Скелеты в шкафу: какие тайны хранят экспонаты Зоологического музея

25.08.2016 17:43

В Зоологическом музее МГУ началась "Музейная линька": совсем скоро здесь создадут новую инфраструктуру

Фото: m24.ru/Александр Авилов

Зоологический музей МГУ отмечает в этом году 225-летие со дня основания. По этому случаю здесь проводится реконструкция информационного сопровождения экспозиции, совершенствуются образовательные программы и занятия для детей, улучшается навигация по залам музея. Теперь она станет понятна каждому, даже тем, кто не знает, чем семейство отличается от отряда, отряд от вида, а вид от типа.

Мертвые одноклеточные

Директор музея Михаил Владимирович Калякин, доктор биологических наук, рассказывает о преимуществах музея:

– Сегодня мало кто понимает, в чем отличие Зоологического музея от, скажем, Палеонтологического или Дарвиновского. А хотелось бы, чтобы каждому посетителю было понятно, что этот музей является частью Московского государственного университета, что в его штате есть настоящие ученые, которые занимаются исследованиями многообразия биологических видов, или, если говорить проще, изучают разнообразие животных. Наш музей открыт как для специалистов в различных областях зоологии и биологии, так и для обычных людей.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

В музее практически все экспонаты — натуральный биологический материал. Мы принципиально не хотим выставлять пластиковые макеты: если экспозиция превратится в набор игрушек – это будет совсем другой музей.

– Музей занимает здание, построенное на рубеже XIX–XX веков для коллекции, начинавшейся когда-то с Кабинета натуральной истории Императорского Московского университета. Коллекция сейчас насчитывает около десяти миллионов экземпляров. Наш музей – это справочник по тому, как выглядят представители всех современных групп животных нашей планеты, – продолжает М.В. Калякин.

Бегемот идет в обход

Нижний зал музея — самый богатый по числу экспонатов, здесь представлены животные от одноклеточных до рептилий. Птицам и млекопитающим выделен большой зал второго этажа. Третий зал – о сравнительной анатомии. При перезагрузке это разделение сохранится, и не потому, что некоторые экспонаты просто не смогут переехать, а потому, что она будет касаться пока только информационной составляющей.

Например, чучело бегемота, очевидно, было изготовлено когда-то прямо в выставочном зале, так как из-за своих габаритов оно не проходит в дверь, ведущую в зал.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

Пять тысяч "с куста"

Открытие новых видов животных возможно и в России, хотя в целом такие открытия гораздо чаще происходят при работе в тропиках. – Открыть новый вид – значит для биолога вписать себя историю, – продолжает директор экскурсию по музею. – Существует анекдот «для своих»: вы нашли ни на что не похожую зверушку, пишете статью о том, что открыли новый вид, а потом перепроверяете это и пишите опровержение. Вреда науке никакого, а в активе уже две публикации. И если в нашей полосе новый вид найти не так легко, то в тропиках с одного дерева можно собрать сотни, а может быть и тысячи новых видов. По оценкам энтомологов из полутора миллионов известных нам видов животных до миллиона составляют насекомые.

Так что с точки зрения марсиан Земля может казаться планетой насекомых. А может быть – планетой бактерий и прочих микроорганизмов.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

Змеиная подлость

В нижнем зале мы обсудили некоторые варианты отношений человека и животных. Здесь представлено разнообразие видов рептилий. У некоторых змей хорошо видны специализированные ядовитые зубы. Интересен момент с панической боязнью змей у человека. Она записана в наших биологических инстинктах где-то очень глубоко. Однако многие по-настоящему опасные змеи "берегут" яд, совершая ложные броски, и пользуются своей способностью внушать страх.

Гадюки из средней полосы России, и их родственники по всему миру, намного неприятнее. Они кусают без предупреждения.

Самые крупные и опасные среди рептилий — крокодилы. По ряду признаков они ближе к птицам, чем к другим рептилиям: у них четырехкамерное сердце, как у млекопитающих и птиц, а не как у ящериц и змей, твердое нёбо и ряд других особенностей анатомии. Тут же узнаем, что если раньше во всех учебниках археоптерикс считался предком современных птиц, то сегодня твёрдо установлено, что его эволюционная веточка закончилась ничем. А за последние 20 лет в Китае нашли множество остатков животных из другой эволюционной линии, которая и привела к птицам.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

Ария про латимерию

Важный аспект экспозиции составляют экспонаты, иллюстрирующие историю происхождения современных групп животных.

– Латимерия – редчайший экспонат. Мы вынуждены признать, что это макет. Это представитель считавшихся вымершими кистепёрых рыб, имевших отношение к выходу позвоночных на сушу. Их плавники кое в чем устроены так же, как у нас рука. Впервые латимерию обнаружили в 1938 году, и сегодня во всех музеях мира хранится, кажется, примерно 100 экземпляров. У нас в стране есть единственный экземпляр, который находится в Институте океанологии. А специально для нас был сделан точный слепок, – отмечает директор музея.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

Три медвежьих черепа

В музее есть уникальные чучела XIX века. Тогда в Москве существовала фирма очень известного таксидермиста Лоренца. Он, к примеру, выполнил чучело токующей дрофы, – настоящее украшение нашей экспозиции. У нас есть и чучела животных, которые, увы, уже вымерли.

За последние десятилетия никто специально для изучения или представления в зоологических музеях не добывал краснокнижных зверей.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

За последний год нам доставили три черепа белых медведей, погибших в естественных условиях. Среди видов, внесённых в Красную книгу России, есть особо охраняемые животные, – уголовная ответственность наступает не только при их добыче, но даже при перевозке без соответствующих документов. Черепа белых медведей доставлялись в Зоологический музей вместе со специальной разрешающей документацией, – поясняет директор музея.



Фото: m24.ru/Александр Авилов



Екатерина Кинякина