дочке пять лет. Она рассуждает: "Ну вот если есть Дед Мороз, должен же быть кто-то противоположный. Дед Тепло, например". Я спрашиваю: "А что же он делает?" Дочка задумывается: "Он может пукнуть, и тогда всем становится тепло". Образ пукающего политбюро вошел в мое сознание, образ, от которого становится тепло. Отсюда и костюмы.

– Сюжеты ваших песен, как правило, очень своеобразны. Порой они являют собой довольно плотный поток сознания, порой основаны на пронзительном чувстве ностальгии об индейцах-ковбойцах. В другой раз вы впадаете в азарт от "метания копьем" или описываете потрясение от "мужчины начальника". Все темы довольно понятны и вполне подходят для любой ситуации: от дружеской беседы в заводской курилке до светской беседы в мишленовском ресторане. Тем не менее есть ли какие-то временные и социальные рамки, за которые вы стараетесь не выходить, какие-то табу?

Н. А. Власов: С "Громыкой" мы точно не ломаем комедию. Есть придуманные нами рамки метода, выбора средств выразительности и концепции "Громыки" в целом.

П.С. Фролов: Тексты песен "Громыки" появляются как разного рода сочетания звуков или слов, потерявших смысл, иначе говоря, глоссолалия. То, что остается после того, как схлынет довольно плотный поток сознания М. В. Кошелева, становится текстом. Диковинные конструкции, такие как, например, "Метание копьем" или "Издалека прилетех" бережно сохраняются. Искать в текстах "Громыки" скрытые смыслы – увлекательное и веселое занятие.

Песни "Громыки" не содержат обсценной лексики, как правило, оптимистичны и могут быть рекомендованы будущим матерям в качестве тонизирующего средства.

"Громыка" также не является пародией, так как здесь нет пародируемого объекта.

Фото: Ираида Прокопик

– При этом сюжеты ваших песен, мягко говоря, непредсказуемы. Признаться не так часто, да, пожалуй, впервые со времен группы "ХЗ" ситуацию, в которую попадает герой, можно предсказать на ближайшие пару минут, не говоря уж о финале. Всегда ли, кстати, сюжет и финал песни вырисовывается сходу и всегда ли вам удается свести все воедино?

М. В. Кошелев: Не всегда.

П. С. Фролов: Тексты проявляются постепенно, как на фотобумаге, результат зачастую ошарашивает. Припев не всегда оказывается связан по смыслу с куплетом. Например, в упомянутой вами песне "Мужчина моего начальника" в куплетах речь идет о буднях африканской фауны.

М. В. Кошелев: Не только.

Н. А. Власов: Все слова в песнях "Громыки" написал М. В. Кошелев. Притом что количество песен перевалило за цифру 40, слова – это достаточно объемное высказывание. Начинается оно словами: "Говорил я вам". Если после прослушивания любого количества песен вам захочется задать вопрос, вызывающий у "Громыки" недоумение, М. В. Кошелев обязательно добавит: "Не прислушались".

Нам нравится наблюдать, как проявляются слова, а затем объяснять за М. В. Кошелева его принципы работы над текстом. Это помогает сохранить в тайне уникальный метод.

М. В. Кошелев: Не обязательно.

– Где вы чувствуете себя наиболее комфортно: на неких около театрально-фестивальных культурных программах, в клубах где-то еще? Несмотря на то что ваш сценический образ мало вяжется с песнями (никаких заигрываний с ностальгической тематикой), вас вряд ли позовут на сыграть на "Нашествии".

М. В. Кошелев: Наш сценический образ очень даже вяжется с песнями. Не позовут на "Нашествие" – позовут на "Пришествие".

Н. А. Власов: Наш сценический образ является составной частью творчества "Громыки", а не поясняющей иллюстрацией к содержанию песен. Образ как бы отсылает наблюдателя к известному парадоксу о сарае, на котором написано одно, а внутри дрова.

П. С. Фролов: В принципе, "Громыка" рассчитан на выступления в самых разных местах. Играли в клубах, в музее, в лесу на фестивале. 15 лет назад на "Нашествие" взяли лошадь, и что? Хотя с тех пор я за фестивалем пристально не следил, но допускаю, что за это время очередь могла дойти и до "Громыки".

Фото: М. Суокас

– Вам важно понимать, кто вас слушает, и должен ли ваш зритель и слушатель обладать каким-то уровнем образования, иметь широкий кругозор? Кого вам приятнее видеть на ваших выступлениях – юношей, девушек, семейные пары или одиноких граждан, обитателей мегаполисов или деревень, возможно, вам интересна реакция людей пенсионного возраста, да и интересен ли вам ваш слушатель в принципе?

М. В. Кошелев: Когда в детстве я слышал исполнителей советской песни, манера их исполнения и образ создавали ощущение какой-то уверенности и спокойствия, хотя я и не прислушивался к тому, о чем они пели. Если уж кому-то сильно хочется проводить параллели между прошлым и будущим, эстрадой 1970-х и "Громыкой", то этим людям мы ответим так. Аналогия имеется, и создается тот же комфорт для уха и глаза, но мозг внимательного слушателя начинает задавать вопросы. А какие это вопросы – определяет уровень образования и широта кругозора.

Н. А. Власов: Со сцены приятнее видеть людей, пришедших на концерт "Громыки". Но мы не боимся выступать и там, где нас не ждут.

В системе координат "Громыки" слушатель существует, и нам интересно узнавать, кто он. Как нам кажется, мы лишены изначального высокомерия по отношению к нашим слушателям. "Должен" – неправильное слово.

П. С. Фролов: Ну конечно, чем шире кругозор, тем больше возможностей для интерпретаций. Широкий кругозор может встречаться у юношей, девушек, семейных людей, возможно, у людей пенсионного возраста.

М. В. Кошелев: Люди пенсионного возраста бывают разные – это может быть и бывший комсомольский вожак, и Борис Борисович Гребенщиков. Мы будем рады видеть различных животных тоже.

– В былые времена зрители часто задавали участникам музыкальных и других творческих коллективов вопрос: "Вот вы поете и танцуете, а работаете где?" Часто ли вам задают вопросы, вызывающие недоумение, вероятно, подобное тому, что испытывают зрители, в первый раз вас услышавшие и увидевшие?

Н. А. Власов: Вопросов, вызывающих недоумение, нам не задают. Часто задают вопросы, вызывающие, скорее, удивление. Для разных категорий людей, сталкивающихся с творчеством (и внешним видом) "Громыки", существует великое разнообразие исходящих смыслов и посылов. Вот они и спрашивают неожиданные вещи. Или высказываются парадоксальным образом.

П. Н. Васьковский: "Громыка" – это не музыкальный кружок выходного дня и не хобби.

М. В. Кошелев: Не кочегары мы, не плотники.

Видео: YouTube/ Пользователь: soyuzmusic

Дата концерта: 18 марта

Время: 20:00

Место: "Рюмочная в ЗюЗиНо"


Алексей Певчев

Все новости Москвы. Подписывайтесь на наш Telegram!